Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Две стороны одной медали

Вопрос земли, водных ресурсов, частной собственности всегда был камнем преткновения между людьми. Слезы, кровь, смерть едва постоянно кружили рядом. В наш 21 век мало что изменилось, приобрело лишь новые формы и современную специфику, но суть осталась прежней: ни воды, ни земли на всех не хватает. У одних много, у других мало, у третьих ничего, а четвертым и не надо. Казалось бы, проблема, как говорил известный Булгаковский герой, решается просто: " взять и поделить..." или сделать всеобщим достоянием. Но ведь и это уже было. Несколько поколений советских людей выросло под лозунгом: "Все вокруг народное, все вокруг мое...". И к чему это привело? Советское воспитание глубоко засело в сознание и , как следствие, масса проблем, людских драм и трагедий, непонимание всего происходящего ныне, особенно в сфере приватизации. Ведь справедливости как не было прежде, так нет и поныне. По-моему отсутствие ее и приводит к конфликтам.

Не обошли моральные, физические, материальные, духовные и другие проблемы стороной арендаторов водных ресурсов - рыборазводчиков. В простом народе бытует мнение, что это, дескать, хапуги, алчные загребущие люди, жирующие за счет природных ресурсов, данных всем людям в равной степени в пользование Господом. А эти арендаторы, гребут все под себя. Берут в аренду водоем, спускают осенью воду, даже не запустив в угодья ни одного малька, тоннами вычерпывают рыбу, что была в водоеме прежде, продают, превращая ее в звонкую монету, обогащаются, а затем бросают бывшее "рыбное место". А после них хоть трава не расти, хоть всемирный потоп, все им нипочем. Возьмут новую аренду и никаких проблем.

К сожалению, подобное мнение имеет под собой реальную почву, достоверные факты. Так было в первые годы независимости и встречалось почти массово. Причина ясная, как Божий день: легкие, доступные и быстрые деньги на законных основаниях – не докопаться, не придраться. А вопрос аренды решался быстро с председателем сельсовета. Часто последний получал долю и топил в ней свою совесть. Особенно возмущались происходящим рыболовы-любители: некуда и поехать, негде закинуть удочку - везде аренда. Даже речки стали приватизировать, прихватывать берега Днепра, других рек и речушек. Ограды, заборы, охрана. Все делается вразрез законодательства о застройках и постройках в прибрежной зоне водоемов. Не пройти, не проехать. Порой доходит до стычек, открытого противостояния. Так, например, в селе Дулицком Киевской области местные жители сожгли домик арендаторов, вынудив их отказаться от аренды. В другом арендованном водоеме в дни вылова рыбы запустили в воду аммиак, от чего рыба стала непригодна в пищу. Аналогичных фактов, если собрать по Украине, наберется сотни... Среди них найдутся и с трагическим исходом. А все почему? Да потому, что в начальные годы перестройки, когда все установившееся рушилось, водоемы оказались без хозяев. Массовое появление дешевых китайских сетей на рынке вооружило население браконьерскими снастями, а отдельным личностям дало возможность безбедно существовать, вылавливая массу рыбы не для собственного стола, а на продажу. Тот, кто сориентировался в тех условиях раньше, «сколотив» целые нелегальные бригады и артели, даже обогатился: приобрел машину, построил дом и т.д. И все, как говорится, «на шару».

А тут вдруг появляется законный хозяин – арендатор. И пошло поехало. Активные браконьеры привыкли и уже не могут без бредня, невода, сетей, а то и электроудочки. А арендатор не дает, затрагиваются его кровные интересы. Вот вам и конфликты. Простой рыбачок с удочкой также страдает и невольно поддерживает своим мнением браконьеров, дескать, аренда это не есть хорошо. Хотя, объективности ради, следует заметить, что именно аренда по своей сути в какой-то степени останавливает массовое организованное и стихийное браконьерство. Ведь где хороший хозяин, там и порядок. А "жаба" все-таки давит тех, кто живет рядом с водоемом, тех у кого, как говорят, "пуп зарыт на берегу".

Высветить эту проблему редакция попробовала на примере одного из водоемов, взятых в аренду.

По речке Гнилой Тикич есть не один водоем, славящийся еще в советское время обилием рыбы, высокими спортивными уловами. Среди них многим известное Брилиевское. Даже из Киева сюда часто наезжали рыбаки. Что там сейчас происходит мне неизвестно. Хотя первоначально именно туда ваш автор и собирался поехать. Однако не сложилось, и мой выбор пал в село Чапаевка. К слову, там живет хороший приятель моего друга. Прежде, чем пообщаться с арендатором водоема, решил поговорить с местными жителями. Ранее я здесь бывал, общее представление о ситуации имел. Несколько раз даже ездил на утиную охоту. Как мне известно, этот водоем в аренде уже несколько лет. Но хозяева за эти годы успели поменяться. Почему, по какой причине, неужели дело не прибыльное? Интересный вопрос. Это и многое другое мне нужно было выяснять.

Приятель моего друга, у которого я брал лодку, рассказывал, что арендатор разрешает ловить местным на удочку, спиннинг. Но, тогда, проплывая по водоему на его лодке, замаскировавшись под аборигена, я увидел только одного деда с удочкой. Зато сеток притопленных встречалось немало: то и дело приходилось отцеплять блесну. А в камышах звучали колотушки – это браконьеры загоняли рыбу в сети. Помню, тогда еще недоумевал: зачем ставить сети, ятеря и применять другие браконьерские снасти, когда и на удочку ловился крупный карась, красноперка, карп, а блесне не давала прохода щука. Один мой знакомый белоцерковский рыбак раз в неделю приезжал сюда рыбачить. И всегда был с уловом в 6-10 кг отборного карася, а то и карпа.

- Сколько берут за рыбалку? - поинтересовался я у него.

- Точной таксы нет. То 20 гривен дам, то 25. А сейчас вроде бы подняли цену, - был его ответ.

Потом-то я понял, почему так густо стоят сети на арендуемом водоеме: аборигены привыкли жить за счет рыбы, пополнять ею свой бюджет, ловя не к своему обеденному столу, а на продажу.

- А как же на все это смотрит арендатор, неужели ему все до лампочки?

- Да нет, гоняет на моторе… Днем уже спокойно не половишь, - пояснил приятель моего друга, -Но потихоньку ловим...

Такой была картина годичной давности. А что же сегодня? Приятель моего друга несколько удивился, увидев меня. Я не появлялся здесь больше года. Что же изменилось с тех пор? Проход в камышах от берега к открытой воде зарос, лодки плоскодонки местных жителей на берегу порассыхались, поросли травой от ненадобности. В чем же дело?

- Лютует наш арендатор Дзержинский. Спуску не дает. По весне еще на льду поймал соседа с сетками. Так никто ему не завидовал... Говорят, что арендатор видел, как он на базаре торговал рыбой...

- Дзержинский это что, его фамилия, как у Феликса Эдмундорича? - спросил я.

- Нет. Фамилия его Дзизинский, а его тут перекрестили в Дзержинского - методы у него больно крутые... Агентуру свою завел, все знает. Попробуй в таких условиях рыбку половить, даже когда он в Киеве, звонят ему и сообщают что происходит на водоеме…

Виталия Васильевича Дзизинского я на базе не застал. Он решал какие-то организационные вопросы. У арендатора, их оказывается, немало, как и у любого предпринимателя. Это и управления водного хозяйства, мелиоративных систем, и рыбинспекция, и санстация, и сельсовет, и райгосадминистрация, и участковый инспектор, и суд, и еще много всяких "и". Зато поговорил я с охраной. Молодой парень Володя заметил в беседе со мной, что до Виталия Васильевича водоем держал "лох"... Заметив недоумение в моих глазах, он пояснил, что при нем здесь сетка на сетке стояла и электроудочками «бомбили» кому не лень. А сейчас порядок. Кому-то это, конечно, не нравится. Кто-то считает, его плохим человеком, но это не так. Например, свежая рыба у нас всегда в наличии - в садках. Если кто приехал на рыбалку и ловля оказалась не удачной, Виталий Васильевич без всякого сожаления даст пару килограмм рыбы – свежей, живой. Часто к нам обращаются местные жители, сельсовет: у кого похороны, еще какие-то мероприятия, отпускаем рыбу бесплатно...

Володя не успел закончить мысль, как подъехал Дзизинский. Пришлось нашу с ним беседу прервать и продолжить с самим арендатором. К нему у меня было несколько вопросов и на все я получил исчерпывающие ответы. Попытаюсь передать наш разговор своими словами.

Виталий Васильевич окончил Украинский государственный аграрный университет. С детства увлекался рыбалкой. Хобби и определило его решение в выборе профессии – стать рыборазводчиком. Трудностей на первых порах, конечно, было немало: и материальных, и моральных, и физических. Наибольшей он считает нахождение взаимопонимания с местными жителями. Вначале вопрос пользования водоемом, его рыбными запасами решался с ними полюбовно: хотите рыбы – ловите спортивными снастями. Одни это требование восприняли, другие, а их было большинство, приняли в штыки и продолжали ловить сетями, бреднями. Проехать тогда по водоему моторкой не представлялось возможным – винт то и дело наматывал сетчатое полотно, мотор глох. Сетки изымались, резались, проводилась разъяснительная работа с браконьерами. И так изо дня в день, из месяца в месяц. Одни браконьеры понимали, что не правы, прекращали свои злодеяния, другие только делали вид, что осознали, а сами уходили в "тень", глухое "подполье" выплывали на водоем ночью. Третьи не желали сдавать позиции и в открытую угрожали физической расправой, пользуясь своей безнаказанностью. Ведь, чтобы привлечь браконьера к ответственности, даже поймав его на горячем, необходимо решение суда. А пока суд разберется… А браконьер потеряв сеть сразу же приобретает новую. Один хороший улов вернет все затраты и принесет прибыль.

В один из дней, когда Дзизинскому пригрозили ружьем, он понял, что шутки кончились. На законных основаниях он приобрел карабин и пистолет с резиновыми пулями. Не для войны, а для того, чтобы несколько охладить зарвавшиеся головы. Не только оружие, но и разъяснительная работа, что применить его арендатор, в случае необходимости, может на вполне законных основаниях возимела свое действи. Количество браконьеров резко поубавилось. Однако самые закоренелые стали применять новые формы и методы, доведя браконьерские навыки до совершенства, чем-то напоминающие бандитские рейды и операции...

В один из ночных объездов водоема, Дзизинский заметил идущий от водоема след тачки. Сначала подумал, что это селянин или камыша нарезал для хозяйства, или торфа набрал. Но когда он обнаружил на грязевом участке следы чуней, заподозрил неладное. Пройдя с напарником по следу тачки, обнаружил браконьеров у машины с бреднем и несколькими центнерами рыбы. Когда попытался их задержать, а их было восемь человек, нарвался на ярое сопротивление. Пришлось постоять за себя. По телефону вызвал участкового инспектора. Осознав, что ситуация приобретает нешуточный оборот, браконьеры несколько поостыли. Дело было передано в суд.

Не легкий этот хлеб. Каждый день как на границе: то и дело приходится сталкиваться с нарушителями. «Но если-бы только это...» - говорит Виталий Васильевич. Да, если бы только это. Оказывается, арендаторов проверяет госрыбинспекция: сети должны быть с бирками, лодки иметь билет. К слову, оформлен он чуть ли не как паспорт гражданина. У ребенка украинского свидетельство о рождении выглядит куда скромнее. Не понятно мне для чего арендатору бирочки на его сетях. Вообще-то понятно, чтобы взять за них деньги. А но сути зачем: неужели рыбинспецция будет ловить на арендуемом водоеме браконьеров? Очень я в этом сомневаюсь. Она и на Днепре, других водоемах общего пользования не так уж и сильно тревожит браконьеров. А согласно закону об аренде «…охрану водных ресурсов производит пользователь…». Вообще-то в нашем законодательстве противоречивых явлений очень много. Так что же? Народу к этому явлению не привыкать.

Получается, что на арендатора давят и сверху, и снизу, и с боков. Не каждый выдержит такой прессинг. И не выдерживают. Предшественник Дзизинского, например, оказался в их числе: с местными жителями не смог наладить контакт, и с вышестоящими контролирующими органами, да и плату за аренду своевременно не вносил. Одним словом, не смог заниматься в таких условиях рыборазведением.

Вода, как пояснил Виталий Васильевич, в водоеме полностью не спускается, да это и нельзя сделать по техническим причинам, а только приспускается на метр-полтора, что обеспечивает частичный выход рыбы из камыша. А его здесь много. Водоем богат естественной кормовой базой, поэтому рыбу не подкармливают. Какая же рыба здесь водится? Во-первых, карп, размеры свыше 6 кг, карп в этом году хорошо отнерестился, появился обильный приплод. Немало белого амура, толстолоба, карася в 200-300 гр. А есть экземпляры свыше килограмма. Немало щуки, встречается и трофейная. В этом году арендаторы выловили хищницу около 8 кг. Неплохой окунь, много красноперки, судака. Непонятно откуда взялся сом. Один попал в сетку, его отпустили, пусть ростет. А после этого случая Дзизинский решил зарыбнить водоем сомом. Должен прижиться, считает хозяин. А планов много, детализироватъ Виталий Васильевич их не стал. Наверное, чтобы не сглазить, рыболовы народ суеверный.

На каких же условиях здесь можно проводить законный лов рыбы? Плата 50 гривень в сутки. Количество снастей (спортивных) не ограничено. Улов!? Это кому как повезет. Рыбу можно ловить и с берега, и с лодки. На базе имеются свои лодки, есть несколько автомобильных кунгов-домиков для ночлега. Виталий Васильевич против привозных лодок и объяснил почему, показав договор-аренду, составленный в Белоцерковском межрайонным управлением водного хозяйства, где в пункте 152.10 записано: "Для предотвращения несанкционированного попадания в водоем не характерных живых объектов и проникновения болезней, рыбакам-любителям запрещается использовать собственные лодки и другие плавсредства…».

В завершение нашего разговора, - продолжал он, - хочу сказать следующее: не только мне, а и многим арендаторам, как я знаю, хотелось бы, чтобы люди верхнего звена власти и, прежде всего те, кто руководит и решает проблемы рыборазводчиков, разрабатывает законы, хотя бы день или два побыли в нашей шкуре. Тогда бы у них было иное мнение о нашей работе, наших проблемах, наших доходах. Не любящий эту работу человек, фанат, можно сказать, существующего прессинга не выдерживает. Сталкиваясь неоднократно с чиновниками и по рыбинспекциям, и по рыбинститутам, сложилось мнение, что они думают, что рыборазводчик гребет деньги лопатой. И никто из них, я таких не встречал, не пытается углубиться в суть наших проблем. Никто не пытается хотя бы день или два побыть на нашем месте, узнать проблему изнутри: половить браконьеров, потягать бредень в холод, мороз, пообщаться с местным населением, у которого в основном бытует мнение, что он здесь родился, вырос и все вокруг его по праву. Такой вот менталитет и от него никуда не деться. Многие сегодня живут за счет браконьерства. В колхозы идти работать они не хотят. А зачем!? За ночь удачливой браконьерской рыбалки они зарабатывают месячный оклад колхозника. Раньше они только этим и жили. И убедить их измениться очень проблематично. Тем более, что централизованной разъяснительной работы нет, законодательная база не устойчивая, рычагов управления и воздействия нет. Даже поймав браконьера на горячем с орудием лова, пойманной рыбой еще нужно доказывать в суде, что он браконьер, а не любитель живой природы. Его, браконьера, не просто привлечь к ответственности и как-то наказать. Даже будучи рыбинспектором сделать это не просто. Если дело попадает в суд оно, как правило, глохнет. Судьи мотивируют это кучей других дел, а виновник чувствует себя безнаказанным, таким себе победителем, и открыто, нагло насмехается в глаза. Никто сегодня браконьерами не занимается. А вот если бы можно было привлечь к ответственности одного, второго, третьего, то четвертый бы задумался: стоит ему этим заниматься или нет. И, конечно, если бы подобные факты предавали широкой огласке, то положительный результат бесспорно бы имел место.

Лично я со многими пытался проводить разъяснительную работу, даже на льготных условиях предлагал ловить рыбу, если они без нее не могут. На законных основаниях, разрешенными орудиями лова. Но они считают предложенный вариант не выгодным и продолжают «шустрить». Слава Богу, как говорят, капля камень точит: сегодня часть населения поддерживает и меня.

Что можно добавить к словам Виталия Васильевича? Одно: нужен Закон. Закон не только на бумаге, но и в действии. Например, в некоторых странах бывшего Союза принят закон о браконьерстве, в котором предусматривается за незаконный лов рыбы сетями и электроудочками уголовное преследование и тюремное заключение на срок до 10 лет.

Н. Тараненко



Украинская Баннерная Сеть