Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Без прошлого нет настоящего…

Когда прожита большая часть жизни, уже глупо, как в молодости, строить грандиозные планы на будущее, наоборот, все чаще невольно тянет на воспоминания о прошедшем, а мне есть о чем вспомнить.

Речь пойдет о украинских пойнтерах. Кому, как не мне написать об этом, ведь я был не сторонним наблюдателем всего происходящего, а одним из самых активных участников всех событий. Отсудил шесть Республиканских выставок, регулярно чередовал экспертизу на состязаниях самого высокого ранга с участием в них со своими пойнтерами. Мои питомцы есть в родословных большинства украинских пойнтеров, они известны всем, и я очень горжусь этим. Вот и последний мой Том наплодил 58 классных потомков, а его сын Виконт Демидеца стал чемпионом последней Всеукраинской выставки и тоже дал много хороших собак. Одно дело привезти из-за границы за хорошие деньги взрослую готовую собаку, купить таковую здесь по случаю или вырастить классного пойнтера самому (если повезет с выбором щенка), и совсем другое сделать так, чтобы ваш питомец оставил после себя заметный след в породе. Думаю, мой короткий экскурс в историю будет не настолько скучен, насколько поучителен и полезен для нынешнего поколения пойнтеристов, потому как многое в жизни имеет свойство повторяться, а грабли все также продолжают лежать на дороге и поджидают каждого на пути. Надо быть очень осторожным, чтобы не наступить на них снова. Тех же людей, которым не интересна история породы и которые считают, что все минувшее, как и наши украинские пойнтера не заслуживают внимания, а настоящие собаки только за кордоном, мне просто жаль. Не зная корней и того, что стоит за собаками за несколько поколений, невозможно получить что-то устойчиво-стоящее, то есть классных пойнтеров, способных производить себе подобных. Хочу напомнить им, что человека уважают, ценят и помнят не за слова, а за его дела.

О всех коллизиях, происшедших с пойнтерами за последние сорок лет, определенным образом можно судить анализируя Республиканские выставки (они теперь называются Всеукраинскими) и итоги выступления собак на состязаниях. Так я и хочу поступить, тем более, что на очень многих этих выставках и состязаниях я имел счастье проводить экспертизу. Писать я буду только о тех пойнтерах, кровь которых течет в жилах многих наших современных питомцах. Думаю, каждому приятно осознавать, что тебя знают при жизни и надеяться, что будут вспоминать добрым словом и после ухода в мир иной. По этой причине в своей статье я буду также писать о многих замечательных пойнтеристах, покинувших нас, но живущих второй жизнью в нашей памяти. Уйдем мы и они канут в Лету, так пусть же живут вместе с нами еще долгие и долгие годы!

1970 год, VIII Республиканская выставка, ринг пойнтеров. В

ассистентах на нем суетятся И.С. Горбенко и В.Д. Бочаров, я, эксперт второй категории, внимательно отслеживаю все из-за канатов, но все трое мы заворожено, открыв рты, слушаем «монологи» истинного хозяина ринга – Самого Калачева. Респектабельный интеллигент с прекрасно поставленной речью, блестящий артист, умеющий очаровывать своих зрителей, умелый режиссер, превращающий экспертизу в театральное действо – таким был Борис Александрович Калачев. Его замечательный отчет по той выставке напечатан в сборнике В.Д. Бочарова и М.П. Скоробогатова «X Донецкая областная выставка охотничьих собак». Обязательно прочтите, я считаю его образцовым. Люди не Боги, каждый человек субъективен в своих суждениях, кое в чем я уже тогда не был согласен с Калачевым, но сама его экспертиза и его отчеты очень многому меня научили, а главное, помогли окончательно убедиться в правильности выбранного мною пути.

Пойнтера в конце шестидесятых в Украине были очень популярной породой легавых собак. Достаточно сказать, что в 1967 году на VII Республиканской выставке прошли экспертизу 54 пойнтера, тогда их было столько же, сколько и курцхааров. В 1970 году на VIII выставке их выставлялось почти столько же – 53: 10 из Донецка, 11 из Ворошиловограда, 9 из Киева, 8 из Запорожья, 4 из Крыма, по два из Харькова и Закарпатья, по одному из Одессы, Кирововограда, Черкасс и Ивано-Франковска. Замечу, что «география» местообитания основного поголовья пойнтеров тех лет заметно отличается от теперешней, в Луганске и Запорожье пойнтера нынче перевелись. По количеству экспонатов эту выставку еще можно назвать многочисленной, для сравнения скажу, что через девять лет в 1979 в Киеве на XI Республиканской выставке собралось всего 27 пойнтеров.

Говоря об общем экстерьерном уровне собак, сразу хочу отметить, что больше половины выставленных пойнтеров были «стусевскими», то есть до предела заинбридированные на Камбиза Стуся. Кроме того, 25 из них (47 %) были потомками первой и второй генерации сына Камбиза – Тома, принадлежащего Д.С. Чабану. Инбридинг у потомков Тома тоже был запредельный, три суки от Чары В.Е. Патона одновременно являлись его дочками и внучками. Дмитрий Сергеевич был замечательным и очень добрым человеком, он занимал должность республиканского кинолога и «люди с суками», естественно, очень «тянулись» к его кобелю, а он по простоте душевной не мог им отказать. Неудивительно, что большая половина красно-пегих пойнтеров украинского разведения унаследовали, недостатки, свойственные линии Камбиза, закрепленные теснейшим инбридингом. При эталонных головах, они имели явно укороченный формат, утрированно спущенную грудь, на которой к пяти-шести годам образовывались мозолистые наросты («дикоер мясо»), были прямозады, к тому же прямые задние рычаги сочетали со скошенным крупом. Посмотрите на фото Камбиза Стуся и Тома Чабана, их высота в холке превышает косую длину, квадратом там и не пахнет. Суки этой линии часто имели врожденную и очень трудно исправимую боязнь выстрела. Надо обязательно добавить, что и в поле красно-пегие потомки Камбиза Стуся не блистали (по крайней мере, я не видел ничего стоящего), правда, сам Том Чабана был перводипомником, а Чара Патона имела аж целых 4 диплома I степени. Не хочу усомниться в незаурядных полевых качествах этих собак, но не премину отметить, что в шестидесятые годы грандиозные состязания, подобные нынешним, не проводились, дипломы чаще выдавались на «камерных» испытаниях. Большинство «стусевских» кобелей были могучего сложения, часто сыроваты, поэтому скакали тяжело, короткий корпус не давал возможности в движении раскрываться, поэтому галоп их был «табуреточным». Нельзя не оставить без внимания и тот факт, что 7 собак (15%) на этой выставке получили оценку «удовлетворительно» из-за неправильного прикуса. В наше время такое количество собак на выставке с «бульдожиной» и «клещами» трудно даже себе представить.

Были на ринге и незаурядные пойнтера, хочу отметить, что в младшей возрастной группе Калачев поставил первыми московского по происхождению Мига Парфенова (отца Дара Морозова) и крымчанку по происхождению Джему Волошина, будущих перводипломников, напророчил им большое будущее и не ошибся. Их совместный внучок, блестящий пойнтер Билл Андреева, стал призером II Всесоюзных состязаний и лучшим в ринге кобелей старшей возрастной группы Всероссийской выставки 1987 года. В средней группе первой поставлена Лада Н.Д. Пшеничного из Донецка, тоже внучка Тома, но она прилично и очень стабильно работала в поле, была очень цельной собакой с хорошими рычагами. А вот Боя Дженеева, отца перводипломниц Джемы Волошина и Эры Демчика, Калачев явно недооценил, посчитал его длинноватым, хотя измерительными приборами для определения формата не пользовался. А какая эталонная у кобеля была голова! Индекс растянутости можно точно определить только с помощью линейки. Поверьте моему многолетнему опыту измерения собак, пойнтер, кажущийся «на глаз» чисто квадратным, имеет индекс менее 100, к тому же в расчет берется «косая длина» корпуса.

Еще в начале шестидесятых годов Б.А. Перов, видя к чему приводит тесный инбридинг на Камбиза, которым увлекся В.К. Стусь («бульдожина», изломы прутов, завороты век и дефекты психики), разругался с ним на этой почве. До последних лет своей жизни он делал все возможное, чтобы исправить сложившееся в Крыму положение с пойнтерами, делая упор на их рабочие качества. Благодаря удачным вязкам крымских сук с Ромом Петровского и Лордом Баженова, прилитию импортной крови через Цар-Циля, мастерски просчитанному инбридингу на Альму Карповича и Рекса Озерова, обладавшего феноменальным чутьем и стилем, Крым не потерял все то лучшее, чем славятся пойнтера. Спасибо Борис Андреевич, царство Вам небесное!

Все, о чем я рассказал, наша история. Камбиз Стуся это целая «эпоха», кровь его течет в большинстве украинских пойнтеров. А самого Василия Кирилловича надо помянуть добрым словом за его беззаветную любовь и преданность пойнтерам и за то, как много он сделал для восстановления породы в трудные послевоенные сороковые годы. Уже в 1945 году, от привезенного им из Москвы палевого Рекса и черно-пегой Рены Козак, получены знаменитые черные суки Кармен Перова (Стуся) и Негри Зембинского (бабушка его Камбиза). Я писал уже много раз о том, что Рена со своей хозяйкой пережили трехлетнюю немецкую оккупацию Крыма. За высокопородность и красоту немцы поставили Рену на учет и выдавали ей на прокорм крупу и кости, этот «паек» помогал выжить и ее хозяйке.

VIII Республиканская выставка стала наглядным примером ошибок в племенной работе с пойнтерами и началом кризиса, затянувшегося почти на 20 лет. Количество пойнтеров в Украине заметно сократилось, а в Запорожской, Ворошиловоградской и Херсонской областях совсем скоро их почти не стало. Собак с приличным экстерьером и по-настоящему классных

в поле в семидесятые годы остались считанные единицы и в основном они обитали в Крыму и Донецке. Это были или чисто московские пойнтера или крымские черных кровей линии Рекса Озерова и семейства Альмы Карповича. К началу восьмидесятых все чаще и чаще стали «нарисовываться» молодые и очень перспективные потомки этих собак, благодаря которым нам наконец-то удалось выбраться из «болота», свободно вздохнуть, сознавая, что наши украинские пойнтера лучшие по рабочим качествам на всем постсоветском пространстве. Но сделать это, увы, оказалось совсем не так просто.

1971 год, Республиканские состязания по перепелу в Запорожской области, судит Д.С. Чабан. Чемпионом становится Джерри Стоячко, третий приз у матери Джерри Дженни Зебрева (Романовского). Вторым стал замечательный по стилю палевый Бой Васенкова из Донецка (дед Ночки Андрусенко и внук черного Донара Иванова (Калачева).

1972 год, Всероссийская выставка в Москве. 101 пойнтер, судят сразу два эксперта Всесоюзной категории Б.А. Перов и А.В. Гусев. Огромные ринги, рябит в глазах от количества знаменитостей – Кремер, Найденов, Амеличев сами выставляют своих собак. От Украины я был включен в список стажеров, так что все, о чем говорили мэтры, я слышал. Свирь Литвинова из Донецка становится чемпионкой выставки, но из-за прямых рычагов украинские пойнтера ходят в середнячках. Наиболее успешно прошла моя Джерри, она за Бойей Александрова вторая в ринге средней возрастной группы, следом за ней третьей знаменитая черная Багира Найденова, к тому же у Джерри приз за первое место в первом классе. О высочайшем уровне экстерьера собак на выставке говорит тот факт, что Эра Стуся и Леди Долидзе, с триумфом вернувшиеся с международной выставки (Эра третья, а Леди первая в ринге и кандидат в чемпионы мира) у Перова получают «отлично», но поставлены далеко не в головке ринга.

В этом же 1972 году состоялась и Донецкая областная выставка. Мы с Б.А. Перовым были приглашены на нее в качестве экспертов, тогда же я привез для В.Д. Бочарова сученку от Мига Парфенова и Джерри, он назвал ее Вестой. Перов гостил у М.П. Скоробогатого, а я ночевал в гостинице в одном номере с Ю.В. Букатевичем, тогда-то и состоялось мое довольно теплое знакомство с ним.

Тогда меня поставили экспертом на норных собак. С горем пополам я отсудил многочисленный ринг фокстерьеров и такс, постоянно кося одним глазом на ринг пойнтеров, благо он был рядом. В самом начале расстановки сук старшей возрастной группы Б.А. Перов попросил пригласить меня и поинтересовался, какую бы суку я поставил первой. Породностью заметно выделялась Фрина Королева (инбридинг ІІ-ІІ на Раппо Суворова), я указал на нее. Перов тоже считал ее лучшей, и я был доволен, что наши вкусы совпали. Все мы не лишены субъективизма, мне показалось, что именно эту собаку (или ее хозяина) Бочаров недолюбливал, на следующий год в Киеве на IX он поставил ее десятой.

Фрина вошла в историю, от перводимника Боя Васенкова она дала отличную как по экстерьеру, так и в поле палевую Эру Багинского (впоследствии Костюченко), та, в свою очередь, от черного Троля Кубрака произвела на свет очень стильную в поле Ночку Андрусенко, сыгравшую весьма заметную роль в становлении современных украинских пойнтеров. Экстерьерные достоинства Фрины были высоко оценены и А.В. Гусевым, она прошла у него второй в ринге на Х Украинской Республиканской выставке.

1973 год, ІХ Республиканская выставка. На ринге 59 пойнтеров, судит эксперт I категории В.Д. Бочаров, при непосредственном участии И.С. Горбенко. В то время эти двое очень активные молодые эксперты, амбициозные и очень уверенные в себе и готовые сразу не только взять «быка за рога», но и одновременно свернуть ему шею (чуть не забыл сказать, что экспертиза проходила под бдительным оком самого Д.С. Чабана). География выставленных пойнтеров по-прежнему очень обширная – собаки из многих регионов. Из Донецка 13 пойнтеров, из Запорожья 11, из Киева и Ворошиловограда по 8, из Крыма только 5. Мы (крымчане) выставили Мига Парфенова, Эру Демчика, Весту Пахомова, Альфу Дорошева и мою Джерри. Везти больше было нечего, великолепная черно-пегая Дженни Зебрева (внучка Альмы Карповича и мать Джерри) весной погибла, а красивых, но «дэбэлых» стусевских «кобыл» я везти категорически отказался, так как понимал их полную дальнейшую бесперспективность, как носителей тех пороков, о которых я говорил выше. Миг Парфенова прошел двенадцатым из 14 кобелей старшей возрастной группы и получил «очень хорошо». Эра Демчика прошла на «очень хорошо» двадцатой из 22. Веста Пахомова получила «отлично» и прошла в ринге средней группы второй. Дорошев стал пререкаться с Бочаровым, в итоге Альфа получила «очень хорошо». Сложена она была идеально, морда, правда, была курносая, но в этом был весь ее шарм. Я считал тогда и считаю до сих пор, что утрированная «лепка» головы у пойнтера лучше, чем «зализанный» перелом и острощипая морда. «Мало губы и слабо выраженный переломом» - до сего времени главный недостаток голов довольно большого числа пойнтеров.

А что моя Джерри?.. Двенадцатая в ринге, «отлично» (правда, из 22 собак на «отлично» прошли 17). Была в ринге и ее однопометница Ассоль Ковницкого из Кривого Рога, ходила она шестой, как по мне, так она была в ринге лучшей. В младшей возрастной группе И.С. Горбенко выставлял своего Дея, красно-пегого гиганта, сильно смахивающего на фоксгаунда, но Валентин Дмитриевич высоко оценил его, назвав в отчете «блестким» и порекомендовал его для будущего использования в породе. Благо, что Игорь Степанович не стал этого делать, а завел по-настоящему классного пойнтера Фанта.

В целом по итогам выставки Бочаров остался доволен положением дел в породе (хотя сам в этот год избавился от пойнтера и завел английского сеттера). Согласится с его «благодушием» я не мог, поэтому в письмах целый год много спорил с ним по этому поводу. Кроме того, я был не согласен с его подходом к сравнительной оценке собак при расстановке их в рингах этой выставки. «Люмпены», «пролетарии» и простые обыватели при вязках и выборе щенков всегда ориентируются на собак, поставленных на выставках в головку ринга, рассуждая: «Раз эксперты так решили, такими пойнтера и должны быть!». К сожалению таких у нас большинство, поэтому в ринге ни в коем случае впереди не должны ходить собаки, имеющие хотя бы один недостаток, от которого надо избавляться и которого нет у сзади идущих, особенно если этим недостатком грешат многие.

Вот выдержки из описания В.Д. Бочаровым Джима Иванова (сына Тома Чабана), поставленного им третьим в ринге из 14 кобелей старшей возрастной группе, несмотря на то, что кобель имел полный букет недостатков, о которых я говорил выше.

«Крепкая конституция (заметьте, не крепкая-сухая). Шея нормальная по длине, но с подвесом. В покое временами кажется высокозадым, из-за ожиревшей поясницы. Круп скошен более нормы. Глубокая грудь поражена наростом «дикого мяса». Задние рычаги прямоваты…».

Четвертым в ринге ходил Джек Шевченко, тоже со скошенным крупом и прямыми задними рычагами. И это при том, что такие недостатки отмечены Бочаровым у очень многих собак на данной выставке, надо было продвигать вперед тех, у кого все в порядке с рычагами и крупом. Одно мне непонятно, куда тогда смотрел Игорь Степанович, теперь ведь только стоит кому-то произнести в его присутствии: «Скошенный круп» или «прямые рычаги», он сразу приходит в ярость и не то что спорить с ним по этому поводу бесполезно, а просто находиться рядом с ним в этот момент очень опасно.

По описанию в отчете у моей Джерри с экстерьером все в порядке, но поставлена она Бочаровым и Горбенко только двенадцатой. А все потому, что в то время они оба безнадежно «запали» на красно-пегих «коней» и «кобыл», а к «невзрачным» крымским пойнтерам относились весьма скептически. Через год они поняли, что были ой как не правы по отношению к ним!

Май 1974 года, Крым, Республиканские состязания по перепелу. Экспертизу проводит В.Д. Бочаров. Могучие киевские и донецкие «пойнтера-красавцы» просто потерялись в сравнении с этими самыми «невзрачными» крымскими пойнтерками, которые буквально летали по люцерне, показывали великолепный стиль и чуяли перепела за 15 метров, потому были на голову выше остальных. Эра Демчика стала чемпионкой с дипломом I степени при 89 баллах, и это при действующих тогда Гусевских правилах, в которых «дальность» по перепелу была такая, как сейчас по болотной дичи. У Весты Пахомова Д-II и 86 баллов, у моей Джерри Д-II и 84 балла, правда, ей пришлось выступать в самых тяжелых условиях. Замечу, что у всех троих призеров «девятка» за быстроту хода. Конкуренцию им смогли составить только лучшие донецкие пойнтера Лада Пшеничного (Д-II, 78 баллов), и Бей Васенкова (Д- II, 77 баллов). Еще у нелюбимой Бочаровым одной крымской суки Альфы Дорошева 71 балл и «восьмерка» за ход. А что же «кони»?.. У Дея Горбенко диплом III степени, 62 балла и «шестерка» за быстроту хода. У остальных сработавших по 60 баллов тоже «шестерки» за ход. Исключение из правил красно-пегий Том Притуляка из Херсона, он «летал» по полю на «пятерку». Тогда-то на закрытии состязаний Ф.П. Демчик и П.Н Пахомов впервые продемонстрировали парную работу Эры и Весты, диковинную в то время для многих. Эти две суки имели по несколько дипломов I степени, полученных на состязаниях, они есть в родословных очень многих украинских пойнтеров. Надо заметить, что Веста Пахомова работала только куриных птиц, наотрез отказывалась стоять по вальдшнепу, игнорировала дупеля и бекаса, в 1978 году на сборах под Черниговом она имела множество встреч с ними, но так за 10 дней ни разу и не стала.

1975 год, Республиканские состязания по перепелу под моим судейством. Первый приз у Боя Васенкова (Д-II, 85), вторая Веста Пахомова (Д-II, 80), третья Лада Демчика (Д-II, 75).

1976 год, X Юбилейная Республиканская выставка. Грандиозное мероприятие, все эксперты московские, много собак из России. Очень многочисленный ринг пойнтеров судит эксперт Всесоюзной категории А.В. Гусев, в то время считавшийся экспертом №1 по этой породе легавых. Из Москвы и других российских городов выставили около десятка собак. Среди участников такие известные московские пойнтеристы как В.В. Львов, С.В. Федуркин, А.А. Тимошенко.

А.В. Гусев прекрасно знал свое дело, был настоящим мастером экспертизы, имел свое личное видение породы. Его комментарии и пояснения к своим действиям по расстановке собак в ринге были настолько лаконичны и в самую точку, что у присутствующих не возникало ни одного довода против его выбора. Блеск! Отчета его по этой выставке я не читал, но многое помню сам, к тому же у меня сохранились несколько фотографий рингов и короткая статья Букатевича по итогам выставки в журнале «Охота».

Чемпионом среди кобелей стал блистательный Бэн Тимошенко, он же был и первым в ринге. У сук чемпионкой стала моя Джерри, в выставке принимали участие сразу четыре ее прямых потомка, на этот раз в ринге сук старшей возрастной группы она шла шестая за Беной Патона. Ну а первой была великолепная палевая москвичка Инга Федуркина, второй Фрина Королева, четвертой Веста Пахомова, а вот третью собаку и ее владельца, опустившего на фотографии голову, я уже не узнаю. Седьмой шла москвичка, знаменитая Фрина Львова, чемпионка многих выставок, на фотографии видно с каким пренебрежением В.В. Львов смотрит на мою Джерри, примерно так на нее в 1972 году смотрел И.А. Найденов, когда ее поставили впереди его Багиры. Поверьте мне, Джерри отличалась идеальным аппаратом движений и великолепным здоровьем, это позволяло ей лихо скакать на охоте в течение двух суток. Эти ее достоинства были заметны даже на ринге.

Надо отметить, что на выставке ходили две дочери Фрины Львова – Бена Патона от Бена Тимошенко, и Рута Кочеткова от Арно Жарова. Черная красавица Рута была первой в ринге средней возрастной группы, через своего сына Рубина Куштейко, внука Чифа Морозова и правнука моего Сары-Тома она есть в родословных многих современных собак Крыма и Донецка.

Мне приятно вспомнить, что в младшей группе лучшей признана дочка моей Джерри Сильва, принадлежащая моему другу из Краснодара Ю.Х. Каладжияну, страстному пойнтеристу и непременному участнику многих украинских выставок и состязаний, ныне покойному. Надо заметить, что впервые «засветились» на выставке и два молодых кобеля из Крыма Грей Мельниченко и Дар Морозова, которые в дальнейшем окажут очень заметное влияние на породу.

1977 год, Республиканские состязания по перепелу судит Д.М. Стадничук. Чемпионом становится Веста Пахомова (84 балла), второй диплом I степени у палевого пойнтера из Таганрога Лорда Павлова (82 балла), третий приз у черной Лады Демчика, у нее диплом II степени с 83 баллами и 9 за ход. Осенью этого же года на Республиканских состязаниях по вальдшнепу на Караби-Яйле Лада получает у Ю.Ф. Беляева свой первый диплом I степени при 94 баллах, «десяткой» за ход и становится чемпионом. Дипломы I степени получают еще крымский английский сеттер Лорд Боева (у В.А. Морозова) и пойнтер Джемма Волошина из Запорожья. Последнюю дипломировал я, все ее три работы были с одним или несколькими заходами, вальдшнепы вылетали ведущему в лоб. Эта картина до сего времени у меня перед глазами. Прекрасно отрабатывает и палевый Грей Мельниченко (Д-ІІ и 85 баллов), он четвертый.

1978 год, Белоруссия, I Всесоюзные состязания, легавых собак по болотной дичи. Чемпион состязаний Бен Тимошенко, два крымских пойнтера в призерах: черная Лада Демчика вторая, черно-пегий Дар Морозова третий. Сенсация на весь Союз!

В этом же году в сентябре на Украинских республиканских состязаниях по перепелу в Запорожье второе и третье места (вслед за Лордом Павлова) делят пойнтера Фант и Джерри (дипломы II степени при 80 баллах), известных украинских экспертов И.С. Горбенко и А.В. Стоячко, укрепив в очередной раз авторитет своих хозяев. И в дальнейшем питомцы этих «молодых» людей не раз побеждали на самых престижных состязаниях, демонстрируя, кроме своих природных данных и хорошую постановку.

В октябре 1978 на Республиканских состязаниях по вальдшнепу Лада Демчика получает у В.А. Морозова свой второй диплом I степени при 89 баллах. Чемпионом на этот раз стал курцхаар Дик Литвина. Ох и лихой же был кобель! Из остальных пойнтеров на диплом отрабатывает только Грей Мельниченко (Д-II и 79 баллов), остальные проваливаются.

1979 год, XI Республиканская выставка – наиболее малочисленная за всю историю (27 собак), экспертизу провожу я. Данная выставка стала переломным моментом, потому как к этому времени уже абсолютно все поняли, что к такому плачевному состоянию в породе мы пришли только благодаря серьезным упущениям в племенной работе. Из-за снижения рабочих качеств популярность пойнтеров в Украине упала, численность их сократилась вдвое, а во многих южных регионах, где они раньше были вне конкуренции, их практически не осталось. В Донецке же ставка на завоз из Москвы пойнтеров «от чемпионов», чтобы перевязать их между собой и местными собаками в надежде через два-три года получить многочисленное «чемпионское» потомство, себя не оправдала, потому как растворились бесследно многочисленные «шнеповичи» донецкого разведения. Сошли на нет в Крыму и чисто «стусевские» собаки.

Но благодаря всего нескольким пойнтерам, унаследовавшим от своих предков все самое ценное, что было в породе, совсем скоро все изменится в лучшую сторону. Уже ходят в ринге черные Багира Лисовца и Ночка Андрусенко. Уже родились в Крыму замечательные по стилю черные брат и сестра Демон Стоячко (Мельниченко) и Рада Сидякина. Эти четыре собаки оказали огромное влияние на дальнейшие поколения пойнтеров, повысив в массе их рабочие качества и коренным образом улучшив стиль. Багира и Ночка рождены украинскими суками, но от московских кобелей Грея Мельниченко и Троля Кубрака и были внучками выдающихся по стилю черных московских перводипломников, первая Туза Найденова, вторая Арно Жарова.

1979 год, состязания по вальдшнепу, чемпионом и опять с 94 баллами (на этот раз эти баллы дал В.А. Морозов) и очередным дипломом I степени становится Лада Демчика. У курца Дика Литвина снова диплом I степени и второй приз. Пятое место с дипломом II степени (80 баллов под моим судейством) занимает Габи Валентина Дмитриевича Бочарова. По-моему, это для него было одним из очень важных событий в жизни, потому что радовался он как ребенок.

Май 1980 года, в Одессе черная Багира Лисавца (внучка Весты Пахомова) у старичка А.Д. Кобылинского становится чемпионом Республиканских состязаний по перепелу с 88 баллами и «десяткой» за быстроту хода. Дедушка все удивлялся ее скачке, по современным меркам ее скорость, конечно, тянет только на «девятку», но тогда еще не видели собак «большого поиска». «Девятки» за скорость у него тогда получили две собаки – Лада Демчика и Ночка Андрусенко, надо сказать, что эти три пойнтера по скорости заметно выделялись из основной массы, их ход высоко оценивали все эксперты, без исключения.

В конце семидесятых в Крыму обитали два красно-пегих однопометника Джек Белова и Рой II Аврамова, великолепные как по экстерьеру, так и в поле, происходили они от Рекса Казакова и Джильды Макова, и являли собой очень удачный продукт кросса линий Камбиза Стуся и лучших московских собак. Рой от московской Лады Семухина дал великолепную Чайку Тюмина – мать известного полевика Чифа Морозова. От вязки Ночки Андрусенко с Джеком Белова в феврале 1980 года появляются на свет Уголек В.К. Голубченко, Джин и Джина В.А. Белова. От Уголька пошли многие знаменитые донецкие черные и палевые пойнтера. Могучие и стабильно работающие Джин и Дженни много раз использовались как производители (с кем их только не вязали), и надо сказать, что в целом они оказали положительное влияние на породу, разбавив кровь (это главное) своими многочисленными и очень разнотипными потомками. Через Мифа Белова, Ресси Горбенко, Сарру Романченко и моего Кизил-Тома они «сидят» в родословных очень многих пойнтеров украинского разведения.

Демон Стоячко (Мельниченко) и Рада Сидякина (Дар Морозова Лада Демчика) были последними собаками, несущими много крови «великих в поле» довоенных черных пойнтеров, через тесный инбридинг на Рекса Озерова и Альму Карповича. Именно эти брат и сестра являются дедом и бабкой Блека-Блика Залознова-Горбенко. Этот прародитель современных «бликов» (сам по себе великолепный по стилю кобель) получен опять же в итоге целенаправленного инбридинга. Надо сказать, что Рада Сидякина от Джина Белова дала еще и черного Дара Чикина – призера Всесоюзных состязаний 1990 года.

Отдельно следует рассказать о потомках Демона и Багиры Лисавца. Всего от их двух вязок (Демон пал от чумы в четыре с половиной года) получено несколько великолепных по экстерьеру и очень стильных черных пойнтеров, среди них очень известные - Гира Лисавца, Рей Волкова, Рада Дресвянникова, Нора Вазули, Норд Коваленко, Кисмет Попова, которые в сою очередь произвели на свет многочисленных черных потомков. До настоящего времени многие из них удивляют своим фирменным стилем, свойственным только черным пойнтерам этой линии. Именно этот стиль демонстрировали полевые чемпионы Патрик Шишова и Далей Бузина, выставочный чемпион Украины Степ Андрусенко и замечательные белорусские черные суки – Мэгги Головченко и Блэкки Цивеса. В настоящее время им блещет Виконт Загальской и некоторые другие черные пойнтера. Если пойнтер не «стелется», а скачет высоким галопом с задранной головой, кидая корпус и выбрасывая под подбородок передние ноги, увеличивая таким образом длину прыжка, значит в нем наверняка течет кровь знаменитых довоенных черных пойнтеров линии Камбиза. Это их фирменный стиль хода, так меня учил Б.А. Перов, ему можно верить – за свою практику со времен самой революции он перевидел не один десяток черных пойнтеров. Считаю, когда этот «фирменный» скачок делается на большой скорости, то красивее быть ничего не может.

Один из сыновей Демона и Багиры черный Норд Коваленко в 1986 году, от весьма средней по экстерьеру Эры Ломтенкова, дал совершенных по красоте палевых сук Чару Белозерова и Раду Круглякова. В этом же помете была и красно-пегая Рона Ломтенкова, в 1988 году она выиграла Республиканские состязания по перепелу, а в следующем 1989 и по вальдшнепу. Рона – мать моего Сары-Тома, прабабка Рады Ломтенкова и Роны Телека. Так что она сидит в родословных многих наших пойнтеров и довольно близко. От Весты Аврамова Норд дал замечательного полевика Лорда Захарова, это был очень мощный кобель в типе собак Стуся и работал очень красиво и верно. На Республиканских состязаниях под Мариуполем М.П. Скоробогатов, увидев работу Лорда, хотел купить его и предлагал Захарову «большие деньги».

Отдельно надо сказать об отце Багиры Лисавца палевом Грее Мельниченко, он происходил от черных московских пойнтеров ч. Арно Жарова и Дины Писарева, был внуком Донара 721/п и являлся типичным представителем его линии. Стабильно работал на диплом II степени как в поле, так и лесу, был предельно страстным, скакал сумасшедшим, но стелющимся галопом, красиво работал перед птицей, но был упрям и непреодолимо своенравен. Уникален он тем, что от пегих сук дал более сотни щенков и всех только однотонного окраса – черных или палевых. Грей облагородил экстерьер крымских пойнтеров, подправил рычаги, но на генном уровне передал многим внукам свой несносный характер. В очередной раз убежав со двора, он кончил жизнь, как и положено таким собакам – под машиной. Отец Ночки Андрусенко Тролль также был заядлым «свалочником» и по характеру «не подарок». И вот, когда во внуках встретились две «псих-кровинушки» Грея и Тролля, то пошло-поехало. Все собаки В.А. Белова от Джина и Дженни - Миф, Герда и Яшма постоянно куда-то убегали (и на охоте) и все кончили жизнь не своей смертью. Ужасно то, что они дали многочисленное потомство, среди которого было много придурков, владельцы этих пойнтеров отдавали при их натаске последнее здоровье и зачастую зря. В наше время история повторяется в племя пускаются собаки «со сдвигом». Будьте внимательны и думайте при выборе щенков! Ну а если все таки вам достался такой «веселенький» пойнтерок, то ждите, вам еще может повезет, и вы сохраните здоровье, если он на втором году кончит жизнь под машиной или сдохнет, наглотавшись на помойке чего-нибудь «вкусненького», вроде гвоздей или, колючей проволоки. А если, кроме выставок и состязаний, вы еще собираетесь и охотиться с пойнтером, то помните - ум часто более важен, чем все остальное.

1981 год, очередные Республиканские состязания по вальдшнепу, впервые они проводились не на Караби-Яйле, а в дубках под Верхнее-Садовым. Условия для работы собак были посложнее (густая поросль), зато экспертам не надо было лазить по горам и котлованам. Лада Демчика снова чемпион с очередным (третьим) дипломом I степени: 93 балла, 23 за чутье, 10 за ход, 10 за мастерство. Судил Ладу В.А. Морозов, но работы видели многие – с сумасшедшего хода на открытых местах очень дальние прихватки, картинные потяжки к кустам и стойки у их кромки. По посылу заходы и подъем вальдшнепов на хозяина. И еще надо отметить абсолютный контакт собаки с ведущим. Второй приз у неувядающего Дика Литвина (Д-II), третий у моего Демона.

1982 год. Экспертизу на Республиканской выставке вновь провожу я. Кардинальных изменений в породе пока не произошло, но качество экстерьера в массе заметно улучшилось. В младшей группе выделяются потомки Джека Белова и Ночки Андрусенко, черный Уголек В.К. Голубченко ходит в ринге первый. Это тот самый Уголек, который от московской по происхождению Альфы Голубченко (Капур Кремера х Вега Максимова) даст потом великолепную по экстерьеру черную Джину Перевезенцева, давшую, в свою очередь, от Дика Седашова (Амур Марьянова х Ресси Горбенко, внучка Ночки Андрусенко), красавца Лорда Иванова, отца Ральфа Голубченко, Князя Иванова и Альфы Щербака – замечательных пойнтеров, потомки последних двух в числе фаворитов на всех выставках и состязаниях в наши дни.

В старшей группе среди сук выделялась неувядающая черная Лада Демчика, собака великолепная как по стилю в поле, так и по манере держаться в ринге - настоящая балерина. Прекрасно смотрелись черная Багира Лисавца, палевая Лада Пшеничного, красно-пегие Чайка Тюмина, Габи Бочарова, Бена Патона, Лада Семухина, Дина Рудакова, Альфа Голубченко. Некоторым из этих собак суждено оставить после себя заметный след в породе. У кобелей выделялись Рой II Авраамова, Фат-Горбенко и Барон Попережая. «Отлично» получили Дар Морозова и Джар Васенкова, но первому недоставало высокопередости, у второго заметно скошен круп.

На фоне существенного сокращения численности пойнтеров и снижения популярности этой породы у охотников в Украине в целом, на выставке бросалось в глаза падение активности пойнтеристов и в самой вотчине В.Д. Бочарова – Донецке. Собак привезли только самые отчаянные энтузиасты породы: В.К. Голубченко, Н.А. Андрусенко, В.Г. Васенков, В.Ф. Еловский, Н.Д. Пшеничный, В.Е. Курчин, сам В.Д. Бочаров и курцхарист М.П. Скоробогатов. Три выставленных дончанами собаки привезены из Москвы.

1982 год, Республиканские состязания по перепелу, экспертизу проводили Ю.Ф. Беляев и В.А. Морозов. С дипломами II степени призерами стали пойнтера: Багира Лисавца (83 балла), Лада Тищенко (79 баллов) и Джар Васенкова (79 баллов).

1983 год, Республиканские состязания по вальдшнепу. Экспертизу проводим мы с В.А. Морозовым. На этот раз чемпионом становится палевая сука из города Саки Лада Тишенко (однопометница Багиры Лисавца), у нее 87 баллов. Вторая Гира Лисавца (Д-II,78 баллов), третий приз у Джина Белова (Д-II,74 балла). Нельзя не отметить четвертое место Фэба Марьянова. Этого киевского пойнтерка я много раз видел в работе, добротный был вальдшнепятник.

1984 год, II Всесоюзные состязания по болотной дичи в Белоруссии. Многочисленная команда Украины провела недельные отборочные сборы в Черниговской области, птицы было мало, угодья ужасные, чего вдоволь, так это комаров и оводов. Экспертизу проводили три комиссии, которые возглавляли В.В. Бедель, М.П. Павлов и автор этих строк. Комиссии В.В. Беделя и моя работал в Уховском хозяйстве, которое располагалось в пойме реки Сож, а комиссия М.П. Павлова испытывала собак в Днепро-Березинском хозяйстве в пойме Днепра. В состязаниях приняли участие 75 собак, по 25 собак на каждую комиссию. И это на 4 дня работы! Конечно, можно было каждую собачку посмотреть досконально. Время работы не ограничивалось, собаке предоставлялись три обязательные встречи с птицей. Формулировку «без встречи с птицей» тогда еще никто не придумал (Как это так, денежку взяли, а птицу не предоставили!). В нашей комиссии тогда из 25 собак дипломировано только 6 и всего один диплом II степени, 11 сняты за непроявление чутья. «Пороли» дупелей в 2-3 метрах, причем при идеальных условиях многие собаки, в том числе и знаменитый курцхаар Беж Солганика, за что Владимир Иосифович в наказание прокрутил на четыре оборота против часовой стрелки его левое ухо. В моей комиссии из украинских собак успешно отработала только Альфа В.К. Голубченко. В комиссии у М.П. Павлова отличился черно-пегий красавец Билл киевлянина Паши Андреева, он стал третьим призером, хотя его работы по перемещенным дупелям были самыми дальними, за 18 метров и явно тянули на диплом I степени, но Павлов и примкнувший к нему Горбенко зажали его, мотивируя свое поведение словами: «Работы Билла по жирующим птицам были достаточно короткими». Ну, а чемпионкой состязаний стала англичанка Зося Э.Б. Баната – председателя Белорусского общества охотников и рыболовов.

1984 год, Республиканские состязания по перепелу, экспертизу проводят М.П. Скоробогатов и Ю.Ф. Беляев. Впервые пойнтера за чертой призеров. Четвертое место у Альфы В. Голубченко (Д-II, 80 баллов), пятое у Гиры Лисавца (Д-II, 78 баллов), обеим Скоробогатов поставил за поиск «10 и 8», для сравнения скажу, что у победительницы состязаний курцхаара Дженни Лазнева «7и7», у Багиры Лисавца «8и8», значит действительно лихо скакали в тот день эти две небольшие сучки.

Все события Республиканской выставки 1985 года почему-то выпали из памяти, наверное, и не было ничего значительного. Зато тот год запомнился на всю жизнь замечательными охотами в Белоруссии: на дупеля по заливным лугам под Гомелем и по тетеревиным выводкам в бассейне Припяти.

Хочу рассказать о трех замечательных пойнтерах той поры, черно-пегой Туче 1829/п Чеперина и красно-пегих Томе 1831/п Мельниченко (Стоячко) и Амуре 1866/п Марьянова. Тучку (Лорд-Бас Блистанова х Лейда 1749/п Волкова), среднюю по экстерьеру, но добротную и верную в работе (третий приз на Республиканских состязаниях по вальдшнепу в 1985 году), можно считать эталонной производительницей. По количеству произведенных на свет известных пойнтеров рядом с ней можно проставить только Раду Голубченко и Линду Лазарева. Флер Соломонова, Патрик Шишова, Мегги Головченко, Степ Андрусенко – дети Тучки от разных кобелей, работу которых в поле надо было видеть. Кровь Тучки течет в очень многих собаках, в моем Кизил-Томе ее кличка повторяется дважды.

Два великолепных полубрата Амур и Том, появились ре Украине только благодаря заботам И.С. Горбенко. Они дети Атоса Мельникова, первый от Лейды 1749/п Волкова, второй от Шани Кремера. Оба одаренные природой рослые красавцы, великолепные по экстерьеру, настоящие пойнтериные «секс-символы». Их головы были эталонными, как по лепке, так и по внутреннему содержанию – обе собаки редкого ума. Том порой делал такие вещи, которые свойственны только существу «глубокомыслящему», а Амур постоянно «разговаривал» поскуливая разными звуками и интонациями. В родословных многих современных пойнтеров клички этих кобелей еще могут встретиться в четвертом колени, но в основном они уже ушли за их пределы, но владельцы этих пойнтеров могут по праву гордится своими предками.

Тому в то время не было равных по работе в лесу, это и сейчас многие могут подтвердить. В поле, лугах и на болоте он тоже был мастером, да и как могло быть иначе, если в сезон на лавандовых полях возле дома во время прогулок он каждый день делал по тридцать и более работ по перепелам, а куропаток работал круглый год. Такую практику в наше время трудно даже себе представить. Перепелов и вальдшнепов он поднимал только «с заходом». Я всегда поражался его умению поднимать перепела в бурьяне, когда после второй стойки навстречу хозяину, ветер дул ему прямо «под хвост». В Белоруссии Том сразу сообразил, что по кочкарнику такие «финты» не проходят, поэтому дупеля и бекаса обходить даже не пытался.

Амур обладал выдающимся по дальности чутьем, но как и многие собаки, наделенные природой таким качеством и реагирующие стойкой на малейший доносящийся запах птицы или ее набродов, иногда грешил пустыми стойками. Он очень широко использовался как производитель, одно время его кровью порода была даже пересыщена. Но в итоге результат всего этого оказался положительным, именно его кровь во многом помогла в массе избавиться от скошенных крупов. Амур имел дипломы I степени и был полевым чемпионом в состязаниях по вальдшнепу. Том нет, хотя у В.И. Солганика в 1985 году он стал победителем состязаний с дипломом II степени, а в 1987 году уступил первенство Амуру, ставшему чемпионом (у Ю.Ф. Беляева) при дипломе I степени с 83 баллами. Том тогда стал вторым (у А.С. Соломонова), но с 87 баллами и «девятками» за ход, мастерство, постановку и послушание. Третий приз в 1987 году был у Тучки Чеперина (диплом II степени и 85 баллов), согласитесь, тоже весьма неплохо.

Сентябрь 1986 года, Республиканские состязания по перепелу под Мариуполем. Собаки работают по цветущей амброзии и если в первые 10-15 минут они не сделают зачетные работы, то судьба их предрешена – нос полностью забивает ядовитая пыльца. Именно поэтому тогда провалились многие известные собаки. Победила с единственным дипломом II степени при 81 балле палевая Дженни Белова, у моего Тома второй приз, диплом III степени и 83 балла, третий приз у кофейного Бима В.К. Голубченко, дипломом III и 81 балл.

Это был год Чернобыльской катастрофы, в Белоруссию путь был заказан, поэтому я, И.С. Горбенко, Е.И. Чеперин и С.М. Литвин после состязаний отправились в Ростовскую область на перепела. Охотились мы под Таганрогом недалеко от станицы Платово. Наши три замечательных пойнтера Том, Туча и Ресси показывали великолепные работы, с полей мы всегда возвращались с богатыми трофеями. Игорь Спепанович частенько, в свободное от игры в бильярд время, пытался на практике опробовать разработанные им лично (теоретически), многочисленные (элементарные) способы отучения собаки от гоньбы птицы, но почему-то на его собственную Реську все они не действовали и она продолжала поганивать.

1987 год первый матч России, Украины и Белоруссии в Днепро-Березинском охотничьем хозяйстве, впоследствии эти матчи стали традиционными, их стали проводить ежегодно под Минском – всем известная «Горка». Этот матч Украина выиграла, как, впрочем, и многие остальные. Лучшим из нашей команды стал Джин Белова, у него единственного диплом II степени. Хорошо работала ирландка Лесси А.К. Голубченко, но перед этим срезалась представительница России, значит надо было, во что бы то ни стало, «завалить» собаку из Украины, и Леси, вместо заслуженного диплома второй степени, получила только третий. Такое раньше у некоторых экспертов практиковалось, не исключение и наши Республиканские состязания. Особенно остро в семидесятые годы конкурировали команды Крыма и Донецка, на одних из состязаний два друга Бочаров и Морозов даже выясняли отношения путем фехтования деревянными табуретками (кому-то из них не понравились действия оппонента).

1988 год, очередные Республиканские состязания по перепелу. На этот раз победителем становится Рона Ломтенкова, только она показала чутье на диплом II степени. Второй кофейный Бим Голубченко диплом III степени при 82 баллах, третья черная Рада Древянникова, диплом III степени и 81 балл. Я уже писал, что в следующем году Рона снова победила на Республиканских состязаниях, но в этот раз уже по вальдшнепу у В.И. Солганика. Это была по настоящему добротная в поле собака. Неоднократно наблюдая за ее верной и расчетливой работой, я решил брать себе щенка именно от нее, не видя никакой альтернативы. Внучка моего Демона – какие могут быть сомнения! В то время я остался без собаки, Том безвременно погиб от рака, и я до сих пор считаю его смерть последствием охот под Гомелем.

В 1987 году, через год после Чернобыля, теплая компания в составе меня, москвички Нины Александровны Шаровой, Виктора Белова, Анатолия Константиновича и Елены Васильевны Голубченко, их сына Артемки, Евгения Ивановича Чеперина и его дочки Анечки, Степана Михайловича Литвина и, конечно, Игоря Степановича Горбенко (с пассией), провели две недели на охоте на реке Сож в Белоруссии. По приезду «дед Литвин» сразу вынул дозиметр, он зашкаливал. «Текайте на …!» - были его слова. Но рядом по деревне Присно бегали детишки, а чем мы лучше этих Божьих созданий! Это потом мы поняли, как были легкомысленны, узнав, что все население деревни получает пособия «на оздоровление», которые в народе сразу окрестили «гробовыми». Мы-то на охоте бродили по лугам и болотам в сапогах, а собаки рыскали по радиоактивной осоке абсолютно незащищенными, так что дозу все они получили весьма и весьма приличную.

Повязали мы Рону Ломтенкова с сыном моего Тома, прекрасным по экстерьеру и стильным в поле, Томом Литюка. Жора презентовал мне от этой вязки голубоглазое чудо, которое я назвал Сары-Томом (Желтый Том). Светлые глаза к трем годам потемнели, а потом и вовсе стали темно-темно коричневыми. В три месяца он сделал первую стойку по перепелам, в четыре я начал с ним охотиться. В конце октября, в неполные шесть месяцев в котлованах на Караби он начал делать работы по вальдшнепам и подавать их (чему есть ныне здравствующие свидетели Е.И. Чеперин и А.Г. Бакусов). С годами Сары-Том превратился в непревзойденного мастера лесной охоты, дважды побеждал на Республиканских состязаниях по вальдшнепу. Мои друзья до сих пор с восхищением вспоминают его работы. Руководствуясь каким-то особым чувством он, после казалось бы явных промахов, уходил за улетевшими вальдшнепами и приносил их издалека, часто живых и без каких-либо видимых признаков попадания… Отличный по экстерьеру Сары-Том имел чуть скошенный круп, иногда он передавал этот недостаток. Два его потомка от великолепной по экстерьеру черной суки Герды Вазули в Донецке широко использовались как производители. Чемпион Всеукраинской выставки 2001 года Дар Андрусенко унаследовал скошенный круп у отца и передал его нескольким своим потомкам. А вот Линда Лазарева от разных кобелей давала только «отличников». Наиболее известные Буч Эммина и Виконт Демидеца. И по сей день многие, уже внуки Линды, правильно сложены и блещут породой.

1989 год, XIV Республиканская выставка. Экспертизу пойнтеров провожу я. Активность пойнтеристов в большинстве областей Украины по-прежнему очень низкая. Очень показателен в этом плане каталог выставки – от Донецка не записано ни одной собаки, от Киева записаны только Тучка Чеперина и Амур Марьянова, от Закарпатья тоже две собаки и одна от Харькова. После смерти В.Д. Бочарова в Донецке чувствуется отсутствие настоящего лидера, Михаил Петрович Скоробогатов в этой ипостаси заметно уступал ему. Несколько собак на выставку дончане все-таки привезли, но записать их каталог не удосужились. В Киеве тоже пойнтеров можно пересчитать по пальцам, стоящие собаки только у Горбенко, Чеперина, Шишова, Андреева, Марьянова, Стадничука и Вазули. И только в Крыму, благодаря председателю секции В.А. Белову, настоящий бум (правда, через пару поколений он снова сменится на затишье). Достаточно сказать, что из 25 пойнтеров, записанных в каталог выставки, 20 из Крыма, причем 4 собаки самого Белова и 4 их потомка. Популярности пойнтеров в Крыму в те годы способствовали их постоянные многочисленные победы на состязаниях разного ранга. В Донецкой области наоборот – затишье, в течение 10-15 лет исчезли, сошли на нет многчисленные потомки лучших московских пойнтеров, завезенных в недалеком прошлом. И лишь в Мариуполе, благодаря В.К. Голубченко, пойнтера на должном уровне. Все это «неблагополучие» от неумелой племенной работы с породой. Порой рьяно берутся руководить люди, которые для себя-то стоящую собаку выбрать не могут, постоянно кочует рядом с ними по жизни всякое «говно», зато другим давать советы они мастера великие.

Первым в ринге старшей группе я поставил Мифа Белова, вторым за ним шел Амур Марьянова. Миф (ч. Джин 1775/п х п.ч. Гира 1773/п Лисавца) чем-то был похож на некоторых лучших современных итальянских пойнтеров, которых мне довелось видеть – такая же идеальная машина для скачки, но он имел явные сдвиги в психике. Порой его вообще можно было принять за глухого, настолько он «забил» на команды ведущего. Доктор и эксперт В.П. Мельниченко даже советовал Белову обратиться по поводу его слуха к ветеринару, меня эти советы страшно выводили из себя, так как я

прекрасно понимал «подлую суть» этого негодяя. В 1987 году Белов,

натаскивая Мифа по дупелям в Белоруссии, потерял голос и хотел оставить там его навечно, благодаря мне он не сделал этого. Как ни странно, Миф иногда показывал неплохие работы и лично я дал ему диплом II степени, а всего их у него было три. Миф через Мегги К.Предо являлся дедом Астера Марьянова и Али Андреева, в купе с кровью Юри дель пойнтер неро он «поддал жару» многим своим потомкам и в частности «Бликам».

Среди сук первой ходила Гира Лисавца (мать Мифа), небольшая, но очень ладная сучка, практически лишенная недостатков. Она же стала чемпионкой выставки. У кобелей чемпионом стал Джин Белова.

1990 год, Всесоюзные состязания легавых собак по болотной дичи в Новгородской области. Совсем скоро не станет Союза и многое кардинально поменяется в нашей жизни. Печально, что волею судеб Всесоюзным состязаниям 1990 года было суждено стать последними и даже, в некотором роде, историческими. Украину на состязаниях представляли две команды. Одна, собственно команда УООР, под предводительством Н.А. Томиной, вторая – команда Киева, которую с амбициями и большой уверенностью на победу, собрал из киевских пойнтеров и возглавил лично сам И.С. Горбенко.

Предварительно в Белоруссии, на «Горке» для обеих украинских команд были организованы двухдневные тренировочно-отборочные сборы. Такие сборы УООР проводило и раньше, и перед Первыми Всесоюзными состязаниями, и перед Вторыми они во многом явились залогом успешного выступления Украинских собак на этих состязаниях. Вот и в третий раз команда УООР в составе пойнтеров Чифа Морозова, Дара Чикина, Тучи Чеперина, Герды Белова и английского сеттера Юны Литвина смогла добиться уверенной победы. Вновь блеснули крымские пойнтера, Чиф Морозова с дипломом II степени и 86 баллами (20 за чутье, 10 за быстроту хода и 15 за стиль) был лучшим среди пойнтеров в предварительном туре, а Дар Чикина в финале стал третьим призером их Чемпионата. Эти собаки продолжили славные традиции призеров прежних Всесоюзных состязаний Лады Демчика, Дара Морозова и Билла Андреева. Вот что написал о выступлении Чифа на этих состязаниях В.И. Солганик: «Самое большое впечатление из просмотренных пойнтеров произвел Чиф Морозова. Давно не видел такого стильного пойнтера при очень большой верности чутья, тем более, что все это на громадной скорости – все, что нужно эстету и охотнику... Дальность большую не показал, однако диплом II степени, а их всего два. Из всех пойнтеров, виденных мною за последние 10 лет, рядом могу поставить только черную сучку Мегги 1951/п Головченко, но она маленькая, а Чиф производит впечатление арабского скакуна с длиннющей шеей и вздернутой к верху мордой, на конце которой две развивающиеся ноздри».

При совдепии все мы смотрели на многие вещи совершенно другими глазами, потому как были моложе, не столь обременены жизненными заботами, сами были проще, да и жизнь была иная. Наверное поэтому мы были по настоящему счастливы, когда собирались вместе на состязаниях и выставках. По вечерам, на редкость дружная и гостеприимная команда Украины, устраивала «банкеты», на которых «по-взрослому» отмечались успешные выступления украинских собак. Я был свидетелем очень любопытного эпизода, связанного с последствиями одного такого банкета.

Я жил вдвоем в одной комнате с председателем главной экспертной комиссии Александром Абрамовичем Мейдманом. Замечательный был человек, Царство ему Небесное! Ранним утром третьего дня состязаний к нам в комнату зашли Е.И. Чеперин и В.А. Белов с тем, чтобы выразить главному эксперту свое возмущение по поводу того факта, что не заполняется стенд с итогами выступления собак на состязаниях. Когда они вошли, у Мейдмана не возникло никакого сомнения, что перед ним казахи, он тут же очень любезно стал интересоваться, готовы ли их собаки к сегодняшнему выступлению. (дело в том, что команде Казахстана дали дополнительную возможность «потаскать» собак, чтобы получше познакомить с дупелем и оставили их всех на последний третий день). Когда же он понял, что его «визави» вовсе не из Азии и узнал о цели их визита, то был не столько удивлен, сколько разгневан, но, будучи интеллигентным человеком, он позволил себе только закричать: «Пошли воооон!», правда так, что тут же мгновенно сбежались все испуганные постояльцы охотничьей базы. Оказывается, утром тебя могут запросто принять за казаха или киргиза, если вечером ты «хорошо отдохнул».

1990 год, Республиканские состязания по перепелу под Евпаторией. Всего 26 собак, и минимальное число дипломированных – 27%. Все призеры с дипломами только III степени. Победил одесский черный пойнтер Рей Волкова (80 баллов), вторым был также черный пойнтер Дар Чикйна (75 баллов) и третьей ирландка Леси А.К. Голубченко (74 балла).

Рей Волкова (Демон х Багира) стильный и чутьистый, не раз побеждал не состязаниях. От разных сук он дал несколько весьма незаурядных собак, среди них самые известные: черные пойнтера чемпион Республиканской выставки Степ Андрусенко, непревзойденная по стилю Мегги Головченко, Блек-Блик Горбенко (Залознова), перводипломник и победитель Киевских состязаний Том Голосова. Кличками первых трех собак в наши дни пестрят родословные многих украинских пойнтеров.

1991 год, август. Известие о путче ГКЧП застает меня и Г.В. Ломтенкова на охоте под Евпаторией. Все бы ничего, но с нами один из руководителей донецкого отделения РУХа Василий Григорьевич Суярко. «Наконец-то будет порядок!», - ликуя, заявил Жора (отставной «лабух», ярый приверженец Сталина, теперь уже легендарная личность в «собачьем мире») и тут же добавила «А ты Вася не бойся, в Евпатории есть место, где мы тебя спрячем, там никакое КГБ тебя не найдет» (скорее всего он имел ввиду Мамайские каменоломни). Но прятать Суярко не пришлось – на следующий день Ельцин залез на танк, а Украина вскоре стала независимой.

Тогда на «волнах свободы» мы решили освободиться «от диктата» и наконец-то «похерить» московские правила испытания легавых собак. С той памятной осени в Крыму начали оценивать работу по куропатке, как работу по фазану, по разработанным мною и принятым в Украине «лесным правилам», в которых «чутье» одной графой, лимит по «мастерству» и никаких перемещенных птиц. Это продолжалось более десяти лет (Н.А. Томина была не против), пока не начался новый диктат, покруче старого.

1992 год, Республиканская выставка. Ринг пойнтеров судит И.С. Горбенко. Со времен предыдущей выставки ничего не изменилось, в каталог опять записано только 27 собак, 21 пойнтер из Крыма, Бим В.К. Голубченко и Джина Перевезенцева от Мариуполя (от Донецка ни одной собаки), от Киева только Тучка Чеперина. Открытие выставки – прекрасная черная сука Джина Перевезенцева, дочка Уголька В.К. Голубченко. Об этой линии я уже говорил выше. Среди кобелей блещет породой черный Патрик Шишова.

1993 год. Меня пригласили отсудить Киевские областные состязания по куропатке. Собаки состязались в одном из киевских парков, условия идеальные и птицы было более чем достаточно. В этом парке на протяжении нескольких лет все натаскивали собак и весьма успешно проводили испытания. Теперь там нет ничего, а ведь с той поры прошло всего семнадцать лет! Работу собак в лесопарке никак нельзя было приравнять к работе в поле, я уже тогда убеждал всех, что «чутье» надо судить одной графой, но В.К. Грановский был непреклонен. Победил тогда замечательный по стилю черный красавец Патрик Шишова. Одна из трех его работ бала особенно красивой и мастерской. Задрав голову, он на изумительных по красоте и предельно страстных потяжках, с приостановками, постоянно поджидая хозяина и не требуя новых посылов, через густые кусты и лужайки «давил» пару убегающих куропаток более 200 метров. Наконец, оглянувшись на хозяина, замер, посыл, стремительная подводка и подъем птиц метрах в 15. Верное чутье помогло ему определить тот момент, когда куропатки прекратили свой бег, и вот вам их подача под верный выстрел. Подобные работы собак на состязаниях у меня навсегда остаются в памяти. В работе по вальдшнепам Патрик тоже всегда великолепно сочетал мастерство с красотой, его кровь через собак Чеперина, Ломтенкова и Телека течет и в современных пойнтерах, правда, равных ему по стилю среди потомков пока я не встречал.

В 1993 году на Всеукраинских состязаниях по вальдшнепу победил мой Сары-Том. Состязания малочисленные, всего 25 собак, все объясняют это нищенским уровнем жизни.

1994 год я вновь на Киевских областных состязаниях в комиссии Александра Абрамовича Мейдмана. Чемпионкой состязаний стала черная Далси Ю.Бузина (Денди-Бас Орловой х Блекки Цивеса), внучка весьма незаурядных пойнтеров Амура, Демона и московского Чанга Потресова (Бен Тимошенко х Чара Красикова), она аккумулировала в себе их лучшие качества – чутье, стиль и ум. Все это позволяло ей прекрасно сочетать спортивные качества, удачно выступая на состязаниях, с удивительной добычливостью настоящего мастера на охоте. Ее диплом I степени стал памятным и для А.А. Мейдмана, до нее по куропаткам таковых он не выдавал никому. За предельную по дальности работу чрез водную преграду другого дать было просто невозможно.

Запомнилась мне и работа черной суки Донны Каца. Она верхом, ни разу не опустив голову, с приостановками, дорабатывая парочку улепетывающих куропаток, прошла огромное расстояние, обошла вокруг кургана, преодолела глубокую заросшую канаву, и когда она наконец-то их «прижала» и по посылу подняла в 5 метрах под верный выстрел, то получила у Мейдмана только диплом III степени «за короткую работу».

1994 год, Всеукраинские состязания по перепелу в Крыму под Раздольным, судили я и Ю.Ф. Беляев. Участвовало 45 собак, дипломировано только 15, птицы было достаточно, но жара – обычная история. Победил курцхаар Пыж Романова, из пойнтеров в призерах только палевая Юта Л. Телека, она третья с дипломом II степени. У Крыма первое командное место, второе место заняла команда донецких пойнтеров, которых привезли Андрусенко, Бодня и Нестеренко.

1995 год, апрель. Киевские внутрипородные состязания пойнтеров. Их уже около двух десятков, правда, почти половина дети Амура Марьянова. Экспертизу проводила комиссия под председательством В.И. Солганика, тогда-то мы и узнали, что Владимир Иосифович еще и ученый-энтомолог, оказывается он с самого детства изучает особенности движений больших черных мух и у него есть по этому поводу научные открытия…

У меня сохранилась прекрасная видеозапись тех состязаний, на которой снята работа многих собак, я, ностальгируя, часто ее прокручиваю, на ней все еще такие молодые и красивые, особенно Н.А. Томина и И.С. Горбенко. Победителем состязаний стал черный пойнтер Том Голосова, красиво отработали Патрик Шишова и Далси Бузина.

Пойнтеров на Всеукраинских выставках 1995 и 1998 годов судили И.С. Горбенко и В.К. Голубченко. Ринги стали значительно богаче, заметно повысился экстерьерный уровень экспонатов, но доминируют пойнтера одноцветного окраса. У Горбенко первыми ходят черные Лорд Иванова и Герда Вазули у В.К. Голубченко черный Патрик Шишова.

1996 год. Впервые Всеукраинские состязания по перепелу проходят в Мелекино. Еще не появились манки, а «вольной» птицы не так уж и много. Среди призеров ни одного пойнтера. Дожили! И так будет еще несколько лет.

С конца прошлого века 1997-2000 годы начинается «новая эра» в развитии породы – активное прилитие «импортной крови». Сначала Юри дель пойнтер неро и пойнтера Александрова, затем Замбо Гринченко, Арко Иванова и Аран Шерстнева и, наконец, итальянские и французские собаки. Все это происходит уже на глазах нынешнего поколения пойнтеристов, и это уже совсем другая - «новая история».

А. Стоячко



Украинская Баннерная Сеть