Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Волк. Так кто же он?

Отсутствие у многих охотников знаний биологии и повадок волка, наблюдательности, логики мышления при сопоставлении фактов, полученных во время охоты и встреч с этим зверем, порождают у них разнообразные кривотолки.

В газете «Полювання та риболовля» за декабрь 2006 года была опубликована статья Н.Чапского из Одесской области «Волка или волчицу», где, ссылаясь на свои наблюдения за стаей собак, автор разделяет мнение охотников, перерастающее чуть ли не в аксиому. Также в статьях других авторов встречаются подобные утверждения. В одной из них автор рассказывает, как была убита волчица, а остальные волки бросились на землянку охотника. Причину такого нападения автор объясняет именно тем, что была убита волчица. «Неужели за нее мстили?» - спрашивает Чапский. Я думаю, в этом вопросе все намного проще (или сложнее?). Попробуем разобраться.

Волк – крупный хищник. Его вес может колебаться от 40 до 80 кг. К тому же, с наступлением холодов, эти звери образуют стаи и действительно могут представлять опасность для человека. Стая обычно состоит из матерых волка и волчицы, прибылых – подросших волчат и переярков – волков прошлогодних выводков. В стаю также может быть принято и небольшое количество других волков. Существуют подобные стаи, основываясь на законах иерархии, где каждый сам за себя. (Волки собираются зимой в большие стаи для того, чтобы легче было добыть пропитание, но здесь имеются ввиду взаимоотношения между членами стаи). Другое дело, когда волки выкармливают потомство. Но, как это не парадоксально, даже в силу отцовско-материнского инстинкта они боятся и даже не пытаются напасть на человека, чтобы отбить в своем логове потомство, в то время, как некоторые животные (например, дикий кабан) и птицы (лебедь) ценой жизни спасают свое чадо. Обнаружив присутствие людей, волки незаметно скрываются с логова, держаться на расстоянии, умело прикрываясь растительностью. Так, что версия о «мести» получается несостоятельной.

Охотники-волчатники, ученые-биологи говорят об очень высокой рассудочной деятельности волков. Установлено, что объем головного мозга у них превышает на 15 %-30 % объем мозга собаки (например, немецкой овчарки). Это напрямую доказывает, что волки, по сравнению с собаками, стоят на более высоком уровне развития. Работники зоопарков неоднократно замечали, что, наблюдая за людьми, волки учились самостоятельно открывать свои клетки. Увидев однажды, как легко человек убивает их собрата, волк всю жизнь будет избегать людей, и этому же в дальнейшем будет учить свое потомство. Но в истории сохранилось немало фактов массовых нападений волков на человека (преимущественно на детей), главным образом во время войн и после них. П.А. Мантейфелем после Второй мировой войны было зафиксировано 103 таких случая. Фактически же масштабы были значительно шире. Причиной всегда служило ослабление охотничьего пресса, на который волки отвечали учащением нападений на домашний скот, собак и даже людей. Пусть эти случаи не так уж часты, но они были. Подобное произошло с моим односельчанином (приблизительно в 1980-м, точно не помню) участковым Н.Ковальским, которому житель соседнего села подарил крошечного волчонка. Волчонок рос, напоминая своими повадками собаку, и был посажен на цепь. И вот, однажды, когда его пятилетняя дочь играла во дворе, из будки выскочил прирученный взматеревший волк, схватил девочку за голову и на глазах у отца утащил в будку. Хорошо, что под рукой участкового оказался табельный пистолет, и он пристрелил волка на месте. Ребенок остался жив, но факт нападения ручного волка остался у нее шрамами на лице. Так что, сколько волка не корми – собакой он не станет, хотя поведение его часто напоминает поведение последнего.

В художественной литературе также упоминается, как человек охотился с прирученным волком и его помесями. На самом деле практика показывает обратное – помеси оставались отчужденными от человека (щенки были пугливы, затаивались, не проявляли привязанности к человеку). Почему волк напал на ребенка, с которым вырос? Я думаю, что ответ кроется в самой сущности волка – его биологии. Волк, по характеру своей натуры, кровожаден и очень расчетлив (по отношению к своей жертве). Перед нападением девочка играя, передвигалась на корточках, и в таком положении напоминала гусей и уток, которыми накануне перекусил молодой волчина. Все это в комплексе и подтолкнуло хищника к нападению – сработал инстинкт, который оказался сильнее дружбы.

Даже отношения между членами стаи (которая почти всегда состоит из членов семьи) назвать родственными никак нельзя (кроме периода вскармливания потомства). Волки запросто могут разорвать члена семьи, если тот окажется раненым или больным. Срабатывает инстинкт жертвы, который на протяжении многих тысяч лет помогал волкам молниеносно и безошибочно выбрать из стада самых слабых и больных животных. Руководствуясь этим правилом, они уверены в своем успехе, и такую жертву готовы преследовать сутками, а то и неделями.

Волки человека боятся. Как правило, сразу не нападают. Перед человеком они появлялись как бы невзначай, все время изучая его сильные и слабые стороны. Если волки поймут, что перевес на их стороне (человек испугался и бросился бежать, споткнулся, упал) – это может подтолкнуть их на нападение.

Волк сильный, умный, осторожный в то же время очень дерзкий и жестокий хищник. Он очень вынослив и живуч. Может голодать неделями, а может съесть за один раз до 16 кг мяса. Не брезгует и падалью. Его желудок обильно выделяет экземы, которые нейтрализуют трупные яды, помогая переваривать гнилое мясо. При беге волк развивает скорость до 65 км/час. Правда, скорость такая у него кратковременная, однако на рыси он неутомим, и без отдыха может пробежать до 120 км.

Волки очень консервативны – придерживаются одних и тех же охотничьих угодий, которые ревностно охраняют от посягательств чужих волков и других хищников. Стая может даже расправиться с хозяином тайги – медведем, если тот посягнет на их территорию.

Теме волка посвящено немало трудов и научной литературы, но вряд ли можно утверждать, что о волке известно все. Так, в отдельных случаях волки смелы до невероятности, в других же – трусливы до неузнаваемости. Они удивляют сообразительностью, но в панике поражают своей безрассудностью. Вот, что об этом пишет известный русский охотник-волчатник П.Осипов: «Тропим русака. Русак шел летней тропинкой, пробитой в стене камыша. По тропе чуть позже прошел второй русак. Осматриваюсь и вижу, снег впереди весь перепахан. Стал выяснять, и оказалось: два матерых волка устроили засаду на тропе и один за другим зайцы были пойманы. Волки закусили и ленивой трусцой пошли по льду продолговатого плеса на лежку. Пройдя по льду метров пятьдесят, гляжу, следы волков расходятся. Один идет вправо, в кочки, другой – прямо, и через десять метров тоже поворачивает в кочки. Следы четкие. Ночью была пороша. Одет я был в белый костюм, рыхлый снег не давал шума. Сначала я не видел волков, хотя ближний лежал в двадцати шагах. Еще раз проследив глазами след зверя к кочкам, я вздрогнул от неожиданности. На второй от края кочке, как на перине, лежал здоровенный волчина! Не раздумывая, я стреляю ему в спину, он резко разворачивается, сваливается с кочки и замирает. В следующее мгновение, впереди, шагах в сорока, раскидывая снег между кочек, вырывается второй волк и со всех ног, как очумелый, несется прямо на меня. По его состоянию вижу – он явно меня не замечает. Подпустив волка метров на пятнадцать, жму на спусковой крючок – выстрела нет (я нажимал крючок стреляного ствола). Перевожу палец на второй крючок и вижу: волк, наконец, меня увидел. Как мгновенно он изменился! На бегу казался длинным, грациозным зверем, а тут весь сжался, съежился и затормозил всеми четырьмя лапами. Но это ему не помогло. Волк по инерции катил прямо мне в ноги и ничего не мог сделать. В его глазах был дикий ужас, уши прижаты, шерсть дыбом от загривка до хвоста, он не по-волчьи громко сопит, пасть открыта и слышны какие-то утробные звуки. Не «доехав» до меня шагов пять, он справился с инерцией и страхом, и боком, скользя и буксуя лапами на льду, стал отворачивать вправо и удаляться, но был настигнут снарядом картечи. Почему после выстрела волки бежали не от охотника, а к нему? Я объясняю это обманчивостью отраженного эха от выстрела, которое ввело в заблуждение зверей.

Подобное явление я наблюдал еще раз, когда пришлось стрелять по волку со склона оврага. После выстрела на предельном расстоянии, волк был легко ранен в бедро. Он кубарем скатился вниз и прыжками стал подниматься на противоположный склон, все время оглядываясь на лежку, пока не очутился в десяти шагах передо мной».

Еще хотелось бы отметить, что при движении волков группой впереди, как правило, идет матерая волчица, за ней – переярки, за переярками – прибылые. Замыкает шествие матерый волк. При этом они идут аккуратно, след в след.

А вот как поступил в подобном случае напарник П.Осипова, который из пятизарядки уложил всю стаю. Случай редкий. Волки шли прямо на него, первым выстрелом он сразил волчицу, вторым – матерого, шедшего последним, а затем одного за другим двух прибылых. Расчет, выдержка и точная стрельба охотника достойны похвалы!

Не менее редкий и довольно поучительный случай произошел на моих глазах. В начале февраля 1986 года Шепетовским обществом охотников была организована облавная охота на волков. Из-за отсутствия необходимого количества флажков охоту проводили нагоном. Ввиду того, что облава проводилась на воспроизводственном участке, председателем было принято ошибочное решение попутного отстрела лисиц. На стрелковую линию, как обычно, первой вышла лиса. Кто ж знал, что по ее следам из загона выйдут волки. Стрелок выстрелил и взял лису, но как он пожалел, увидев несущуюся стаю, в количестве пяти зверей, которые повернули на соседнего стрелка. Тот подпустил их, и когда до матерой волчицы, за которой шли остальные, оставалось метра три, начал палить со своего ТОЗ-34, словно из пятизарядки. Из-за волнения охотника и близкого расстояния до волков, все заряды ушли в землю. Волки ушли! Надо было видеть, какую визитную карточку оставила стрелку волчица… Она тянулась длинным черным шлейфом, и что примечательно, вперемешку с непереваренными костями. От этой метки разила такая вонь, что охотники прикрывали нос перчатками. Но главный сюрприз ждал нас впереди. Пройдя по ее следу метров семьдесят, нашли и саму волчицу, замертво лежащую на боку. Уже дома, когда начали снимать шкуру, нас ждал еще один, не менее замечательный сюрприз – на ее шкуре не оказалось ни единой дырочки, оставленной выстрелом, царапины или кровоподтека. Только после вскрытия выяснилось: волчицу в ужасе хватил инфаркт. Разрыв сердца у нее оказался!

Комментируя этот факт, хочу добавить: там, где волки испытывают сильный охотничий пресс – их страх перед охотником настолько велик, что подобный случай, больше чем уверен, совсем даже не редкость.

В. Мазурец



Украинская Баннерная Сеть