Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Мы и Они

Практически с момента, когда стало возможно и уже не считалось предательством, многие авторы публикаций призывают нас к ведению охотничьего хозяйства по примеру западных стран Европы. Лично я не имею ничего против заимствования такого опыта, тем более что статистика показывает, как наше хозяйство далеко отстает от производительности и продуктивности западных коллег даже из бывшего Варшавского договора. Удивляет, как им удалось сохранить лучшие свои традиции даже при тотальном принудительном строительстве «светлого будущего» и не забыть, что охота – это тоже отрасль народного хозяйства, способная приносить и приносящая довольно ощутимые доходы, в том числе и в государственную казну.

Ну, «отстает» - это если такой термин применим к «хозяйству», производительность которого в 500 раз ниже европейских аналогов. Поэтому мы не отстаем, а нашего охотничьего хозяйства в экономическом плане вообще не существует. А то, что мы считаем вродь как охотничьим хозяйством, это всего лишь кормушка для определенного круга лиц, объявивших себя предводителями отрасли, и давно лишь проедающими наши деньги (как государственные, так и общественные) при практически нулевом результате охотхозяйственной деятельности. Для того, чтобы убедиться в правоте этих слов, просто посмотрите отчеты по продуктивности хозяйствования всех типов охотхозяйств всех видов собственности - одни систематически показывают свою убыточность, чтобы не платить налоги с прибылей, а другие просто бессовестно тратят наши деньги на содержание убыточных хозяйств (например, государственных лесоохотничьих хозяйств и аппаратов «охотоведов» в управлении лесного и охотничьего хозяйства областей, главной задачей которых является обеспечение и обслуживание охот для различного руководства).

Я уже неоднократно писал о том, как и кто проедает деньги в общественных охотничьих организациях. Возможно, эта проблема была бы лишь делом самого Общества, однако с учетом узурпации власти в общественных организациях вродь как выборным руководством, пора бы уже и государственным структурам правоохранительного направления помочь плательщикам налогов разобраться, куда идут их взносы и куда девается имущество общества. Ведь, как бы там ни было, общественные организации также обязаны действовать в рамках законов нашего государства, и воры должны вернуть украденное, если таковые факты имеют место, и ответить за содеянное. Я уверен, что все охотничьи организации западноевропейских государств действуют и живут именно в таком правовом поле. Украл – верни и отсиди, что положено по закону, хотя я уверен, что у них такого беспредела не существует, и они все живут по законам справедливости и честности, такая уж там система. А по каким законам живем мы? И вообще, а существует ли для наших власть предержащих правило уважать законы?

Во время работы в госохотхозяйстве мне неоднократно приходилось принимать иностранных охотников и проводить с ними охоты. Безусловно, я проводил охоты и с нашими охотниками, и имею очень большой список примеров для сравнения Мы и Они. Рассказывать о нас вроде как и нет необходимости, ведь мы-то и сами себя знаем. Правда, оно со стороны виднее, да еще если есть такая возможность для сравнения…

Если сравнивать их и нас, то для нас, честно говоря, такое определения, как охотники, очень часто совершенно не подходит. О каких-то традициях в хорошем смысле, я считаю, и говорить не стоит. Для аргументации таких утверждений приведу несколько примеров, очень ярко характеризующих и нас, и их.

На одной из охот, когда наше хозяйство принимало немецких охотников, где-то ближе к обеду переводчица совершенно обескуражила меня. Немного стесняясь, она обратилась ко мне: «Степанович, они скоро намочат штаны…». Сначала я не понял, что от меня хотят. Ну, может, подумалось, будет претензия, что наш УАЗ не оборудован туалетом… Ее объяснение, честно говоря, было для меня более чем ошеломляющим. Она сказала, что на инструктаже я им говорил, что при производстве охоты они не имеют права без команды выходить из машины. Мы немедленно остановили УАЗ и я показал им на кусты. Зрелище, я вам скажу, было достойным кинокамеры, а их благодарность за такую услугу не имела границ. Сказать переводчице о своем положении они стеснялись, а нарушить мою инструкцию не могли.

Исходя из этого, в дальнейшем мне пришлось вносить коррективы в инструктаж. Ну, а как бы поступили мы в подобном случае?.. Приведу еще один пример того, какие порядки у них на охоте, которые они и у нас соблюдают неукоснительно, хотя в наших инструкциях о таком и в помине тогда не было.

Однажды мне пришлось проводить охоту с иностранцем, приехавшим за трофейным оленем. Где-то уже после обеда егеря, наконец-то, выдавили из подсолнуха приличного оленя, и охотник на мой вопрос годится ли ему такая добыча дал утвердительный ответ, после чего я начал преследование животного и подвез его на выстрел. Он выскочил из машины и принял позу для выстрела с колена, однако животное уходило, а выстрела все не было и не было. Ну, клиент всегда прав, поэтому я, воздержавшись от комментариев, снова продолжил погоню. Ситуация повторилась снова, на этот раз я, переждав какое-то время, чтобы с моего лица сошло выражение того, что я хотел сказать, задал вопрос в чем дело и почему он не стрелял. Вот тут, внимание, дорогие соотечественники, оказывается, по западным охотничьим традициям, стрелять животное можно только в профиль и ни в коем случае не в зад. За нарушение этого правила охотнику приходится платить штраф, даже если животное добыто (тем более, когда оно добыто). Безусловно, я был поставлен в тупик, ведь, с одной стороны, такое требование было очень гуманным и уважительным к животному, а с другой стороны, выставить таким образом ему под выстрел оленя было довольно сложно, и это ставило под угрозу успешное проведение всей охоты.

Честно говоря, тогда я попал в неприятную ситуацию, кроме того я предчувствовал реакцию егерей, которые уже довольно устали, и упущенный олень без выстрела положительных эмоций у них не вызовет. Выход из положения я все же тогда нашел. Сначала я объяснил егерям ситуацию, пообещав, что к ужину охотник отблагодарит их за труд магарычом. Охотнику же сказал, что, мол, и мы не варвары, и у нас такие же традиции, но они обязательны только при проведении охот с вышки, а в данной ситуации (при проведении охоты по типу сафари) он может остановить животное выстрелом при любом его положении, а затем, при возможности, немедленно добить его выстрелом в шею. Так в дальнейшем и произошло, охотник добыл оленя, при этом он провел традиционный для их охот обряд, в котором просил извинения у животного за то, что отобрал у него жизнь. Для меня эта история стала еще одной наукой, и в дальнейшем при проведении охот с иностранцами я всегда уточнял перед инструктажем порядок добычи ими животных.

А теперь я опишу, как охотимся мы в своих родных угодьях. Того, что мы стреляем птицу всем, от утиной дроби до картечи, никто, я думаю, отрицать не станет. По зайцу пуляем там, где мы его видим (на любом расстоянии), тоже никто отрицать этого не будет, есть такая придурь. Но когда, снимая шкуру с оленя, обнаруживаешь в нем по несколько зарядов пятерки или другой дроби… Это до какой степени идиотом надо быть, чтобы такое творить?

Приняв ГОХ «Гавриловское» от охотоведа Аридова Е.Н., я принял и традиции, заведенные им при проведении охот на копытных. Отойдя немного от освещаемой темы, скажу, что заведенный им порядок отстрела копытных из нарезного оружия имел положительные результаты – недобранных подранков практически не было. В принципе, больших возражений по поводу такого способа охоты у большинства охотников не было, все лицензии результативно реализовывались, а традиция «по чуть-чуть на крови» никем не отменялась. Конечно, иногда попадались хитрые умники, которых хлебом не корми, а дай сделать по-своему, но мы их тут же ставили на место – порядок охоты на копытных для всех один, а все условия охоты объявляются перед охотой, на инструктаже.

Еще один штрих к нашему портрету. Однажды желание отстрелять оленя самостоятельно выразил охотник из аппарата обкома. Приехал на охоту он с автоматическим нарезным карабином, что меня сразу насторожило. Однако я поставил условие, что стрелять он будет лишь то животное, которое я ему укажу. Зная повадки обкомовских кабинетчиков, я пытался найти ему одного оленя, но все время попадались небольшие стада и, в конце концов, я принял решение проводить охоту по небольшому стаду. Выждав, когда олени успокоились и хоть как-то разбрелись, показал охотнику отдельно стоящего спичака. Он выстрелил и слегка ранил животное, оно, прихрамывая стало приближаться к стаду, а охотник, не переставая, палил в него. В конце концов, олень присоединился к стаду, а выстрелы все не прекращались. Понимая, что, пока я обойду машину сзади, стрелок наделает еще подранков, я ударил по стволу ногой. Это сразу же остепенило стрелка. Мы сели в машину и догнали стадо, после чего он добрал подранка. После осмотра стада мы убедились, что подраков больше нет, и вернулись к добыче. Присутствовавший на охоте районный начальник посмотрел на меня скорбно-осудительно и сказал, что я нажил себе очень влиятельного врага, что, впрочем, не оправдалось.

Думаю, читатель уже обратил внимание на самодисциплину у европейцев и вседозволенность наших охотников. А ведь именно такие и стали у нас олигархами, депутатами и прочими «держателями» Бога за бороду.

Как я уже говорил, отстрел копытных в ГОХ проводился только из нарезного оружия причем, как правило, или директором, или охотоведом. Так, на одной из охот мне предстояло отстрелять несколько кабанов, косуль и оленей. Поэтому следом за моей машиной двигалась кавалькада из 8-10 машин, при этом все охотники были предупреждены о порядке передвижения на транспорте с оружием. В те времена ружья должны были находиться в разобранном состоянии в чехле. Было принято решение начать охоту с добычи кабанов и косуль, как наиболее сложную в силу ряда причин. Зная, что кабан часто днюет в двух параллельно проходящих «сталинских» лесополосах, мы туда и направились, и не ошиблись. В одной из посадок я произвел выстрел в кабана и тяжело его ранил. У кабана хватило сил дойти до следующей посадки, где он и остановился. Подъехав к нему на прямую видимость, я принял решение дать возможность другому охотнику добрать животное из ружья. Я понимаю, что коллеги могут осудить меня за то, мол почему я сразу же сам не добрал животное. Каюсь, так было бы, конечно, правильно. Так вот, выйдя из машины, я показал охотнику в первой машине, что он может выйти и дострелить кабана, но то, что произошло после моего сигнала, ни в какие инструктажи и планы не входило. В одно мгновение открылись все двери во всех машинах и из них стали выскакивать и выпадать «охотники», при этом у некоторых ружья уже были в собранном состоянии. Заряжая и собирая оружие на бегу, все ринулись к кабану, и это при том, что дорога была покрыта льдом. Некоторые падали, а задние, не обращая внимания на лежащих, продолжали бежать по их телам, тоже падая уже с заряженными ружьями, снова подхватывались, опираясь на лежащих. Никакие мои попытки образумить эту толпу успеха не имели, и обратить внимание мне удалось только выстрелом вверх, после чего страсти стали как-то угасать. Конечно, хорошо, что все закончилось благополучно, и все остались живы (царапины и ссадины оказавшихся под ногами всего лишь малая плата за произошедшее).

И такие примеры я могу приводить и приводить. Примечательным во всех подобных случаях является то, что участниками такого «общения с природой» в моей практике стабильно являлись люди, занимающие руководящие должности, то есть те, кто, в будущем ограбив простых людей, становились бизнесменами, так называемой нынешней «элитой». И мне вполне понятно, что именно для них сейчас придумываются различные новшества в расширении истязания охотничьих угодий, «улучшения» и «улучшения». А практически ни одного предложения по действительному улучшению и повышению спроса за ненаучное и необоснованное использование государственного охотничьего фонда. Например, открытие охотничьего сезона возможно лишь при условии стопроцентного выполнения плана проведения биотехнических мероприятий и ни в каком другом случае открытие невозможно.

Ведь вся егерско-охотоведческая братия вместе с директорским корпусом и проедает наши с вами, уважаемые сограждане, деньги именно за то, что они проводят весь биотехнический комплекс (я поправлюсь – должны проводить). То есть к открытию охоты все работы по заготовке кормов, ремонту и сооружению биотехнических сооружений должны быть завершены, корма, подготовленные в объемах, предусмотренных охотустроительными нормами, должны находиться в местах хранения, соответственно с правилами бухгалтерского учета. Но об этом – тишина.

Безусловно, все эти требования должны быть отражены в законе об охотничьем хозяйстве. Но где там! Ведь нормального закона никто так и не написал, а ныне существующий все дополняют и дополняют, а затем снова вносят дополнения к своим дополнениям. Когда я слышу заседание рады, то у меня перед глазами стояли лица все тех же персонажей из описанной выше ситуации. Поэтому я глубоко убежден, что никакая Верховная Рада не способна профессионально проанализировать законодательные акты для ведения охотничьего хозяйства государства. Написать всеобъемлющий Закон об охотничьем хозяйстве могут только охотоведы, предоставив его для утверждения в Верховной Раде только после широкого его обсуждения в народе, в первую очередь, охотоведами. И охотоведами с полей и лесов, т.е. знающими о проблемах взаимоотношения между основными землепользователями и охотничьим хозяйством, хорошо знающими и традиции нашей охоты, и повадки, и навыки наших охотников и «охотников». Вот такой у нас основной путь к европейскому способу ведения охотничьего хозяйства, а не простое горлание «пустите Дуньку в Европу».

В. Щербак, биолог-охотовед

В. Щербак



Украинская Баннерная Сеть