Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

На дупеля и бекаса со спаниелем

Самым ценным трофеем из болотной дичи считается дупель. Дупеля без собаки их можно добыть только случайно, они затаиваются в траве довольно плотно и взлетают из-под самых ног. Конечно, классическими собаками для дупелиной охоты считаются легавые. Спаниели несколько уступают им в красоте охоты, нет стойки. Добычливость спаниеля ничуть не меньше. Не широкий поиск в пределах выстрела компенсируется очень тщательным обыскиванием угодий. Там, где прошел хороший спаниель практически не остается не поднятых птиц. Дупель, как правило, дает возможность собаке полностью продемонстрировать свою полевую подготовку. Хорошая собака по дупелю показывает эффектную работу. Он близко подпускает собаку и охотника, обычно не убегает. Перемещенный дупель часто западает очень крепко. Прижимается к земле и почти не дает запаха. Для успешной работы по перемещенной птице от собаки требуется хорошее чутье. Перед отлетом на юг дупеля до того жиреют, что при падении после выстрела у них лопается кожа на грудке. По гастрономическим качествам дупеля, может быть вместе с осенним вальдшнепом, можно поставить на первое место среди красной дичи.

Дупеля любят влажные сенокосные луга, сухие кочковатые болота, поросшие редким кустарником, коровьи выгоны. Попадаются они на влажных низинах, поросших осокой или хвощем, по берегам ручьев или небольших речек, протекающих через пустоши. Дупеля не любят высокую траву, предпочитает недавно скошенные луга с чуть подросшей отавой. Во время пролета их можно встретить и на овсяных полях. В средней полосе России дупелиные высыпки начинаются во второй половине июля, когда подросший молодняк и старые птицы выходят из крепи. Вообще дупелиные высыпки проходят двумя волнами. Первая волна, высыпки местовых дупелей. Они, обычно, заканчиваются во второй декаде августа. Вторая волна, высыпки пролетных дупелей. Конец августа, начало сентября. Сроки высыпок колеблются от погоды. Вторая волна проходит довольно быстро. Одиночные дупеля могут задерживаться надолго. Моя собака однажды подняла дупеля седьмого ноября. Дупелиные высыпки, обычно, бывают по одним и тем же местам. На дупелиных токах высыпки можно найти как правило. Дупелиные тока и высыпки, это заветные места для каждого охотника. Их держат в секрете, которым делятся только с лучшими друзьями. Трудно сказать, почему дупеля предпочитают высыпать в определенных местах и игнорируют другие точно такие же. Поиск высыпок дело трудное, чаще всего их находят случайно.

Однажды, в открытие охоты с собаками, которое было на две недели раньше общего открытия охоты, мы с приятелями и двумя собаками ехали поймой реки Дубны. Кроме моей русской спаниельки Лады с нами была еще Ася, отлично работающая сука дратхар моего приятеля Саши. Слева вдоль дороги на протяжении нескольких километров тянулись необъятные сенокосные луга поймы. Мне чем-то понравилось место, которое мы проезжали, и я предложил его проверить. Пока мы выходили из машины, собирали и заряжали ружья, Ася потянула на ветер и уверенно встала. Саша поспешил к ней и дал команду посыла. Впереди собаки поднялся дупель, который был сбит удачным выстрелом. После обмена мнениями по поводу хорошей работы собаки и удачного выстрела мы решили разойтись и очень тщательно обыскать эти места. Я углубился в луга и послал Ладу челноком против ветра. Надо сказать, что ветер был, как на заказ, он дул вдоль реки и был очень ровный. Буквально на второй параллели челнока она потянула на ветер, интенсивно заработала хвостом и встала, ну точно легавая. Я подошел поближе и скомандовал "Вперед!". Лада стояла как завороженная и не двигалась с места. Я подошел к ней вплотную, крикнул "Вперед!" и топнул ногой. Только после этого она двинулась на птицу. Метрах в двух от нее поднялся дупель. Я отпустил его в меру и сбил первым выстрелом. Надо сказать, что стойки по дичи у Лады были не редки. Она часто становилась по крепко сидящей птице, место которой точно определила чутьем. Мы прошли против ветра примерно километр пока не уперлись в глубокую непроходимую канаву и взяли еще четырех дупелей, причем все они сидели на довольно небольшом пятачке. Мои приятели тоже постреливали, охота и у них была удачной. Я скомандовал Ладе "Рядом!" и мы вернулись назад, чтобы прочесать еще одну полосу против ветра. Необходимо заметить, что на охоте надо беречь силы собаки. Она или должна быть в поиске, или идти рядом. Не надо допускать, чтобы собака бегала без толку, тратя силы. Мы обыскали еще одну полосу и взяли трех дупелей. Здесь Лада показала очень красивую работу по двум птицам поочередно. С хорошего расстояния она причуяла одного дупеля, подняла его, и вместо того, чтобы пойти подать сбитого, потянула немного вперед и в сторону и подняла еще одного, которого я сбил оставшимся патроном. Что может для охотника сравниться с радостью, когда его собака после красивой работы бежит к нему довольная собой и несет драгоценный трофей. Мне кажется, что опытные собаки прекрасно понимают, насколько удалась им работа. Вид у них становится радостным, во взгляде гордость. Но если после такой работы следует промах, сколько укоризны в этом взгляде… В этот раз Лада сработала десять дупелей, мы взяли восемь и одного коростеля, которого она подняла из канавы.

Я в течение многих лет бывал в этих местах. Высыпки бывали не каждый год. Мне кажется это связано с количеством осадков. В сухие или очень влажные годы дупеля на этих лугах не высыпали. Вообще на хороших дупелиных высыпках мы с Ладой охотились раз пять. Каждый раз это был настоящий праздник, "именины сердца". Мне неоднократно приходилось стрелять и одиночных дупелей, которых Лада поднимала при охоте на другую дичь. Мы тщательно обыскивали ближайшие места, но больше дупелей там не находили.

Поднятый дупель, обычно, летит невысоко и довольно ровно. Часто садится, отлетев 100-150 метров, даже если по нему стреляли, давая возможность собаке сработать еще раз. Поэтому надо всегда внимательно следить за улетающей птицей. Стрельба по дупелям не сложная, если у охотника достаточно выдержки, чтобы в меру отпустить птицу и хорошо выцелить.

Бекас по внешнему виду похож на дупеля, но раза в полтора меньше. Он, как бы, тоньше, как говорят охотники, прогонистей. Грудь и брюшко белого цвета. По сравнению с дупелями бекасы встречаются гораздо чаще. Они любят более влажные места. Искать их надо на мокрых болотах, луговых трясинах, открытых и поросших кустарником, на влажных коровьих выгонах, кочкарниках. Бекаса можно поднять в болотах, поросших травой по пояс. Вообще бекас более строгий, чем дупель. Часто собаку и охотника близко не подпускает, поднимается далеко. Молодые бекасы сидят крепче. Замечено, что рано утром бекасы старые и молодые сидят крепче и дают возможность собаке сделать работу.

Мы с Ладой хорошо охотились на бекасов во многих местах. Особенно мне вспоминаются наши охоты за Бежецком. Там в небольшой деревушке около рыбхоза мы с друзьями купили дом, из которого жители переехали в город. В доме была русская печь, стол и старый диван. Он был такой скрипучий, что на нем редко кто отваживался спать. Ночевали мы на полу, на надувных матрасах. Привозили с собой газовую плитку и болоны. Залезали на ближайший столб и подключали провод к электролинии. У нас был свет, газ, радиоприемник, иногда привозили телевизор. Быт был налажен. Жили мы там очень весело. Главное, что охота в этих местах была замечательная. На прудах рыбхоза было много уток, по берегам прудов держалась разнообразная болотная дичь. Я несколько раз там проводил отпуск. Обычный распорядок дня был такой. На утренней зорьке я стрелял уток в десяти минутах от дома. Брал их столько, сколько надо было на еду, обычно, одну – две, если в доме не было большой компании. После этого берегами прудов и канав, болотами делал обход около четырех километров, который оканчивался недалеко от дома. Вечером я повторял свой маршрут в обратном порядке, оканчивая его утиной охотой на вечерней зорьке. Местных бекасов, которых вначале на нашем маршруте встречалось изрядно, мы довольно быстро разогнали. С началом второй половины сентября начался пролет болотной дичи, появилось множество различных куличков, болотных курочек и бекасов. Болотная охота стала до того интересной, что я стал пропускать утиную зорьку и сразу отправлялся в свой обход. Бекасы держались одиночками по краю канавы, соединявшей пруды, и стайками по болотистым берегам прудов. Стайки, как правило, на выстрел не подпускали. Я брал с собой бинокль, чтобы заранее заметить стайку и подкрасться с собакой поближе, чтобы дать ей возможность сработать. Вообще-то, скрадывание мелкой дичи, это мальчишество, но в данном случае я о нем не пожалел, мне удалось сделать интересные наблюдения за повадками бекасов. В бинокль я наблюдал, как большинство птиц, заметив меня, настораживались и замирали, стоило мне двинуться с места, стайка взлетала. Но часто один, два бекаса отбегали в траву и затаивались, причем, довольно плотно. Обычно, на местах подъема Лада принюхивалась к набродам, но я ее отзывал, чтобы не выработалась привычка копаться в следах. При этом затаившихся птиц мы пропускали. Теперь после подъема стайки я давал возможность собаке тщательно обыскать это место. Такой поиск часто оканчивался подъемом. Собака с моей помощью быстро сообразила, что не надо внимательно исследовать бекасиные наброды, она ловила ветер и старалась работать верхом, по запаху птицы. После того, как жировка была обыскана, я обводил Ладу вокруг нее. Иногда собака находила выходной след отбежавшего бекаса и делала следовую работу. Пролетных бекасов в тот год было довольно много. Нам удавалось за выход брать по пять, шесть штук.

Иногда собака находит бекасов в неожиданных местах, например, в болоте, поросшем высокой травой. Рядом с Москвой, не доезжая Внукова, был участок резервного охотничьего фонда. Через знакомого мне удалось раздобыть разрешение на охоту в тех местах. От моей работы до участка было полчаса езды на машине, я на неделе пару раз устраивал вечерние охоты. Перед выездом на работу брал с собой в машину собаку и охотничью амуницию. Машину ставил в тени, и Лада прекрасно проводила там день. Через полчаса после окончания рабочего дня мы были уже в угодьях. Из интересных мест там было небольшое моховое болото в лесу и два небольших болотца около речки. На моховом болоте попадались бекасы. Болотца, поросшие травой по пояс, были не очень топкими, там, по моим представлениям, кроме болотных курочек и случайного коростеля, ничего интересного не должно было водиться. Первый раз, когда я запустил Ладу в такое болотце, она прихватила наброд и повела по нему, собака явно шла по убегающей птице. Я думал, что это коростель или болотная курочка, но через тридцать метров следовой работы Лада подняла из высокой травы бекаса. Он взлетел свечкой и был сбит моим выстрелом. Интересно, что почти в каждый выезд на этом болотце собака находила бекаса и чаще всего работа по нему была следовая.

Самая наша с Ладой удачная бекасиная охота была во второй половине сентября в Рязанской области на Мещере. Мы собирались с приятелем на утиную охоту, но в последний момент он не смог поехать и, чтобы не пропадала путевка, мы с Ладой поехали одни. На эту охоту я ехал в плохом настроении. Погода была отвратительная, моросил мелкий осенний дождь. Места я не знал. Утиная охота во второй половине сентября, обычно, очень слабая. Местную утку уже изрядно разогнали, пролетная еще не подошла. На базе я оказался один, меня встретил угрюмый егерь, показал лодку, с которой предстояло охотиться, сказал, чтобы я завтра ехал на утрянку в ближние шалаши, махнул рукой в неопределенном направлении и исчез. Единственной радостью на этой базе была хорошо протопленная печь. Дождь, прекратившийся вечером, утром полил с новой силой. Блуждая в потемках, я при помощи мощного фонаря, нашел какой-то шалаш и загнал в него лодку. Утки, как и ожидалось, летали плохо. Один раз я прозевал стайку чирков и пропуделял по хорошо налетевшему крякашу. Мокрая Лада дрожала в лодке, она никак не хотела сидеть под куском брезента, который я захватил, чтобы укрыть собаку. Она выглядывала в прорехи шалаша, пытаясь высмотреть пролетающих уток. Рассвело, поднялся ветерок, дождь усиливался. Мечтая о горячем чае, я поплыл в сторону базы. Пока я привязывал лодку к причалу и вынимал из нее свои вещи, услышал крик взлетевшего бекаса, которого собака сработала в десяти метрах от причала. Я решил пройтись берегом, посмотреть, есть ли еще бекасы. Деревушка, где находилась охотбаза, располагалась на берегу озера овальной формы, размерами приблизительно километр на полтора. По берегам были луга, местами скошенные, местами поросшие высокой травой. Вдоль воды тянулась песчаная полоса шириной метров тридцать, поросшая редкой травкой. Я пустил Ладу челноком по этой полоске. Место было не топкое, идти по этой полоске было удобно, как по асфальту. Пока мы шли берегом по деревне, она подняла еще трех бекасов. Они, конечно, ушли без выстрелов. Вот, деревня уже на положенном расстоянии, снимаю с плеча ружье, собака тянет на ветер, чуть сбоку с характерным криком взлетает бекас, после второго выстрела он комком падает на воду. Собака четко подает прямо в руки. И, хотя ветер не стихает, дождик не перестает, сразу кругом стало как-то теплее и светлее. Бекасов было очень много. Мы, видимо, попали в самый разгар валового пролета. Бекасы сидели в низенькой травке на песчаной полоске или по краю высокой травы. Из-за ветра и дождя сидели очень крепко. Поодиночке, парами, стайками они вылетали из-под самого носа собаки. Ветер был крепкий. Лада показывала дальние работы, часто не очень верные из-за неровного ветра. В этот раз мне удался дуплет по бекасам. Минут через пятнадцать мой патронташ был пуст, улетели и те пять патронов, которые я перед охотой положил в карман. Остались только два патрона картечи, которые я всегда ношу в патронташе. За этот выход я взял двенадцать бекасов. Когда я добрался до базы, до горячего чая, зашел егерь и поинтересовался, по кому я открыл такую канонаду. Увидев мои трофеи, он хмыкнул, сказал, что на эту мелюзгу жалко патронов, и ушел. Я произвел ревизию своего боезапаса, его было явно не достаточно. Я не рассчитывал в это время на такую богатую охоту. Двадцать один патрон, из них около десятка пятого номера. Чтобы продлить удовольствие, я решил заряжать по одному патрону и стрелять только наверняка. Немного отдохнув, мы опять двинулись вдоль озера. Дождь перестал, ветер немного утих. Бекасы сидели уже не так крепко, но, все же, поднимались в пределах выстрела. В этот выход мы взяли четырнадцать бекасов и одного матерого крякаша, который неизвестно для чего забрался на берег в высокую траву, откуда Лада его выгнала. Такой удачной бекасиной охоты у меня не было за все годы моей охотничьей биографии.

Стрельба по бекасам считается самой трудной. Порой мне эта стрельба удавалась. Мой лучший результат шесть выстрелов на пять бекасов. Эта стрельба имеет некоторые особенности. Полет у взлетевшего бекаса быстрый и очень неровный, поэтому его нельзя выцеливать, в самый последний момент, когда вы нажимаете на спуск, он обязательно вильнет в сторону и заряд пролетит мимо. Бекаса надо стрелять решительно и быстро, но это не значит, что торопливо. При взлете надо сразу определить точку упреждения, впиться в нее глазами, плавно направить ружье в эту точку и, когда приклад встанет в плече, сразу нажимать на спуск. Такой выстрел требует предварительно подготовки. Надо до автоматизма отработать вскидку ружья так, чтобы оно всегда направлялось в точку, куда смотри глаз.

О. Янушкевич



Украинская Баннерная Сеть