Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Осторожно, газы

Болота, образованные речкой Хорол, где я охочусь, топкие и малопроходимые. Они богаты на торф. Зайдешь – по грудь торф и только сверху 5-10 см воды. В послевоенное время многие зарабатывали на торфоразработках. Сейчас это альтернативное газу топливо, приумножившись за 50 лет, покоится до наших худших времен. Глубокие и длинные канавы, образованные при добыче торфа, заполнились водой и заросли болотной растительностью, местность стала еще более непроходимой. Охотники наши охотятся, а рыбаки рыбачат. Путь в рыбаки проще. Никаких тебе предоплат, учетов и связанных с оружием правовых и юридических аспектов. Да и дело известно от деда-прадеда! Плоскодонки в каждом селе хоть кто-то, но умеет делать. Так что свежая рыба и летом и зимой. В голодные 30-е многих наши болота спасли своими вьюнами да карасями от верной гибели. Но выжил лишь тот, кто мог ловить, а также их семьи. Не делились, как и сейчас. Остался жив и мой отец, а когда вырос – стал рыбаком. Я же стал охотником…

Не то, чтобы гибли один за другим, но топятся мужики с приболотных сел частенько, и рыбаки и охотники. Женщины же наши за грибами-ягодами в болота не ходят, больше дворовой живностью занимаются.

Было начало 90-х. Стоял апрель. На гусей охотились почти все, кто не ленился. И не разрешали и не запрещали. По-людски! Своей резиновой лодки у меня не было. С магазинов они исчезли вместе с другими товарами. А если где и продавались, так «не по карману». Деревянная лодка, стоявшая с осени у берега, оказалась драной. Вода была уже не очень холодной, поэтому, надеясь, что глубже шеи не будет, я, обкрутив дважды патронташ как ошейник, подняв в правой руке ружье, потихоньку устремился по переходу. Его длина – около 150 метров, ширина – метра 3-4, слева и справа густая и высокая камышо-рогозная, старая желтая растительность. По переходу – остров, именуемый в народе Лэмищынэ, полный перелетных гусей, которые и не давали мне покоя. Шел медленно, но уверенно. Эту местность я знал давно. По этому маршруту ходил и по высохшему, и на лодке. Кое-где отталкивался уже пальцами, вода доходила почти до горла, но выше не поднималась. Вот уже скоро середина и за небольшим поворотом я увижу берег, растущие на нем деревья и пасущихся или взлетающих гусей. Но не тут-то было! Резко появился сероводородный запах, начало тошнить. Тошнота переходила в спазмы. Скулы свело, голова налилась кровью. Воздух из меня выходил и я начал задыхаться. Было такое зловоние, что сразу начавшиеся рвотные рефлексы прекратились и я просто не мог вдохнуть. Тогда я не думал ни о чем. Очевидно организм автоматически перекрыл подачу газов в легкие, но легче от этого мне стало. Метаясь, я неистово спешил в сторону, к камышу, уцепившись за который, казалось, я спасусь. Дышать нечем, я был в панике, как и каждый, оказывавшийся в подобном положении. Но вдруг осенила мысль: «Плыть! Назад! Туда ближе! Оторваться ногами от злополучного газоизвергающего торфяного дна». И я, оттолкнувшись, проплыв метров 5, начал мелкими вдохами посербывать воздух. Он был уже чист и им хотелось дышать. Но удавалось вдыхать, захлебываясь, только мелкими порциями. Вскоре посербывание перешло в частое дыхание. Не доплыв до берега метров 15, я все же стал на ноги. Воды было по колена. Легкие постепенно, но все же заполнялись воздухом, дыхание выровнялось, состояние улучшилось. Начавшийся кашель продолжался долго, не меньше часа, пока из легких не ушла вся ядовитая слизь. Но успокоился окончательно только когда высох. Долго осознавал то, что могло произойти и благодарил Бога за удачное возвращение.

Так заканчивали жизнь, отравившись газами, многие копачи колодцев и чистильщики запущенных погребов. Похоронила моя родная земля и многих охотников и рыбаков, проверяющих сети или ставящих свою «посуду», потревоживших ногами ядовитую газоторфяную смесь. Но на газ никто не кивал! Он не виден. А кто его не учуял, тот умолк навсегда. Списывали же на водку, как обычно!

Так что добраться до гусиного острова мне не удалось, но, посидев на берегу, отдышавшись, просушив патронташ и ружье, которое, как ни странно, осталось при мне, я все же принял решение форсировать злополучный водный проход на следующий день, только другим способом. Добравшись домой, метнулся в магазин и набрал метров семь самой толстой и прочной двойной пленки. Перерезав ее пополам и завязав узлом с двух сторон, получил два герметичных мешка. В одном из них лежали ружье и патроны, а другой – пустой. Оба надуты, как некие воздушные баллоны. Привязанные к ремню, они тянулись за мной метрах в четырех сзади. Плыть было легко и теперь уже безопасно. На боку висел нож, которым можно было в случае каких-либо затруднений отрезать запутавшуюся веревку. Кроме того, тянущиеся за мной надутые мешки можно легко было использовать в качестве спасательных. Все продумано и я остался доволен. Теперь я видел по обе стороны не только стену старого камыша, но и полуметровые ростки нового. Старался плыть по верху. Доплыв до острова и «пришвартовавшись», я удачно отохотился и к вечеру вернулся с полным вторым мешком гуменников, неспешно прибуксировав груз к драной лодке-колымаге.

На следующий сезон я все же приобрел новую резиновую лодку, которая выручает меня и по сегодняшний день. И к счастью (и к сожалению!) таких водно-болотных экстримов у меня больше не было. Но и так есть, что вспомнить.

В. Заволока



Украинская Баннерная Сеть