Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Обстрел.

Разговорились как-то Евсеич и Николай Николаевич о результатах переписи населения в Украине.

—С чего бы это у нас народонаселение уменьшилось с 52 миллионов до 48? Как вы думаете? — спросил Коля.

Евсеич, саркастически усмехаясь, ответил:

—Да, наверное, четыре миллиона за границу слиняло. Только ты над этим себе голову не ломай. Ты о другой статистической цифре подумай.

—О какой?

— А что их на три с половиной миллиона больше, чем нас.

—Кого это их? — не врубился Коля.

—Да ты что? — удивился Колиному тугодумию Евсеич. — Да женщин, женщин же!

—Ну, и что? — продолжал тугодумиться Ник-Ник.

—Как это что? — якобы возмутился Евсеич. — Если и дальше так пойдет, то мы автоматически перейдем к матриархату, без всяких там катаклизмов и революций, а просто демографически. Это тебе не песенка из фильма Гайдая в исполнении известного трио во главе с Юрием Никулиным.

—Что за песня? — опять не врубился Коля.

—"Совсем не плохо иметь три жены", — безголосо, но правильно пропел Евсеич. — Ну, и так далее, что, не помнишь?

—А-а, вспомнил...

—Ну, так вот, — продолжал Евсеич, — несмотря на такую статистическую ситуацию, это никак не дает нам, мужчинам, право быть не джентльменами. А они!.. Стыд и срам. Никогда бы не подумал. Такое устроили. Ну, настоящий артобстрел!..

Коля, непонимающе глядя на Евсеича, опять спросил:

—Вы о чем это, Евсеич, о чем?

—Да о рыбалке! Понял, нет? — теперь уже натурально возмутился Евсеич.

Коля в ответ только недоуменно пожал плечами и сказал:

—Ну, и перескоки у вас. При чем тут рыбалка? Мы же о женщинах говорили.

—В том-то и дело, — возбужденно продолжал Евсеич, — вот послушай. Среди женщин тоже есть любительницы рыбалки, и немало. Вот и моя любимая страдает этим.

—Как, как? Любимая, говорите? — недоуменно вскинув брови, встрял Коля, зная семейное положение Евсеича. — Так вы что, позволяте себе налево ходить?

— Ну, сколько можно тебе говорить, сынок, одно и то же. Если я начал рассказывать, не перебивай. А насчет "лева" или "права", то это отдельная тема. Хотя, в общем, я за "право". За право женщин на эмансипацию. Ну, так вот, надумали мы вместе с ней в марте, когда лед уже сошел, а запрет на летнюю рыбалку еще не наступил, поехать порыбачить на "Черный Берег". Так называют рыбаки небольшой, на два-три километра, участок берега по левой стороне Днепра, расположенный между четвертым и пятым шлюзами низкой дамбы, что между Осокорками и селом Процев проходит. При повороте вправо, сразу за шлюзом, на грунтовку, там еще на лугу единственная, но пышная, дикая груша растет. Поэтому часто на вопрос, где рыбачил, отвечают: "На Черном. У груши".

Место хорошее, клевое, в прямом смысле слова. Кто пруты ставит на белую рыбу, кто спиннингист по хищнику. А моя любимая женщина на поплавчанку приноровилась там ловить. Место у нее было там 'пристрелянное". На мысочке между Днепром и каналом.

Я пошел спиннинговать на блесну, а она, забредя в резиновых сапогах с мыса в воду, прицепила к тычке садок, стала потихоньку ловить разношерстную рыбу. То плотва попадется, то густера, то окунь, то чернуха. Смотрю, женщина моя, как говорится, цветет. Щеки разрумянились. Вся в азарте. Да все с шуточками-прибауточками: "Иди сюда, мой полосатенький! Не упирайся, не упирайся, краснопузенькая! Ишь ты, черножопенькая какая (это о чернухе)! А ты чего нос свой не высовываешь? Сейчас ты у меня глотнешь кислородику!". Ну и так далее, и тому подобное. Кайф женщина получает.

Но... Но сначала один из мужичков-рыбачков не выдерживает и становится слева рядом с удачливой рыбачкой. Второй подлез справа. Потянулись и другие горе-джентльмены. Обложили, иначе не скажешь, со всех сторон. Швыряют свои поплавки в сантиметрах от ее поплавка.

—Мужчины, — не выдержала женщина, — вы мне снасть перепутаете при поклевке.

—А ты шо, — ляпнул один из "джентльменов", — тикы сама хочеш ловыты?

После этих слов женщина "потухла". Румянец с нее мгновенно слетел и она, молча, с презрением и иронией поглядывая на мужиков, вышла из воды, гордо неся садок, уже наполовину наполненный рыбой, и сместилась от жабодавных "рыбуль" метров на пятьдесят в сторону шлюза на более глубокое место. Такого, как на мыске, клева там не было. Но уж больно удачлива видно была женщина. Через некоторое время все услышали:

—Евсеич! Подсаку! Подсаку давай!

Я бросил в траву спиннинг и побежал к рюкзаку. Черт побери! А подсаку-то я в машине забыл. А машина в метрах пятистах перед грязевой канавой. Сколько времени уйдет. Решаю как-то по-другому помочь. Подбегаю и вижу незабываемую картину. Телескоп согнут в дугу, в три погибели. Рыба водит то влево, то вправо, и давит вниз, норовя сорваться. Лицо рыбачки в полном напряжении, нижняя губа прикушена. Едва удерживает удочку двумя руками.

—Дай, я попробую, — говорю я.

—Нет! — Не отводя глаз от режущей лески, отвечает. — Я сама хочу!

—Тогда спокойней, без нервов. Мори ее потихоньку, пока не устанет. А потом постарайся воздуха дать ей глотнуть.

—Не учи ученую!

Рыба постепенно уставала. Вот и глоток воздуха уже получила. Рыбачка работала профессионально. После второго глотка "свежего воздуха" рыба поддалась, но пошла винтом, как крупная форель в горной речке. Пятясь, женщина потихоньку приближала ее к берегу. И когда, уже на мели, оставалось до берега что-то около метра, я вошел в воду и как только подвернулся удобный момент, что есть силы ударил подъемом сапога ей под брюхо. Удар получился на славу. Футбольная выучка сработала. Рыба метра на три вылетела на берег и удилище, потеряв опору, резко со свистом выпрямилось. Мы быстро рванули к ней, так как она, кувыркаясь, неумолимо двигалась к воде. Экземпляр был довольно крупный, не менее кило. Я еще раз поддал ей метра на два в сторону луга и, лишь потом спокойно мы подошли к ней. Это был солидный язь.

—Евсеич, что это?

—Да язь, язь это. Настоящий красавец язь.

—Никогда в жизни не попадался.

—Поздравляю с первым. Ура!

—Ура-а-а!.. — подхватила моя любимая женщина, снова залилась румянцем и наполнилась гордостью.

—Вот что такое рыбацкое счастье, Коля. "Джентльмены" наблюдали всю эту картину и когда увидели финал, челюсти у них поотвисали. Жаба задавила. Да и клев у них на мыске не очень получался. Они явно мешали друг другу и уже начали между собой переругиваться, что бывает чревато непредсказуемостью с синяками.

А с одним из них произошел казус. Перебравшись поближе к женщине, он забыл взять с собой садок. Наконец-то выловил одну плотву и бросил ее на луг. Рыба, естественно, трепыхаясь, приближалась к воде. Запомни, Коля, рыба, как бы далеко от берега ты ее не бросил, все равно из последних сил будет тянуться к воде. Видать, чутье у нее есть такое. Так вот и эта плотвица стремилась к воде. Но не успела. Откуда ни возьмись, мягко сев, рядом с ней приземлилась ворона. Ухватив ее поперек и отлетев метров на пятьдесят, приступила к трапезе.

—Эй, чудило! — закричал кто-то. — Чего в поплавок вперился! Оглянись-ка лучше!

Увидев содеянное вороной, мужик бросился к ней с ругательствами. Но как только до вороны оставалось метров десять, та хватала рыбу поперек и снова отлетала на безопасное расстояние, стараясь при этом в отведенное ей время съесть плотву. Но не получалось, опять же таки.

Видели бы вы эту картину! Мужик хватал, что под руку попадет, и швырял, пытаясь попасть или хотя бы напугать летящую ворону, чтобы та выронила рыбу. Но не тут-то было. Ворона, то взлетая, то садясь, постепенно приближалась к дамбе, за которой был неширокий разлив. После десятка взлетов и посадок борьба закончилась в пользу вороны. Та, перелетев небольшой, но глубокий проливчик, уже спокойно уселась на лужок и не спеша, приступила к трапезе. Мужик постоял у дамбы, погрозил ей кулаком, чертыхаясь при этом неимоверно, махнул в сердцах рукой и устало, еле волоча бродовики, поплелся к своей удочке.

На время всего этого "кино" все бросили рыбачить и, наблюдая происходящее, ржали, как лошади. Хватались за животы и мы.

—Так ему и надо! Это он первым подвалил ко мне! — с оттенком злорадства говорила женщина.

—Да брось ты, мать, — говорю, — где б ты еще такое кино увидела?

В хорошем настроении мы вернулись домой и вскоре "ложка дегтя" от мужского "джентльменства" позабылась. Осталась лишь радость от язя и от "кино".

Б. АТРАСЕВИЧ.



Украинская Баннерная Сеть