Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Патент Шольберга

Как только появились в широком обиходе казнозарядные ружья переломной конструкции, а это были ружья Лефоше в 30-е годы позапрошлого века, сразу стал вопрос об устранении главного их недостатка – расшатывания узла запирания. Особенно актуально это было для двуствольных ружей с горизонтально спаренными стволами. Дело в том, что механизм запирания типа Лефоше расположен по центру ствольного блока, а центры приложения сил инерции и отдачи при выстреле стремившиеся как бы вытянуть ствол из колодки, расположены всегда сбоку установки элементов запирания.

Тщательная подгонка, оттягивающая момент появления шата, требовала кропотливого труда мастеров высокой квалификации и применялась только в очень дорогом оружии. Конструктивные решения, более приемлемые для ружей средней ценовой категории, были весьма многочисленны, и их пригодность определялась временем и суммой затрат на производство. Самым простым оказалось третье скрепление в виде различных вариантов использования продолжения прицельной планки.

Наиболее употребительным здесь оказалось применение болта Гринера. При хорошей подгонке этот узел значительно увеличивал срок службы ружья, но боковая составляющая сил отдачи все еще не была нейтрализована. Также практически не помогли так называемые «крылышки» на щитке колодки в виду их малой площади, к тому же усложняющие подгонку ствольного блока. Кардинальным было решение разнести элементы запирания по сторонам так, чтобы центр давления донышка патрона на щитке колодки находился между ними. В ружьях с вертикальным расположением стволов это реализуется значительно проще, но они на тот момент еще не получили распространения. Надежное, но громоздкое решение – разнесение 2-х запирающих элементов на боковые наружные поверхности стволов. В идеале это были как бы болты Гринера по бокам стволов. Прочность этого варианта была вне конкуренции. Применялся он как в двухстволках, так и в тройниках, но безобразная толщина конструкции и расход материала на ее изготовление не способствовали его популярности.

В то же время появилась другая конструкция, хоть и не более прочная, зато изящная, не портящая своим видом элегантную форму ставшей уже классической «горизонталки». В каталогах начала ХХ века появилась модель «рекорд» фабрики бельгийского промышленника-оружейника Шольберга, имеющая то отличие, что вместо одного опорного крюка под ствольным блоком «горизонталки» были расположены два параллельных, разнесенных к краям подушек колодки. Такое устройство позволило заключить (или очень приблизить) центр ствола между тремя поверхностями его опоры – двумя нижними крюками и верхним креплением в виде уже ставшим классическим болтом Гринера.

Шольберг в дореволюционное время больше известен как производитель отличных дорогих «горизонталок»-«безкурковок» высокого разбора, пропагандирующий стволы из почти нержавеющей стали «Польди-антикорро». Были и другие интересные решения по компоновке ружей этого производителя.

Значительная часть ружей высокого класса попала к нам в качестве трофеев после Второй мировой войны, так как они были популярны у немцев. В основном это ружья 30-х годов. Менее известны дешевые ружья Шольберга, хотя фабрика его оружия в Льеже была довольно большой. Но сегмент рынка дешевого и среднего качества оружия в России был захвачен другими бельгийцами – Лепажем, Франкоттом, Пипером, Льежской мануфактурой. Однако модель «Рекорд» все же выделялась на их фоне и потому активно продавалась. Свидетельством этому служит попавшее в поле зрения редакции ружье, прошедшее свой столетний путь и сохранившее свою работоспособность. История этого экземпляра туманна, во всяком случае, нынешний владелец получил его в наследство от отца, который воевал, но неизвестно, откуда оно появилось у него.

Дешевые ружья, уцелевшие после гражданской войны быстрее изнашивались, чем более дорогие, да и во время конфискаций властями, особенно вначале Второй мировой, уничтожались, поскольку дорогое оружие все-таки старались припрятать. Именно поэтому до наших дней дошло так мало именного оружия начала века. Но нашему экземпляру повезло.

В каталогах начала века такое оружие имело минимальную цену для курковых двуствольных «централок» – около 25 рублей. 70-80 рублей стоили дешевые «безкурковки» (Для примера: в это время мой дед, при жаловании в 40 рублей серебром, мог на эти средства свободно прокормить семью). Ружья подобной схемы изготавливались как в варианте курковой модели, так и «безкурковки». При этом было два варианта патентованного узла: вариант с наружными крюками, которые опирались на цапфы колодки, и вариант, когда такие крюки были закрыты с боков декоративными накладками, тогда колодка имела привычный, стандартный вид и не оскорбляла глаз эстета. Конечно, колодка в подушках становилась несколько шире, но это не бросалось в глаза.

Цапфы, на которые опирались крюки, толщиной около 6 мм, были больше в диаметре, в нашем случае 12 мм, тогда как обычные ружья имели ось вращения 7,5-9 мм. Применявшееся верхнее крепление «Рекорда» тоже было заметно массивнее обычных. Взводитель обоих курков размещался по центру подушек колодки, а курки замка типа «Блиц» – на отделяемом основании спускового механизма, как у «тройников» или некоторых «вертикалок» более позднего времени. Даем иллюстрацию страницы каталога Торгового товарищества «Охотничий вестник» приблизительно 1911 года, на которой изображено наше ружье и дано его описание.

Наше ружье 16-го калибра, заводской номер 3743, клейма бельгийские до 1924 года (но и так ясно, что оно изготовлено до Первой мировой), пробы на прочность производились нитропорохом. В принципе, конструкция ружья очень грамотная. В данный момент оно находится на ремонте – изготавливается новое дерево, так как старый приклад уже много лет эксплуатировался с кустарно отремонтированной шейкой и требовал замены. Молодой владелец в основном доволен ружьем, иначе не входил бы в расходы по ремонту.

Стреляющая общественность и оружейные фабриканты оценили изобретение Шольберга. Доказательство – тоже побывавший в руках автора «тройник» Зимсон (№ 21241). По аналогии с Шольбергом его крюки толщиной 5 мм разнесены сбоку нижнего ствола и опираются на цапфы диаметром 14 мм. Единственным запором является верхнее крепление, более массивное общепринятое с болтом Гринера диаметром около 8 мм. Кстати, шат стволов у ружья отсутствует. Стволы довольно длинные как для «тройника» (680 мм), изготовлены из крупповской стали, имеют калибр гладких стволов 16х75. Нижний ствол из нержавеющей стали «Беллер антинит» калибра 7,9х57 (по клеймам). У меня вызвала сомнение длина патронника дробового ствола, ведь, обычно, «тройники» делались под патроны длиной 65 мм. Однако замер патронника показал 75 мм.

Интересно как для своего времени решена проблема взведения ударника третьего ствола. Поскольку выстрел из пулевого ствола нечастый, но ответственный, получило распространение устройство отдельного взвода курка его замка. Одним из решений было запатентовано в 1895 году устройство Зауэра, представляющее рычаг, расположенный перед спусковой скобой слева, движение вниз которым взводится курок. Этим же рычагом можно его и «спустить». Такое устройство применяли некоторые фирмы (в том числе Кригхоф) в более дорогих ружьях.

На нашем ружье стоит более удобное устройство, запатентованное другим оружейником и плодовитым немецким конструктором Ягером в 1906 году. Заключалось оно в том, что при открывании «тройника»-«безкурковки» все три курка замков, расположенных обычно на спусковой личинке, взводились одновременно, но замок нижнего ствола был не готов к выстрелу. Перед выстрелом необходимо было подать ползунок, расположенный там, где обычно находится предохранитель (на шейке приклада), вперед до щелчка. При этом поджимается заднее перо боевой пружины пулевого ствола, а правый спусковой крючок переводится в положении действия на пулевой ствол. Также при необходимости можно активизировать шнеллер французского типа. Вся последующая стрельба из пулевого ствола происходит обычным порядком, без дополнительного маневрирования движком. При движении движка-нагнетателя вперед также поднимается целик нарезного ствола. По окончании охоты движок можно привести назад, нажав небольшую кнопку сброса. Предохранитель, в виду занятости привычного места на шейке ложи, расположен с левой стороны колодки по патенту Гринера.

Из-за сложности данной схемы она не успела распространится до Первой мировой войны, да и после войны из-за общего обнищания всей Европы. В те времена оружейные фирмы терпели экономическое бедствие и выживали только те, кто сумел быстро наладить производство дешевого оружия. Но уже в 30-е годы это устройство получило распространение, а наибольший успех имеет оно сегодня, когда стала очень актуальной безопасность на охоте. Теперь подобным образом взводятся курки (причем оба) на «двойниках» Кригхоф, да и других фирм. А на «тройниках», практически повсеместно, авторство Ягера запротоколировано надписью на колодке «Simson-Jager-Verschluss».

Вероятно, отношения фирм Ягера и Зимсона были довольно тесными, потому что запатентованный оригинальный затвор Ягера в 1909 году, полностью разгружающий колодку ружья от давления выстрела за счет специальной детали, известен как затвор Зимсон-Ягера, хотя придумал его сам Ягер.

При весе современных «тройников» 3 кг, вес данного ружья – 3,5 кг – может показаться тяжеловатым, но это цена того времени за дополнительную прочность. Мне в моей практике попадался и более ранний «тройник» подобной конструкции (с номером 18366), выпущенный до Первой мировой войны. Отличие его было в патроне дробового ствола, обычного для «тройников» – 16х65, и более легкой, изящной гравировке.

Отделка описываемого тройника типично немецкая, арабесками с фигурками животных, добываемых при помощи этого ружья, тут и копытные, и лиса, и утка. Причем, часто встречаемый на ружьях типично немецкий сюжет – лиса с пером в зубах и улетающая от нее, отделавшася большим испугом, утка. «Тройник» хорошо сохранился, стволы практически чистые, особенно нижний из «нержавейки». Дерево родное. В прицельную планку врезаны места крепления прицела зульского типа, ныне не употребляющегося.

Поломка у обоих тройников была одинакова – лопнувшая боевая пружина третьего ствола, которая, благодаря тесноте на личинке, сделана маленькой и работает с большим напряжением. Современные варианты шиберного взвода более продуманы, некоторые со спиральными боевыми пружинами, да и современные капсюли более мягкие, и не требуют сильного удара и мощной пружины.

В каталогах фирмы Зимсон я не обнаружил следов «тройников» подобной конструкции, вероятно, это был «экспериментальный» выпуск. Но идея двух разнесенных крюков не заглохла. В 30-е годы немец Эрнст Кернер выпускал подобную «горизонталку», запираемую, правда, широкой планкой на оба крюка. Уже в наше время «горизонталки» итальянца Антонио Золи имеют один, но очень широкий крюк, при широкой в подушках колодке. Когда-то давно, когда единственный в Киеве магазин, где продавали комиссионные ружья, находился в районе нынешнего Михайловского переулка, я видел необычное ружье 16 калибра, горизонтальную «безкурковку» с широкими подушками колодки. На его стволах снизу было три крюка, опирающихся на общую ось. Причем средний, довольно тонкий крюк, был с пазом для захода задвижки, а боковые, не толще 5 мм, имели копирные поверхности для взаимодействия с взводителями. Ружье было в хорошем состоянии, на стволах была надпись «Якушев в Туле». Этой фамилии нет в известной книге Ю. Шокарева «Русское охотничье оружие. Мастера и фирмы». Поскольку это ружье вращается где-то в нашем регионе, то, может быть, найдется его нынешний владелец, которого я прошу сообщить о себе через редакцию.

А. Вдовнеко



Украинская Баннерная Сеть