Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Дик

Дик – это неповторимый пёс, ярчайший представитель породы такс. Такс гладкошерстных. Вообще, на мой взгляд, таксы – самые умные представители собачьего рода. Даже, может быть, не просто умные, а хитроумные! Все знают, что такса – норная порода охотничьих собак. Но, позвольте, диапазон применения их охотничьих качеств настолько широк, что такса применима для охоты на любого зверя! Даже по кабану. Всё это лишний раз подчеркивает необычайную сообразительность данной породы.

Итак, мой дорогой читатель, вперед!

Дело было в конце осени. Поля были уже все убраны, кроме озимых, конечно. Техника в полях уже не появлялась. Я решил сходить посмотреть лису по норам. Заранее зная приблизительное расположение лисьих нор неподалёку, я отправился по пойме речки Ирпень. Взял я тогда Дика и Урана – западносибирскую лайку трёх лет.

Низкая облачность всем своим видом предвещала дождь. Вышли мы на нору, рядом с берегом реки, точнее, нора располагалась в начале небольшого оврага, который через небольшой бугор спускался к реке. Быстро осмотревшись, я понял: нора свежая. Да и Дик всем видом демонстрировал готовность к работе. Мешать я ему не стал, запустив в один из отнорков. Сам расположился с ружьём возле Урана на верху овражка. Заросли сухой крапивы скрывали от нас берег реки. Да и просто взгляд на ледяную воду вызывал легкий озноб. Начался небольшой дождь. Время шло. Полчаса, как Дик в норе, а признаков лисы не видно. Я начинал нервничать.

Как всегда, в самый неожиданный момент, вылетает из одного из нижних отнорков лиса. От меня три-четыре метра. Я с перепугу стреляю первым стволом – промах. Выцеливаю вторым стволом наверняка и только собираюсь стрелять, как лиса, рванув к речке, исчезает за маленьким бугорком. До этого бугорка было от силы метров двадцать. Быстрее ветра добегаю к нему – нет лисы! До края воды метр. Вокруг никаких кустов, лысый берег, только в одном месте клочок травы, но трава не выше патрона! Рыжая как сквозь землю провалилась. Ничего не понимая, я метался из стороны в сторону, как вдруг лай собак заставил меня оглянуться.

Собаки лаяли на реку! Метров семьдесят вниз по течению, уже на середине реки плыла лиса. Оказывается, после моего выстрела она нырнула под воду и по течению, как заправский аквалангист, прошла около шестидесяти метров под водой. Вот почему я её не видел.

С невозмутимым видом плутовка вылезла из воды на той стороне реки, на недосягаемом для моего выстрела расстоянии. Отряхнулась и, не взирая на лай возмущенных собак, спокойно потрусила прочь.

Разочарование.

В 1978 году, в этой древней норе, что была за сосновым лесом, жили одичавшие собаки. Прошлый год мы с соседом насчитали там четырнадцать отнорков. В этот год большинство ходов было засыпано и, проходя мимо, я лениво повернул голову, надеясь увидеть всё тот же унылый пейзаж. Но не тут-то было! Мой намётанный глаз заприметил еле уловимые изменения. Сняв с себя собачий рюкзак, выпустил Дика. Я, продолжив неспешный осмотр места, обнаружил пять свежих отнорков! Значит, зверь объявился. Мы с Диком оживились в предчувствии добычи.

Запускаю собаку в нору и почти сразу Дик начал идти с лаем. Короткая, жестокая схватка под землёй. Вылетает из норы мой Дик, разворачивается и обратно, только в другой отнорок. Я тогда чуть не выстрелил, увидав выскакивающего из норы пса. Так продолжалось три раза. Я даже ружьё поставил на предохранитель.

Вновь лай, опять жесточайшая схватка. Стрелой вылетает из норы…ЛИСА! С перепугу жму на курок, а выстрела нету. Жму, жму, а оно не стреляет. Чуть курки не согнул. Доходит – предохранитель!!! Поздно. Лиса уже метров за тридцать, всё равно стреляю – мимо! В отчаянии стреляю второй раз – результат, конечно, тот же.

Опустив ружьё, оглянувшись, увидел: выходит из норы мой Дик с непонятной, перекошенной мордой. Это в драке с лисой у него клык, пробив губу, торчал наружу.

Вечером, дома (эта картина у меня, как сейчас стоит перед глазами) мне запомнилось наше отражение в зеркале. Я стою с Диком на руках, а у него губа прорвана, нос, как у слона и полные грусти глаза. Как мне тогда не удобно стало перед собакой.

Непревзойдённая хитрость.

Поздняя осень. +2ºС. Мелкий моросящий дождь. Густые заросли высохшей крапивы над речкой Ирпень. Идём по узкому полю вдоль края зарослей: я, Дик и Уран. Уран только намедни перешагнул свой трёхлетний юбилей. Будто бы осознавая это, он настроен очень игриво.

Как всегда, внезапно выскакивает впереди нас лиса. Метров пять успевает пробежать. Мой выстрел разворачивает её на триста шестьдесят градусов. Она падает замертво. Уран – к ней, а рыжая вскакивает и наутёк, слегка волоча заднюю часть туловища. Только собираюсь добить зверя, но тут Уран догоняет лису и начинает с ней играться. Она от него, тяфкает, а пёс грудь вперед и скачет рядом с ней, словно жеребец. Зову его – не реагирует. Не знаю, что делать. Тут Дик настигает эту пару, начинает лаять. Уран, замешкавшись, отстаёт, давая мне шанс, я стреляю. Всё!

Снимаю спокойно рюкзак, бросаю рядышком с опущенным на землю ружьём. Оглядываюсь по сторонам. Ожесточенный лай собак заставляет встрепенуться. Ожившая лиса, вскочив, прыгает с обрыва в речку. Собаки за ней. Хватаю ружьё, перезаряжаю на бегу. Добегаю к обрыву, вижу, как лиса плывет уже на середине реки, рядом мой Донжуан продолжает заигрывать, а Дика течение сносит к берегу. Дождавшись, когда переплывшая реку лиса на берегу оторвётся от надоедливого ухажера, стреляю. Теперь точно всё!

Там же.

Спустя месяц точно на том же месте я проходил с Диком. Мороз только был сильный. Около -20ºС. Дик с голосом рванул в заросли крапивы. Навстречу мне кто-то бежал. Треск приближался.

Выскакивает лиса. Стреляю почти с пяти метров. Мимо. Пробегает рядом со мной и прыгает с обрыва на лёд. Дик за ней.

Смотрю с берега: Дик пытается набрать скорость, но скользит по льду на месте, лиса пытается убежать. Спокойно стреляю. Есть! Яркий рыжий зверь на льду смотрится завораживающе.

Лис – гигант.

Середина декабря который год ознаменовалась оттепелью. Сильные морозы, стоявшие в первой декаде, закончились. Воцарилось плюс три с легким туманом. Ветер южный. Самая классная погода для норы.

Давно я хотел наведаться за соседний сосняк с Диком. Там злополучная нора, где когда-то от нас ушел лис, изрядно потрепавший в сватке Дика.

Вышли мы на бугор, под которым по обе стороны располагались отнорки. Замечу, что отнорки мне показались какими-то великоватыми.

Дик пошел в нору. Через пять минут под землей послышался лай, переходящий в испуганный визг собаки. Из одного из отнорков вылетает пробкой мой Дик! Спиной вперед! И это мой Дик, который никогда не уступал ни одной лисе! За ним вылетает огромная рыжая морда. Впечатление, что лис выскочил от возмущения на разборки. Спал себе, а тут какая-то шавка! От негодования лис крутанул мордой и заметил на бугре меня. Поздно заметил. Мой меткий выстрел не задержался.

Я не нашел дома правилки для выделки шкуры этого гиганта. Лет пять, на мой взгляд, ему было точно. Четырнадцать килограммов!

Р. Выглежанин



Украинская Баннерная Сеть