Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Чемпионат легавых по вальдшнепу

К сожалению, о том, что нынешние Всеукраинские состязания по вальдшнепу двадцатые, а, значит, юбилейные, никто даже не вспомнил. Может быть, потому что прежде они назывались Республиканскими, и проводил их УООР?..

В моем отчете по состязаниям 2011 года приведена полная хронология этих самых сложных и, по моему мнению, самых престижных мероприятий для легавых собак. Идея проведения состязаний по вальдшнепу принадлежит Д.С. Чабану. В 1975 году я и Н. Томина воплотили ее в жизнь. С того времени я принял участие в 18 состязаниях, не смог приехать на них только в 2003 году. Если на первых состязаниях было всего 15 собак, в основном из Крыма, то на вторых их уже было 23. Кроме крымчан, в них приняли участие команды из Киева, Харькова, Одессы, Запорожья. Тогда дипломы получили 11 собак, из них 3 – I степени и 5 – II. В моей комиссии диплом I степени тогда получила пойнтер Джема Волошина из Запорожья, все ее три мастерские работы «с заходом», когда вальдшнепы вылетали нам в лоб и едва не сбивали мою шляпу, до сих пор стоят у меня перед глазами. Состязания тогда прошли настолько успешно, что было решено проводить их ежегодно, и лишь спустя некоторое время их стали чередовать с фазаньими.

Популярности состязаний по вальдшнепу во многом сопутствовала необыкновенная красота горного леса и неповторимый ландшафт крымской яйлы в местах их проведения. Многие из тех, кто хоть раз побывал на них и увидел все это, возвращались сюда снова и снова. Погода в горах всегда непредсказуема, прежде всякое случалось: и туманы непроглядные, и дожди занудные, и мороз до 10 градусов, и снегопады с метелями, из-за которых состязания срывались, а участники в это время били на камнях свои машины, с неимоверными усилиями спускаясь с Караби.

На этот раз всем несказанно повезло – все четыре дня на Ай-Петри стояла удивительно ясная и тихая солнечная погода, а хрустальный горный воздух открывал все обозримые дали, позволяя вдоволь любоваться ошеломляющими красотами. Жаль только, что все время зона облаков была ниже плато, так что море и Южный берег были закрыты непроницаемой белой пеленой. И хотя ночью температура опускалась до 3 градусов мороза, днем в затишке можно было загорать. По ночам не было ветра, так что ночевать в палатке было вполне терпимо, и я прекрасно высыпался на свежем воздухе.

На прошедших состязаниях я уже второй раз выполнял обязанности главного эксперта. Ходить с утра до вечера по горам мне уже трудно, да и собаки теперь уже не те - все больше «больно шустрые», трудно следить за их работой, тем более «сидеть у них на хвосте», как я привык. Будучи главным экспертом, всегда стараюсь понаблюдать за работой экспертов, вот и на этот раз дважды походил за Дорошенко с Варавиным. Две экспертные комиссии, которым предстояло отсудить более полусотни собак, нынче, в целях экономии средств, состояли только из двух человек: председатели донецкие – А. Дорошенко и А. Егорченко, члены местные – С. Варавин и Л. Герасиков. Прошли те времена, когда состязания судили авторитетные эксперты из России и Белоруссии, теперь за 12 гривен в час горы штурмуют исключительно наши. Интересно, согласился бы любой первый встречный за такой гонорар просто пройти по горам за час 3 километра – минимальное расстояние, которое за это время проходят эксперты?..

Из-за непомерной нагрузки на экспертов и малого количества птицы в последний день состязаний сложились форс-мажорные обстоятельства, грозившие печальным финалом для всего мероприятия. Чтобы успеть пропустить оставшихся 19 собак и нормально провести закрытие состязаний, мне пришлось принять непростое решение – разделить комиссии, самому подключиться к экспертизе и попросить об этом А. Голубченко. Конечно, это противоречило всем правилам – так как очень сложно не только объективно оценить собаку в лесу одному эксперту, но и просто проследить за ней. Но другого выхода у нас не было, ответственность за это решение разделил со мной президент федерации. А. Дорошенку и А. Егорченку доверили судить собак в одиночку, Л. Герасиков и С. Варавин пошли вдвоем, 5 собак взяли мы с А. Голубченко. Вместе с ним мы посмотрели бретона, затем также разделились, и я пошел с Артом Казаряна. Мы таки нашли одного вальдшнепа на четырех километрах, а Голубченко, описав с собаками огромный круг под куполами обсерватории и не встретив ни одной птицы, вернулся к лагерю и «добивал» собак уже в его окрестностях вместе с Егорченко.

Тут уместно сказать о выступлении на открытии состязаний А. Казаряна, предложившего отменить ограничение времени выступления собак, формулировку «без встречи с птицей» и обязательно предоставлять собакам такую встречу. Но в состязаниях по вальдшнепу, в условиях ограниченного времени для их проведения и большого количества участников, такое осуществить нереально. Считаю, что давно пора ужесточить требования к участникам состязаний, сделать их соревнованием среди собак, уже имеющих дипломы по этой птице. Параллельно с состязаниями проводить испытательную станцию и допускать к ним уже проверенных собак. При этом общее число желающих выставить собак не уменьшится, а сборы за участие станут большими.

Нынче, как и всегда, верная половина из выставленных собак или вообще не знакома с вальдшнепом, или имела всего несколько встреч с ним. Добавьте сюда, что для успешной работы мало иметь собакам несколько встреч с вальдшнепами, некоторые особенности работы в лесу требуют от них определенного опыта, а для его приобретения нужно время, тут несколькими «вылазками» не обойтись. Наверняка по этой причине результативность состязаний по вальдшнепу всегда значительно ниже, чем по другой птице. Так было в прежние годы, когда вальдшнепов было значительно больше и время поиска для собак не ограничивали, предоставляя им минимум две обязательные встречи с птицей. Это служит ярким подтверждением того, что найти и правильно отработать вальдшнепа, эту самую желанную для настоящего охотника птицу, всегда было очень и очень непросто. С годами количество настоящих лесных мастеров среди легавых собак становилось все меньше и меньше, соответственно, падала результативность состязаний, и снижалась степень дипломов.

Форс-мажорную экспертизу собак в последний день состязаний условно можно считать благополучной. За исключением того, что я оказался в немилости у А. Гапона за то, что отсудил в одиночку Анта Казаряна, он возмущался по поводу этого и после состязаний. Да еще П. Бутко из Николаева в довольно категоричной форме высказал мне по этому поводу свое недовольство. А. Дорошенко, разговаривая по мобильному телефону, не увидел работу курцхаара Вирты, которую выставляла его жена Анна. Я постарался уладить конфликт, объясняя, что экспертиза в одиночку нынче вынужденная мера, а ошибка его супруги в том, что при стойке собаки всегда, прежде чем сделать посыл, надо убедиться, что все происходящее видят эксперты. Я знаю эту завзятую симпатичную пару только с положительной стороны, поэтому искренне им сочувствую.

Это уже четвертые Всеукраинские состязания, которые проходят на Ай-Петри. В 2007 году в них приняло участие 40 собак, дипломировано 19. На самых многочисленных состязаниях 2009 года прошло 66 легавых, но дипломировано только 15. Состязания 2011 года тоже не отличались особой результативностью. Из 57 собак на диплом отработало также 15. Надо отметить, что на всех предыдущих состязаниях дипломы присуждались собакам только при наличии у них не менее двух работ, и в итоговой таблице присутствовала формулировка «без второй зачетной работы».

В этом году решено было давать диплом III степени и по одной работе, поэтому дипломировано более трети собак. Нынешние состязания по количеству участников не отличались от предыдущих – также более полусотни собак, но по представительности титулованных собак-вальдшнепятников явно уступали им. Достаточно сказать, что проигнорировали это мероприятие владельцы всех лучших крымских легавых, имеющих огромный опыт работы в лесу. Причина этого – полное отсутствие какой-либо материальной поддержки со стороны местного отделения ФОСУ всех, кто выступал в этом году за Крым на Всеукраинских состязаниях по перепелу. Здесь автономию представляла только команда Джанкоя с чисто «степными» курцхаарами, которые не знают леса и вальдшнепов встречали несколько раз в жизни.

А. Егорченко в пятницу и субботу с Л. Герасиковым, а в воскресенье сам и вместе с А. Голубченко отсудил 30 собак, дипломы получили 14. Из них 2 диплома II степени и 12 III степени. А. Дорошенко в компании с С. Варавиным пропустили 18 собак, 6 из них расценены на Д-III. В последний день Герасиков и Варавин вдвоем посмотрели 5 собак и одну из них дипломировали. О результатах экспертизы Дорошенко в одиночку у меня данных нет. Д-III у меня получил Ант Казаряна. Результативность у Егорченко выше, потому как его комиссия в основном работала в широколиственном лесу, а Дорошенко все больше тянуло в сосняки, где мало того, что условия для работы собак несравненно тяжелее, так еще и следить за ними почти невозможно.

В состязаниях приняли участие 11 команд, лучшей стала команда Донецка, в которой на диплом отработали все зачетные собаки. Победителем состязаний в личном зачете с Д-II стал эпаньол бретон Кай Стуся из Севастополя. Победа этого завсегдатая Ай-Петри и настоящего мастера леса вполне заслужена, с ним добыта не одна сотня вальдшнепов. Вот и в воскресенье он пошел с хозяином на охоту и за непродолжительное время помог ему подстрелить четырех вальдшнепов, и это в тот самый последний день, когда многие жаловались на полное их отсутствие. Кстати, Виктор Стусь вовсе не однофамилец Василия Кирилловича Стуся, а продолжатель известной династии.

Второй приз у Веймарской легавой Бониты Мирошникова (ведомая Л. Ващенко), она также достаточно уверено отработала на диплом II степени. Третье место у курцхаара Ноугата Гапона, у него самые высокие баллы из всей троицы призеров, но диплом только III степени.

Теперь расскажу немного о работе увиденных мною собак. Я считаю себя профессионалом в охоте на вальдшнепов, так как добыл со своими пойнтерами больше тысячи птиц, также отсудил в лесу не одну сотню собак, и среди них достаточное количество настоящих мастеров, потому считаю себя вправе поучать других и говорить им, как все должно происходить на самом деле.

Многие владельцы легавых, нынче выставлявшие собак, имеют весьма отдаленное представление о том, как правильно должна работать собака по этой птице, и считают, что так, как поступает их питомец, именно и надо. В последнее время положение усугубилось и тем обстоятельством, что появилось большое количество собак с неимоверной страстью, большим ходом и «куриными мозгами», по своей природе не способных к работе в лесу, которых очень трудно приучить к простому послушанию, не говоря уже о том, чтобы добиться от них хоть какого-то взаимного контакта. Это касается не только островных легавых, но и континентальных. Носятся эти собаки по лесу, как очумелые, нарушая прекрасную тишину осеннего леса мерзкими звуками всяческих электронных сигнализаторов, а их владельцы ломятся за ними по кустам на писк этих биперов. Надо сказать, что некоторые из этих собак обладают очень твердой стойкой, из-под них можно все-таки стрельнут по вальдшнепу, потому их и терпят.

Легавая – собака подружейная, поэтому вся ее работа должна происходить у вас на глазах. Не сам выстрел по птице, а захватывающие прелюдии, предшествующие стойке, являются квинтэссенцией всего этого замечательного процесса. Мне искренне жаль людей, чьи собаки не дают им возможность увидеть такого чуда. Вот и на этих состязаниях были «скакуны», которые в процессе работы очень редко показывались на глаза ведущим и экспертам. Сняли за отсутствие послушания и контакта с ведущим хорошего пойнтера из Ялты Бруно Цыбина. Хозяин доказывал мне, что чем собака шире ищет, тем больше найдет птицы, поэтому позволяет ей уходить далеко. Но лес это не поле, здесь в поиске важна не ширина и быстрота, а его тщательность. Просто Цыбин не хочет признаться сам себе в том, что Бруно «забил» на него и уже давно работает в свое удовольствие. Хорошо, что он еще стоит твердо и из-под него можно стрелять. Задатки своеволия у этого кобеля я заметил еще на первом его году, когда судил собаку в поле. А вот его такую же страстную сестрицу Стелу Бакулин смог прекрасно поставить в лесу и теперь наслаждается ее толковой работой.

А. Казарян уверял меня, что равных в работе по вальдшнепу его пойнтеру Анту нет. И что же я увидел на самом деле? Хотя Акоп Романович пустил кобеля в хорошо просматриваемом чистом буковом лесу, сразу напялил на него бипер, причем сказал, что прибор не совсем в порядке, поэтому он не может настроить его только на сигнал о стойке. В результате с постоянным гнусным пиканьем Ант галопом скакал по склонам глубокой балки, высоко держа голову, игнорируя запахи на листве и оставляя достаточное количество мест, где мог затаиться вальдшнеп. Я постоянно указывал ведущему на то, что собака оставляет не обысканные места, вызывая своими замечаниями заметное раздражение. Не встретив по пути ни одной птицы, мы поднялись к самым куполам обсерватории, затем начали спускаться по юго-западным склонам, где среди букового леса есть широкие насаждения сосны. Ант постоянно скрывался из виду, о его местонахождении я мог судить только по звуку бипера. Наконец ведущий сказал мне, что Ант стоит на стойке, и побежал вниз по склону, я едва поспевал за ним, метров через 50-60 он полез в заросли. В то время, как мне удалось только разглядеть красиво стоящего кобеля, раздался шум крыльев, и среди сосен мелькнул вальдшнеп, поднявшийся самостоятельно при подходе ведущего. После этого я пошел внутри сосняка, так как в густой поросли и траве вполне могли прятаться вальдшнепы, Акопу же сказал, что собака должна прочесывать эти места, как гребенкой, а не носиться по склону. Но больше мы птиц не встретили, а прошли порядка 4-5 километров. Ант добротный пойнтер, но его работа в лесу пока еще далека от совершенства. Что ж, пусть хозяин считает его лучшим, это его право.

Из нескольких увиденных собак мне понравился поиск у Арго Вышутина и бретона Хижняка, во всяком случае, они не пропускали характерных мест, где могла быть птица, и интересовались подозрительными запахами на листве. О том, как правильно должна работать легавая в лесу, много сказано в действующих правилах в разделе «Мастерство поиска». Это самое мастерство приобретается с опытом, но на осознанное поведение, которым, по сути, оно и является, способны собаки сообразительные и с нормальной психикой. От ума собаки зависит, как быстро она освоит довольно непростую науку правильной и эффективной работы в лесу. Прежде всего, здесь от собаки требуется полный контакт с ведущим, она должна мгновенно реагировать на все его команды и, самое главное, выполнять команды, подаваемые жестами и тут же оправляться туда, куда ей указали рукой. Сотни раз мои собаки отрабатывали вальдшнепов именно в тех местах, куда я их возвращал, особенно в густых терновниках, куда сами они заходят весьма неохотно, так как часто там приходиться ползать на брюхе. А проходя по кромке этих зарослей, вальдшнепа можно причуять только тогда, когда он сидит на их краю. И сумасшедший ход в лесу неуместен, опытная собака на быстром галопе проходит только открытые места. Также замечено, что наибольшее количество птиц собаки пропускают в начале охоты, когда они проявляют излишнюю страсть, успокоившись же, они работают более старательно.

Несколько лет назад мы с Г. Пашинским охотились в Черноморском районе в так называемых «колючках» – лесополосах из акации гледичии. Итальянцы обходят их стороной, так как их не в меру горячие собаки часто протыкают ноги страшными шипами, порой до 5 см длиной. Наши собаки поумней, ищут спокойнее, поэтому травмируются довольно редко. Эти полосы редкие, и ширина их всего 10-15 метров, а птицы в них бывает много. Так вот, два опытнейших мастера Бим и Том, на работе которых можно было проводить настоящий мастер-класс, порой вдвоем пропускали вальдшнепов даже в несложных полосах. А что говорить о по-настоящему крепких местах, когда малоопытные и быстроходные собаки их просто пролетают. Кстати, за столом на банкете А. Голубченко рассказывал, что в первый день состязаний, когда он со своими пойнтерами не мог найти птицу, встретил охотника с незавидным курцхааром и с семью или восемью вальдшнепами на тороках.

Если вы идете по кромке леса или вдоль лесополосы, очень важно, чтобы поиск собаки был навстречу вам, независимо от направления ветра. Убегающий от нее вальдшнеп или фазан всегда вылетит вам в лоб, и тут уж ваше право – стрелять или не стрелять по такой птице. Если в этот день вальдшнепа много, то лучше этого не делать, чтобы не будоражить собаку, а постараться найти его снова.

Я всегда делаю замечания ведущим, если их собака не обыскивает близлежащие заросли, а ищет где-то вне пределов видимости, особенно когда эти пропущенные места так характерны для местообитания вальдшнепов. И еще один очень важный момент, на который я уже много лет обращаю внимание. Даже самая «верхочутая», но опытная собака в лесу обязательно обнюхивает свежие наброды, именно обследуя их, она получает информацию о наличии в этом месте птицы, и начинает осторожно уже верхом искать ее саму.

Я всегда брал в лес своих пойнтеров еще в раннем возрасте, но уже после того, как они начали работать в поле. Вальдшнеп был всегда для моих собак главной птицей, потому всю свою жизнь в лесу они совершенствовали мастерство. Мой последний пойнтер попал ко мне в прошлом году в возрасте трех лет, не имея достаточной практики работы по вальдшнепу. В прошлом сезоне он легко освоил все премудрости работы по нему в лесополосах, а в этом году стал прекрасно работать и в лесу. Я отдыхаю с ним на охоте. В поле при охоте на куропаток он закладывает параллели метров по триста-четыреста, но в лесу он у меня постоянно на глазах, а в крепких местах всегда ищет в пределах выстрела. И хотя он работает самостоятельно и весьма толково, всегда следит за мной и постоянно готов направиться туда, куда я ему покажу пальцем. Все это потому, что он удивительно сообразительный пес. Все мои читатели наверняка заметили, что в каждом отчете я восхищаюсь своим Мэйсоном, простите меня за нескромность, но мне действительно повезло с последним другом.

Нельзя не отметить, что с каждым годом атмосфера на Всеукраинских состязаниях становится все более нервной и напряженной, и тому есть несколько причин. Но состязания состоялись. Думаю, что по их итогам руководство ФОСУ сделает определенные выводы. Я искренне хочу, чтобы состязания по вальдшнепу, несмотря на все трудности по их организации и проведению, обязательно имели место быть, и желаю всем новой встречи на чудной Ай-Петри в 2015 году.

А. Стоячко



Украинская Баннерная Сеть