Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Memento mori

В середине июля 1993 г в устье реки Стугна возле Украинки под высоковольтной линией электропередач в возрасте 36-ти лет погиб мой хороший знакомый Владимир Литенко. Электрический заряд поразил его через двенадцатиметровую графитовую удочку.

Погода тогда была предгрозовая и стояла высокая влажность. Рядом ловил с ним его давний приятель Анатолий, который первый пришел на помощь. Но когда он поднял из воды эту злополучную удочку, электрический заряд поразил и его. Правда дуга прошла мимо сердца и вышла из тела в воду по причине одетых резиновых сапог.

Эта страшная новость тогда ошеломила всех, кто знал этих уже взрослых людей, работавших в серьезных научных коллективах и получивших признание в своих областях деятельности.

Владимир был моим соседом, мы вместе рыбачили и я часто перенимал его новаторские идеи, складывалось впечатление, что он все время идет на шаг впереди всех. Именно от него (уже потом об этом стали активно писать в рыболовной литературе как о постулате) я позаимствовал практику подкармливания рыбы небольшими порциями прямо во время вываживания рыбы; также приваживать рыбу в удобное для ловли место и совсем не обязательно чтобы это была дальняя дистанция ловли; отводить вываживаемую рыбу из зоны ее концентрации, по возможности быстро, для избежания распугивания от шума при вываживании.

Он бесконечно экспериментировал с прикормкой. Его очередные опережения, казалось бы, в равных условиях ловли заставляли задуматься и только по прошествии времени можно было узнать, что он начал добавлять конопляное семя, молотое в кофемолке и подмешенную в основу или же говяжую кровь, которую умудрялся доставать на мясокомбинате. Он никогда не ловил удочкой из статического положения, насадка на его удочке всегда приобретала движение, которое по его мнению необходимо было задать и в этом он редко ошибался. Даже при ловле крупного леща он редко ловил со дна, раззадоренный лещ часто выхватывал предложенные ему насадки одинаково успешно как на дне, над дном и с пол воды. На одной из совместных рыбалок он, по каким то признакам определил, что лещ находится в верхних слоях воды, снял груз и поплавок и начал ловить наподобие нахлыста на медленно тонущую насадку. Результат оказался феноменальным.

Никогда он не занимался браконьерством, но по своей неуемной натуре с неудержимой настойчивостью старался быть первым и каждый раз доказывал и утверждаться в этом. Не афишируя этого он начал участвовать в соревнованиях и прошел сначала городской, затем республиканский и союзный уровни, а в начале 90-х вышел на международный. Двенадцатиметровая удочка, большая редкость в то время и была одним из элементов его непрерывного совершенства. Но почему грамотнейший человек не поверил предупреждающей надписи на удочке о том, что ей запрещено ловить под ЛЭП, в грозовую и пасмурную погоду? Ведь из элементарных знаний физики следует, что около высоковольтного провода образуется объемное поле, а с повышением влажности объем его растет, край заряженного облака опускается значительно ниже проводов, а удилище из углематериалов как диполь и концентратор передает энергию этого поля. Также при грозовой облачности и грозе возникает не меньшая опасность из-за грозового поля и возможности попадания молнии в «громоотвод» в виде удочки.

В этом месте на Стугне действительно присутствует интересный рельеф способствующий скоплению рыбы. Да и в других местах вдоль трасс над водой очень часто складывается подобная ситуация. Она характерна и для разичных газо-нефте-водопроводов проложеных по дну. При строительстве на дне на всех этих объектах велись инженерные работы, оставлено много различных подручных средств, арматуры и бетонных образований. Эти места привлекли рыбу, а рыба рано или поздно обнаруживается вездесущими рыбаками и, не смотря на знаки предупреждений об опасности нахождения в этих местах, они становятся одними из самых посещаемых.

О случившемся с Владимиром знало огрмное рыбацкое сообщество, а в моем окружении все без исключения. Изредка, к сожалению, приходится слышать о повторении подобных трагедий и всегда возникает тот же вопрос: почему люди не верят написанному предупреждению и почему они, перефразируя В. Высоцкого наоборот, - не тормозят на скользких поворотах из-за пьянящего азарта...

Когда не знаешь пострадавшего человека, то как-то переживешь все это, но когда это люди хорошо знакомы по работе, рыбалке, соседи хочется снова вернуться к этой тяжелой теме и сделать еще одно предупреждение.

...Звоню своему давнему приятелю по многим рыбалкам Геннадию и от его жены узнаю, что он лежит в госпитале. Навещаю и узнаю, что его ударило электрическим зарядом, когда рыбачил на удочку в устье Стугны под линией электропередач на том же самом трагическом месте, об истории которого он хорошо знал.

Случилось это 3 сентября. Зрелище и сейчас страшное. Заряд или заряды вышли выше колен и парами через ступни. Чудом дуги миновали сердце. Помог ему рыбак из его компании и скорая быстро приехала, как буд-то медицинская бригада это место знала. К сожалению, так оно на самом деле и было.

Меня обескуражило другое, ученый человек, возраст солидный, я ему лично рассказывал о подобной трагедии, произошедшей на этом же месте... Хотя систематика в его поведении показывала, что что-то подобное произойти с ним могло. Геннадий предпочитает рыбачить в одиночестве, особенно если это его заветные места, которые он не хочет раскрывать или в период перволедья, когда он не считаясь ни с погодой, ни с праздниками, даже если это 31 декабря, спешит обловить пока еще не битые места.

Достаточно частые совместные рыбалки с ним, в том числе и в моей моторной лодке показали по ряду вопросов и мои несогласия с ним. Прежде всего, он не мог представить что кто-то может ловить успешней его. До сих пор не понятно мне и его отношение к рыбе. С одной стороны он осуждал тех кто в осенний период и зимой выбивает ямы, но с другой стороны сам этим занимался и даже по тихому уходил из компании имея на примете такое место. Один такой уход чуть было оказался для него последним. Если бы не своевременная помощь одного из его компаньонов, который спохватился когда стали наступать сумерки и гимнастическое прошлое Геннадия, не выбраться бы ему из полыньи, в которой он обессиленный барахтался.

Удивительно то, что эта история никак не повлияла на его дальнейшее поведение на льду. Вместе с тем у Геннадия всегда было чему поучиться в ловле, особенно судака, а его принципиальная гражданская позиция всегда вызывала уважение окружающих. К сожалению, в поведении на рыбалке у него все по другому, можно сказать, что натуру пасет случай и этот случай у него искушение рыбалкой.

Вот и получается что образование, возраст и опыт, даже далеко не положительный, иногда не являются помошниками в правильном выборе своего поведения. А как нужно чтобы было по-другому, тогда и потерь можно избежать и слез близких.

Вспоминая свои рыбалки в подобных местах в разное время я, прежде всего, делаю новое предупреждение себе. Если кто-то последует моему примеру, будет еще лучше.

О. Смирнов



Украинская Баннерная Сеть