Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Егерь?!

Различные публикации о егерской службе и егерях показали мне как далеки авторы от понятия егерской службы, работы и егерской личности. Публикации типа «Кузьмич», «Иваныч» и т.п. искажают понятие каким должен быть настоящий Егерь. Хочу провести в этой статье анализ, что же такое «Егерь» и «егерь», думаю мой 46-летний охотничий и 14-летний в ГОХ стаж, дают мне такое право.

Начну издали. Прежде чем послать человека на землю, Создатель сотворил на ней подходящие для его проживания условия обитания, то что сейчас мы называем окружающей средой. Чем больше человек мнил о себе как о «существе мыслящем», тем сильнее и сильнее он переделывал – уничтожал эту среду. До чего он дошел в этом занятии свидетелями мы сегодня являемся.

Из всех отраслей хозяйственной деятельности именно охотничье и рыбное хозяйство наиболее ощущает влияние нашего безмозглого отношения к окружающей среде. Поэтому именно они больше всего заинтересованы в бережном отношении общества к естественной окружающей среде, и именно эти отрасли являются первым индикатором ее состояния. Пожалуй, ни чей другой конечный результат хозяйственной деятельности так не зависит от состояния окружающей среды и отношения к ней общества, как от этого зависит охотничье и рыбное хозяйство.

Иногда складывается впечатление, что и власть имущие понимают это и, время от времени, появляются очень хорошие законы, направленные на защиту, охрану и восстановление порушенного состояния природы. Но вот с исполнением этих Законов у них очень туго, вспомним хотя бы очень нужный и полезный «Закон об охране малых рек и водоемов»…

Первыми, кто стоит на страже выполнения природоохранных законов - рядовые работники охотничьего и рыбного хозяйства. Извините, чуть не забыл, и работники экологических служб (учитывая их роль в этом трудном и опасном деле, не мудрено и забыть). В охотничьем хозяйстве это егеря, о которых дальше и пойдет речь.

Скажу сразу, что до начала работы в ГОХ я почти не имел представление о том, что такое егерь, ведь из тех редких случаев общения с уооровскими егерями, за 10 лет постоянной охоты в угодьях УООР, мне пришлось общаться от силы лишь с двумя-тремя. Если коротко, то их можно описать как бездельники, балагуры и очень «хорошие» ребята. Причем, если им завязать глаза и вывезти в угодья, даже недалеко от двора, то дорогу домой они найдут не скоро.

Что такое «хорошие» ребята, думаю читателю объяснять не надо, благодаря им сейчас в угодьях дичи «невидимо и невидимо». Встречаться с такими, с позволения сказать, егерями мне также приходилось уже работая в ГОХ и называться «Егерями» они, безусловно, не имеют права. Одно слово «хорошие ребята». (Оговорюсь сразу если я кого-то несправедливо обижу в этой статье, то буду готов немедленно принести свои извинения, при условии, что в угодьях обиженных численность дичи по всем видам, достигла оптимальной хотя бы на сегодняшний день).

В конце 1977 года я был приглашен на работу в ГОХ «Гавриловское» на должность директора, взамен убывающего в командировку на Кубу. До его убытия некоторое время я работал на должности старшего егеря, постепенно постигая суть работы, отношения к ней людей, занимающих должности егерей и их соответствие занимаемым должностям. Кое-что я понял сразу, для чего-то понадобились годы, но главное, что стало ясным, это то, что основной контингент людей идущих на егерскую службу – случайные люди и лишь немногие крохи, которые действительно хотели работать егерями, составляют щит и меч охотхозяйства.

Объяснить несколькими словами или даже предложениями кто есть «Егерь» а кто «егерь» невозможно, необходимо оценка людей по их поступкам. Для этого я и опишу ряд случаев работы по задержанию ночных автобраконьеров, потому как только поведение человека в особо опасных ситуациях характеризует его полностью. Состояние егерского участка также важный показатель, однако это посильно любому мало-мальски трудолюбивому и ответственному человеку, а вот ночью преградить путь вооруженному преступнику это что-то, и дано далеко не каждому.

Борьба с ночным автобраконьерством велась в хозяйстве и раньше, однако не системно и неподготовленно. Я продолжил эту работу в таком же духе, но скоро убедился, что это неэффективно и мы стали вырабатывать тактику проведения ночных дежурств и тактику поведения членов бригады в момент задержания. На первое место было поставлено положение о круговой подстраховке участников бригады от внезапного нападения браконьера – при любой ситуации егерь должен произвести выстрел в браконьера первым.

Для остановки браконьерского транспорта все методы хороши, мы произвели испытания зарядов при стрельбе по скатам и определили, что больше всего для этой цели подходит дробь №1-2. Также мы оснастили ночные бригады «ежовыми» цепями, причем цепи изготовляли охотники-любители и, следовательно, информация быстро стала достоянием широкой гласности, что уже сыграло свою профилактическую роль.

Но это все было уже потом, а первый мой опыт задержания ночных автобраконьеров окончился полным фиаско способа задержания. Он также приоткрыл мне глаза на двух участников этой истории. Дело было так. На ночные дежурства я выезжал с разными составами уже не первый раз. На это дежурство я взял двух человек. Оба они в разговорах подавали себя бесстрашными и преданными делу людьми. И вот, когда мы увидели в поле лучи от фар машины, было принято решение остановить ее и проверить. Определив, как машина будет двигаться, мы приняли решение осуществлять задержание при ее выезде на центральную дорогу. Я без света подъехал к перекрестку и попросил егерей зарядить и мое ружьё, находившееся на заднем сидении, однако услышал в ответ, что не надо, мы ее сейчас сами…

Когда до выезда машины на дорогу оставалось метров 30, я выехал на перекресток и перегородил выезд, а егерям дал команду выйти и остановить машину, в случае же неповиновения, прострелить шины. При виде нашей машины и егерей, браконьеры снизили скорость, однако продолжали движение. Прогремело два выстрела, но машина медленно объехала меня и продолжила движение. Я крикнул егерям садится в машину и, надеясь что на простреленных колесах их уазик далеко не уйдет, бросился вдогонку на ГАЗ-69. Уже вскоре выяснилось, что у браконьеров скаты совершенно целые, и они уверенно ушли от погони. Дальнейшие наши потуги отыскать следы машины в селе, успеха не имели.

Разбор данного случая я провел на следующий день на общем собрании егерей с одним главным вопросом – как можно было не попасть в колесо с 1-1,5 метров, да еще двум стрелкам. Разбор ничего не дал, однако глядя на ехидно улыбающиеся морды егерей «молчунов» я стал догадываться, что по-другому и быть не могло. В действительности со мной были два отъявленных трепача и труса, что и подтвердилось в дальнейшем.

После этого случая я задался вопросом выяснить, кто чего стоит и с кем можно «идти в разведку». Вскоре я имел возможность убедится в качестве ст. егеря Махини. Послав его на ночное дежурство я решил проверить как оно осуществляется. Взяв с собой егеря, я поехал с включенным фарами по угодьям. В какое-то мгновение, увидел слабый блик и резко подвернул в его сторону и обнаружил наш бортовой уазик и егеря Махиню, бегущего к нам наперерез с ружьем наизготовку. Догадываясь чем все это может кончиться, я остановился и потушил свет. В это время зажглись фары на дежурной машине и Махиня увидел кого он арестовывал. С тех пор проверять дежурные бригады под руководством Махини я больше не стал.

И еще одна маленькая деталь. Почему-то егерь вынужден был пешком бежать наперерез нашей машине. Как оказалось, его машина до этого работавшая отлично, вдруг перестала заводиться, когда он дал команду шоферу перекрыть дорогу. Причина этого выяснилась не сразу, но все же выяснилась. Мне ее поведали после другого случая задержания. Один из членов бригады участвовавших в описанном задержании, будучи жутким трусом начал целенаправленную работу над шоферами, с которыми ему приходилось дежурить. Понимая, что состоится или нет задержание во многом зависит от шофера, он стал постоянно запугивать последних, убеждая их, что браконьеры в первую очередь будут стрелять по шоферу. Как следствие, в одном случае машина не заводилась, а в другом, на замерзлой озимке не был включен передний мост и, соответственно, никого не поймали.

В одно из ночных дежурств (мы на тот момент уже имели плохонькие рации) нам передала бригада, дежурившая недалеко, что из-за границы хозяйства к нам движется машина, и они слышат выстрелы. Я дал команду двигаться за браконьерами. На тот момент на всех ночных дежурствах мы уже передвигались по угодьях только без света (причем это также ставало достоянием гласности и как-то отбивало охоту ехать к нам браконьерничать). К тому времени я уже хорошо знал все полевые дороги хозяйства. Прикинув откуда к нам пришла машина, мы определили куда она будет выходить. Быстро оценив ситуацию мы выбрали для задержания Т-образный перекресток, быстренько до него добрались, на одном из от ветвлений выставив егеря с ежовой лентой и дав ему указание при подъезде браконьеров указать им на ленту. Машиной мы перекрыли другое направление, и когда браконьерам оставалось до перекрёстка метров 20-25, я включил дальний свете с расчетом, что браконьеры, увидев меня повернут к ежовой ленте. Так и случилось, как только они повернули, я на всех газах поехал к ним. Смотрю, загорелись сначала «стопы», а потом фонарь заднего хода, который сразу же погас. Когда я подъехал к машине и подпер ее сзади, то увидел, что егерь, как и требует инструкция, держит кабину машины под прицелом, а передок браконьеров сильно наклонен вправо – прострелено переднее колесо.

А где же в это время была наша вторая машина? Я с большим трудом связался с ними по рации и пригласил проследовать к месту происшествия. Первыми словами на мой немой вопрос к ст. егерю Махине были: «Больше я с ним на дежурство не поеду». Это касалось все того же «смельчака» и болтуна, о котором я уже вспоминал. Он хватал водителя за руль и требовал стоять в лощине мотивируя тем, что они могут спугнуть браконьеров… А шофер и не сопротивлялся, поддерживая такое предложение.

И-за того, что все случаи задержания автобраконьеров доводились до суда и имели огласку в местной печати, браконьерство на территории ГОХ становилось скорее случайностью, чем системой и осуществлялось в основном иногородними. Свет автомобильных фар в ночи в угодьях становился редкостью, так как все машины, передвигавшиеся в угодьях вне дорог общего пользования, останавливались «Егерями» ГОХ и проверялись на предмет наличия оружия или продукции охоты.

Все случаи задержания автобраконьеров почему-то приходились на дежурства с моим участием, и на одном из совещаний я задал такой вопрос и получил, может быть и справедливый ответ: «А когда мы проводим дежурства без вашего участия…». Но вопрос все-таки сработал и вскоре бригадой под руководство ст. егеря А.И. Махини была задержана компания ночных залетных браконьеров. И что меня очень радовало – это произошло, когда меня не было даже в республике. Как оказалось, работа велась системно и по плану, и через некоторое время меня снова порадовала работа дежурной бригады по руководством ст. егеря Н.А. Щербака. Дежуря вдвоем, они задержали и доставили в хозяйство троих вооруженных любителей ночной охоты. Кстати, один из них задал мне вопрос, указывая на Николай Андреевича: «Он наверное воевал?..» «Ну да, - ответил я, – и сейчас воюет с такими … как вы».

К тому моменту я уже знал, что с ним можно идти в разведку, не струсит, не предаст. Но вот и молодой егерь, участник задержания проявил себя как очень смелый и преданный товарищ. План того задержания определи так – на одном из возможных направлений движения браконьеров Н.А. высадил с ежовой лентой молодого напарника, но события пошли не так как предполагалось и браконьеры избрали другой маршрут. Остановить их пришлось Н.А. в одиночку. Когда браконьеры поняли, что имеют дело с одним человеком и стоит ли им ему сдаваться, из темноты раздалось очень «вежливое» предложение положить оружие на землю, что ошарашило браконьеров и несказанно удивило и обрадовало самого Н.А. Ведь он оставил напарника на другом конце поля. Как оказалось тот, увидев как разворачиваются события, перебежал поле к месту задержания и очень вовремя проявился.

В какой-то момент после таких событий я вспомнил одно происшествие из своего охотничьего опыта. Это было возле Черкасс, возвращаясь с охоты на моторной лодке мы решили пострелять утку в зоне отдыха птицы у с. Чапаевка. В какой-то момент мы увидели стремительно приближающуюся к нам «Казанку» явно под 30-тым вихрем. Моторист «Казанки» как-то неосторожно подошел к нам и слегка ударил нашу лодку (что вполне естественно при причаливании на воде), это взбесило моего напарника, и он схватив ружье начал его заряжать… Я навалился на него и удерживал пока он не успокоился, а в это время моторист лодки невнятно пролепетал, что он егерь. Без егерской формы, на вид – пенсионер, он ни чем не напоминал егеря и сидел с перепуганным лицом, совершенно забыв, что у него в лодке лежит ружье. Мы завели мотор и уехали, и сколько я не оглядывался, егерь и лодка оставались неподвижными.

Вспоминая этот случай, я думал, что бы было с нами, если бы в той «Казанке» был «Егерь» Махиня или «Егерь» Щербак? Я уверен, что у моего товарища, как минимум, больше никогда не было бы желания поднимать ружье на Егеря…

Подводя итог, хочу сказать, что «Егерь» - это не должность, это характер, это образ мышления, это, по выражению Пришвина, защитник родины. А вот, что им двигает, когда он, за мизерную зарплату, бросается наперерез вооруженным преступникам, защищая госохотфонд – это вопрос…

В. Щербак



Украинская Баннерная Сеть