Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Отшельники.

Вот как-то и решили мы, Ленька Вархолов ("Вархол"), Валька Горбоносое ("Горбонос") и я, Евсеич, провести в октябре часть отпуска в Казахстане, а точнее, три недели, на нашем любимом Бугре. Решение принималось в августе. В сентябре, во время очередной охоты, мы завезли на Бугор тяжелые грузы: две литровые банки самодельной дроби, два казана, большой и малый, три солдатских миски, треногу, соль, 3 кг чеснока (!) и кое-что другое. Все это мы упаковали в специально склеенный двойной целлофановый куль и заложили "клад" в укромном месте камышовых крепей. "Кое-что" мы закопали в землю. Это были две самодельные канистрочки с горючим: одна для примуса-шмеля, другая — для нас. Провели эту подготовительную операцию Вархол и я. Горбонос по какой-то причине уклонился, так что он и не знал, какое место мы выбрали.

Есть такая категория горе-охотников. В понедельник они с воодушевлением слушают рассказ о последней охоте, на которой не были, загораются и решают на следующую обязательно с товарищами поехать. В среду сомневаются, а в пятницу молча, по-английски, увиливают. Необязательность вообще, а тем более в охотничьих делах, — отвратительное качество человека.

Мы, конечно же, с Вархолом обиделись на Горбоноса. Ведь на охоте третий — не лишний по всем параметрам, от работ до песен. А потом, обменявшись мыслями, решили, что это даже лучше, что он увильнул, а то и на охоте он бы что-нибудь "отмочил".

Итак, прибываем. Рюкзаки неподъемные. Пятьсот, шестьсот метров и требуется привал. Но на первом же привале нам повезло. Невдалеке паслось несколько ишаков, этих неприхотливых работяг, которых практически никто никогда не кормит. Выбрав одного из них, наиболее крепкого, мы навьючили его рюкзаками, развернули головой в сторону озер, дали ему в качестве лакомства кусок хлеба. Когда он его съел, Вархол легонько пнул ишака в зад, и тот сразу ходко пошел по едва заметной тропинке в нужном нам направлении. По прибытии к Бугру, разгрузив ишака, мы развернули его на 180 градусов, снова дали хлеба. Потом я ладошкой хлопнул его по заду, и он резво побежал назад.

Казахи, жившие на этом глухом разъезде, знали нас в лицо и прощали нам эти "штучки". Да и мы, охотники, не оставались в долгу, угощая их то сигаретами, то съестным после охот, а то и спиртиком. Но особенно они радовались, когда мы дарили им стреляные металлические гильзы. За десяток таких гильз один из них предложил зарезать молодого барашка, заночевать у них, отведав знаменитого бешбармака.

Перешеек наш у Бугра уже стал проливчиком, но еще переходимым в бродовиках. Переносим рюкзаки. На самом высоком месте ставим Вархолову самодельную надувную палатку-лодку.

До пяти часов вечера заготавливаем топливо и ловим рыбу. За какой-то час рыбы уже с лихвой хватило на уху и жарку (в основном, краснопер и плотва). После пяти выдвигаемся на моей, кстати, самодельной лодке на пробную охоту. Вода продолжает прибывать, постепенно наполняя и образуя озера. А в августе здесь было всего с десяток пересыхающих от зноя озерков. Сейчас уже достаточный простор для дичи. Но утки пока мало, крутится в основном местная. Вечерний лет был слабым. На меня так ничего и не налетело. Вархол взял одну крякву. Так что живем, до колбасы и консервов даже в первый день дело не дойдет. Вечером варим уху, распиваем бутылку портвейна "7/7" за начало. Первый ночлег. Спать в нашей надувной палатке на толстой камышовой подстилке оказалось очень хорошо. И тепло, и удобно.

На следующий день утреннего лета вообще не было. Решаем посвятить его хозяйственным делам. Между делом рыбачим на поплавчанку, тут же, под носом, с Бугра. Вырыли яму для рыбы подальше от воды, с учетом ее подъема. Я плету из камыша решетку для рыбьего затончика. Вархол строит очаг с последующим дымоходом под палаткой и с коптильней на выходе. В общем, забот много. Поднялся ветер. Укрепляем двумя шестами растяжки палатки, углы присыпаем землей. Вечером тушим крякву с вермишелью уже на очаге, а не на треноге. Удобней, ветер не задувает и расход топлива значительно меньше. Утром убеждаемся, что вода поднялась на 20-25 см. Выезжаем на очередное место охоты. Изучаем кормовые места и свежие протоки. В узких местах из-за подъема воды образовываются бурные ручьи. И вот по этим ручьям один за другим идут огромные, как поросята, сазаны и приплывает другая рыба на свежую воду. Ручьи мелки, сазаньи горбы и хвосты так и мелькают, но при приближении рыбы быстро разбегаются. Утки поприбавилось, но, в основном, чирок. Взяли пять штук, достаточно. Описывать каждый день не имеет смысла. Каждый из них приносил что-то новое, неожиданное и интересное. Шло время, менялась водная обстановка, подлетала все новая и новая перелетная птица. За три недели мы по одному разу каждый съездили к своим семьям, отвозя домой дичь, копченую и вяленую рыбу. Хлебом мы подпитывались на разъезде раз в 3-4 дня. Магазина там не было, но зато каждый день в определенное время по железной дороге приходил хлебовагон для местных жителей. Иногда с этого вагона продавали и дешевое вино. Ходили по очереди или по желанию.

Где-то в середине нашей "эпопеи" мы добыли первых трех серых гусей. Этот случай поразил нас вот чем. Довольно приличный клин гусей заходил на посадку. Я ударил по вожаку. Он тут же рухнул в воду. Но остальные вместо того, чтобы рассыпаться и уйти от опасности, вдруг сели на воду вокруг своего вожака. Без всякого труда мы взяли еще двух. Только после этого гуси в панике разлетелись кто куда.

По этому поводу на следующий день мы устроили себе выходной, посвятив его приготовлению гуся с рисом, но без яблок. Мы позволили себе расслабиться, наслаждаясь гусятиной в обед и на ужин. Спали как убитые, а на следующий день Вархол повез двух гусей домой, возвратившись лишь к вечеру.

Вот еще одно интересное событие. Места охоты мы меняли практически каждый день, и однажды обнаружили в полузатопленой рогозе целую колонию колпиц. Эти плоскоклювые цапли не обращали на нас никакого внимания, были как бы совершенно ручными. Подплыв вплотную к одному из гнезд, я протянул руку к колпице, пытаясь ее погладить. Она и с места не сдвинулась, а только вытянула шею, устремив свой плоский желтый клюв в небо. Казалось, что и врагов-то у них не было. А между тем в небе частенько парили орлы-степняки, что-то высматривая с высоты. Впоследствии мы еще несколько раз подплывали к колонии, чтобы просто полюбоваться этими удивительными птицами.

А вот еще один момент. В середине дня, когда мы обедали, в абсолютно безветренный и светлый день вдруг на горизонте, с северо-востока, увидели огромную тучу, неспешно приближающуюся к нам. Вскоре мы услышали непрерывное переливчатое "фью-виить-фью-виить", как будто собралось несчетное количество флейтистов. Огромная стая птиц шла плавно на высоте 30-40 метров. И хотя в ней наблюдались отдельные шеренги или треугольнички-ключики, представляла собой единое смешанное целое. Увидеть такое — большая редкость. Я скомандовал: "В ружье!"

—Что это? — засомневался Вархол.

—Потом увидишь! — ответил я и взял ружье наизготовку. Последовал моему примеру и Вархол. Когда стая оказалась над нами, мы отдуплетились. Пять птиц упали в разные места вокруг нашего Бугра. Когда мы на лодке их собрали, добив одного из подранков, Вархол опять спросил:

—Да что же это за чудо такое с кривым носом?

—Эх, Леха, Леха! Ты, видать, впервые в жизни видишь эту королевскую дичь. Это ж большой кроншнеп! Нам несказанно повезло. Это действительно королевская дичь, — повторился я, — вот попробуешь, узнаешь.

В этот день мы зажарили двух кроншнепов в их собственном жиру, без специй, только с солью и снова от души "погурманили". Вархол по достоинству оценил угощение.

На следующий день я отвез кроншнепов домой. Нужно заметить, что у нас в Украине, после того, как я окончательно расстался с Казахстаном и охотился уже здесь, только один раз за двадцать с лишним лет я услышал, а потом и увидел трех, летящих уголком, больших кроншнепов. Это было под Украинкой, в районе Бобровой Хаты. Они прошли на верный выстрел от нас, но рука не поднялась.

Встречали мы за время нашей "эпопеи" и барсука, и ондатру, которой там было вдосталь, но мы ее не трогали. Стрелять ондатру дробью — глупость и преступление. Да и необходимости в этом не было. Еще не хватало нам со шкурками возиться, времени на все и так не хватало. Посетил нас однажды ночью и кабан, сожрав кукан щук, перегрызя при этом в нескольких местах толстый монтажный провод кукана.

А так за все время нашего отпуска нас никто не потревожил. Приезжали по выходным и другие охотники, но охотились они от нас вдалеке, так как, вероятно, были без лодок.

Незаметно подошло время отъезда. Жаль было прощаться с нашим Бугром. Перетрансформировали палатку в лодку, загрузили ее имуществом, подцепили к моей и... вперед. «Кое-что» пришлось оставить на Бугре, но оно нам еще не раз пригодилось в последующих охотах. Этому месту мы не изменяли на утиных охотах. Душой прикипели!

Б. АТРАСЕВИЧ.



Украинская Баннерная Сеть