Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Птицы високого полета

"...Самое захватывающее в работе с ловчими птицами - постижение их характера. По едва уловимым признакам во взгляде, осанке, движениях птиц охотник учится безошибочно определять их настроение и состояние. Иногда между человеком и птицей устанавливается такое взаимопонимание, в которое трудно поверить тому, кто сам этого не испытал", - утверждает охотник с ловчими птицами, известный ученый-орнитолог Ральф Пфеффер.

"Торжеством укрощения" назвал дрессировку ловчих птиц знаменитый натуралист А. Брэм, пораженный тем, как осторожные дикие хищники, привыкшие опасаться человека, поддаются приручению: "Каким образом удается сломить упрямство таких упрямцев, остается для меня загадкой... Сделать такое существо покорным человеку - торжество укрощения".

СПОРТ КОРОЛЕЙ

В книге "Рекордов Гиннеcса" сокол-сапсан удостоился чести быть помянутым два раза: во-первых, как самое быстрое, не имеющее соперников по скорости полета живое существо, развивающее по вертикали скорость до 270-320 км/ч, во-вторых, как птица, имеющая самое острое зрение. Способный увидеть голубя на расстоянии 8 км, бросаясь в погоню за добычей, сапсан может лететь по горизонтали со скоростью 50-100 км/ч. Не удивительно, что люди издавна ценили ястребов и соколов и использовали многих из них (балабан, кречет, пустельга, ястреб-тетеревятник) как ловчих птиц.

Древний памятник скандинавской литературы "Песнь о Нибелунгах" начинается с описания зловещего сна Кримгильды, в котором она видела, как два орла убили прирученного ею сокола. А "на этом свете у нее не могло случиться большего горя", - повествует эпос.

Во многих странах соколиная охота считалась "спортом королей": только высшие слои общества могли позволить себе подобное развлечение.

Соколиная охота была распространена и в Киевской Руси. По преданию, князь Олег построил в IX веке "Соколиный двор". Развитию соколиной охоты на славянских землях способствовали характер местности и соседство со странами Востока, откуда, вероятно, и проникло в Русь и Европу искусство охоты с птицами. При Ярославе Мудром такая охота была уже предметом законодательных рекомендаций. Первоочередное право приобретения ловчих птиц часто принадлежало царствующим особам. В Англии никто не мог без разрешения короля ловить местных соколов. В Дании распределение кречетов утверждалось монархом лично.

Французский король Карл VI использовал соколов как выкуп за двух своих маршалов после неудачной битвы с турками. А герцог Бургундский добился у турок освобождения своего сына, послав им 12 белых кречетов. Ханы Золотой Орды получали в счет дани от русских князей ловчих птиц.

Соколы рассылались по разным странам и в качестве дипломатических подарков. Ловчие птицы использовались в государственной политике московских царей. Державам, агрессивных действий которых Москва опасалась, птицы посылались в качестве так называемых "поминок". Странам, в той или иной степени зависимым от Москвы, птицы посылались в виде поощрения, так называемого "государева жалованья". Наконец, для улучшения отношений с государствами равной силы и значения соколы отправлялись в качестве "даров". Подобный "дар" (кречетов) при Иване Грозном посылали в Англию королеве Елизавете, персидскому же шаху в 1600 году ловчие птицы отправлялись в качестве "поминок". Если по пути из Москвы в Тегеран одна из птиц умирала, то посольство все же доставляло шаху ее голову и крылья - и подарок считался сделанным. Персидские шахи считали кречетов "великими дарами", а московская дипломатическая переписка именовала белых и полубелых кречетов "красными" и "полукрасными" дарами, т.е. ценными и престижными.

В XVIII веке в связи с развитием ружейной охоты - модной тогда новинки, в особенности с появлением дроби, увлечение ловчими птицами стало отступать на второй план.

БИЗНЕС НА ПЕРНАТЫХ ХИЩНИКАХ

В настоящее время интерес к охоте с ловчими птицами возрождается. Растет число специальных клубов в Англии, Германии, Чехии, Венгрии, Франции, Норвегии, США и, конечно, на Востоке, где охота с птицами всегда была любимым занятием султанов и шейхов. За чисто белого элитного кречета восточные владыки и сейчас готовы выложить тысячи долларов.

Известен случай, когда за самку белого кречета один из арабских шейхов уплатил 250 тысяч фунтов стерлингов. Даже мелкое пятнышко на белоснежной груди кречета может снизить цену птицы на несколько порядков. Особую слабость коронованные охотники питают к "вольным" ловчим птицам, т.е. пойманным на свободе, а не полученным путем разведения в неволе.

У соколиной мафии уже существуют маршруты и связи для отлова и переправки птиц на Восток и в Западную Европу. Как правило, птичьи

браконьеры с помощью местных жителей отыскивают соколиные гнездовья и забирают птенцов или ведут отлов взрослых птиц на перелетах. Доставляется "краснокнижный" пернатый "товар" в основном из Сибири, Камчатки и Казахстана. По мнению О. Фищук киевские, одесские и мелитопольские дельцы-"орнитологи" каждый год переправляют за границу несколько десятков российских соколов. Часть из них оседает в Украине при отбраковке. "Некондиционных" птиц контрабандисты продают "новым украинцам", которые все чаще предпочитают "изысканную" и "престижную" соколиную охоту, обычной - ружейной.

Вообще-то наши соколятники предпочитают охотиться с ястребами, - говорит доцент Киевского университета, кандидат биологических наук Сергей Лопарев. - С ними хлопот меньше - можно охотится пешком. А с соколом машина нужна, или лошадь, а то залетит - не найдешь. Кроме того, соколы в Украине и редки и очень дороги, а ястребов еще предостаточно...

ТОВАРИЩ, НО НЕ СЛУГА

Из нескольких птенцов охотник обычно отбирает не самого большого, а имеющего наиболее крупные лапы. Ястребенок видит в человеке отца или мать своего вида и совсем не признает других птиц.

Начиная приручать ловчую птицу, человек должен помнить, что ястреб или сокол никогда не станет выполнять обязанности охотничьей собаки, принося хозяину пойманную добычу - птицы ловят только для себя. Они лишь помогают человеку в охоте, но не служат ему.

СВОБОДА ПРЕВЫШЕ ВСЕГО

Чтобы подчинить дикую птицу, ее часто берут измором, ограничивая и сон, и корм. На голову ей надевают колпачок, прикрывающий глаза, - "клобучок", к лапам привязывают кожаные ремешки - "опутенки" - и начинают приручать к руке хозяина в кожаной перчатке - "хождение на руку". Ястреба учат лететь к руке хозяина на зов или свист, постепенно увеличивая дистанцию и вознаграждая птицу куском еще горячего мяса. Этот этап обучения считается законченным, когда птица летит на перчатку, не видя в ней мяса, а только по зову хозяина.

Приучив птицу возвращаться к хозяину, приступают к притравливанию, т.е. обучению охоте на дичь. Для притравливания к зайцу пользуются шкуркой этого зверька, набитой сеном. В чучеле около головы делается прорезь, в которую набивают мясо так, чтобы оно торчало из глазниц. Обучаемую птицу некоторое время кормят на таком чучеле.

Притравливая к птицам, пользуются не чучелами, а живыми птицами, вначале с подрезанными крыльями. Последний этап притравливания ловчих птиц - напуск на живую добычу. В этот день птицу с утра не кормят. Выпустив лисицу или зайца, ждут, пока зверь отбежит метров на 50-60, а затем пускают птицу. Если та взяла добычу, трофей у нее тут же отнимают, но тут же поощряют куском мяса.

Начинающей охотничьей птице поймать лисицу, зайца или даже куропатку с первой попытки обычно не удается. Даже опытные "вольные" ястребы совершают немало промахов - доля удачных бросков колеблется в пределах 5-20%.

Соколы убивают добычу, ломая ей шею клювом, а ястребы и орлы закалывают когтями лап. Обучение птицы длится около месяца - в зависимости от ее возраста и способностей.

Сейчас в Киеве функционируют два клуба ловчих птиц. Есть клубы в Одессе и Нежине. В Киеве, помимо охоты с ястребами, освоили охоту с воронами. Ворон легко привыкает к своему хозяину и начинает узнавать его не только по голосу, но и по походке. Он запоминает данное ему имя и откликается на него. Ворона легче обучить, но сложнее обмануть, ведь каждая охота для птицы - обман - большую добычу "меняют" на маленький кусочек мяса. Ворон быстро усваивает эту "арифметику" и старается скрыться с добычей, чтобы где-нибудь спокойно ее съесть. В этом плане с ним труднее работать, зато приятнее общаться как с высокоинтеллектуальным партнером.

При охоте на зайца вороны хорошо работают дуэтом: один старается выгнать зайца из его норы, другой же перехватывает "косого" и останавливает его, хлопая крыльями у него перед глазами. Как только заяц останавливается, на него тотчас же сыплются жестокие удары клювом в голову, и пока один ворон выклевывает ошеломленному животному глаза, другой уже потрошит еще живую добычу. Подобным образом расправляются вороны с овцой и даже с косулей.

В настоящее время самая подходящая для охоты в Украине птица - ястреб-тетеревятник: его довольно легко поймать, и его вынашивание не представляет особых трудностей. Диапазон охотничьих возможностей - птицы размером от голубя до гуся, а также зайцы, иногда - лисы. С ястребом легко охотиться пешком и с собакой.

"Без сомнения, главное удовольствие в охоте доставляют резвость, ловчивость ястреба и доброе чутье и вежливость легавой собаки. Они так свыкаются между собой, что это удивительно: ястреб так умеет различать поиск собаки, что по ее движениям и по маханью хвостом знает, когда она близко добирается до перепелки, особенно понимает стойку собаки: он уже не спускает с нее глаз, блестящих какой-то пронзительной ясностью, весь подберется, присядет, наклонится вперед и готов броситься каждое мгновенье" - так проникновенно описывает охоту с ястребом и собакой писатель С. Т. Аксаков. И далее: "...Если ястреб так свыкается с собакой, то еще более привыкает к своему хозяину: у другого охотника он долго не будет так ловить и особенно ходить на руку, как у того, кто его выносил и охотился с ним сначала".

Срок службы ловчих птиц зависит от опыта охотника и от ухода за птицей. Соколы и ястребы "работают" в среднем по 3-4 года. У охотника с птицей складываются свои неповторимые отношения. Они приноравливаются друг к другу, и трудно сказать, чьи индивидуальные особенности в большей степени определяют стиль поведения. Однако, несмотря на, казалось бы, дружеские отношения между "партнерами", рано или поздно птица старается улететь - слишком силен в ней дух свободы...

Ловчие птицы... Удивительно красивые, свободно парящие в небе, они мало кого оставляют равнодушным. Человек, которому удалось заглянуть в удивительный мир пернатых хищников, познать трудности и радости древнего увлечения, постоянно становится свидетелем захватывающих сцен охоты, со всей полнотой раскрывающих совершенство ловчих птиц, демонстрирующих качества, которые веками оттачивала в них природа...

А. Золозов



Украинская Баннерная Сеть