Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Поможем охотничьему хозяйству

То, что сегодня творится в Украине с открытием охоты, да и вообще в охотничьем хозяйстве страны, говорит о полном коллапсе в отрасли. Политическая импотенция власти в вопросах охоты сегодня уже очевидна всем. О начале сезона охоты в Украине теперь можно судить не по потоку охотников, стремящихся на выходные вырваться из города на лоно природы, а по резко возрастающему в СМИ и социальных сетях потоку критики и гнева, обрушивающимися на головы чиновников, ответственных за своевременность открытия.

Но, как ни странно, эта критика, даже чересчур резкая, не пронимает власть имущих. Похоже, они надежно защищены иммунитетом от народного гнева. Иначе, почему из года в год повторяются несуразицы с открытием охоты, а положение самой охотничьей отрасли становится все хуже? Вероятно, что сегодня нужна не только критика, а реальная помощь тем, кто стоит у руля отрасли. Мы, специалисты охотничьего дела, готовы помочь, даже если нас об этом не просят.

Повторение сценария «неоткрытия» охоты по перу в 2012 году утвердило меня в мысли: молчать нельзя, нужно помогать. Прозябающее охотничье хозяйство Украины реально нуждается в помощи. В связи с этим предлагаю организовать посредством «ОиР» круглый стол по теме «Помочь охотничьему хозяйству», а всем неравнодушным и заинтересованным лицам и организациям откликнуться и прислать в редакцию конкретные предложения по решению насущных проблем охотничьей отрасли, которые будут опубликованы на страницах издания.

На примере Киевской и других областей, где 5 августа 2012 года закончился и не продлен срок аренды большинства угодий, видно, что процесс распада уже начался. В одночасье огромные территории угодий стали ничьими и насколько хватит инерции сознания, чтобы это все окончательно не пропало, сказать трудно. Наше общество еще до конца не осознало масштабы начавшегося разрушения, последствия которого будут весьма тяжелыми для природы. И дело даже не в том, что идет передел собственности на угодья. Главная опасность кроется еще и в том, что антиохотничьему движению под названием «Борейко и Ко», которое шаг за шагом отвоевывают у охотничьего хозяйства отдельные «островки» (к примеру, мораторий охоты на лося), в одночасье «сдана» огромная территория.

Поднимая эту тему, мы понимаем, что здесь не обойтись общей критикой, не указав конкретных виновных. Пора их назвать. Поскольку речь идет не о каком-то отдельном объекте, а о целой отрасли, то виновных долго искать не надо. Согласно статей 4, 5 и 6 Закона Украины «Об охотничьем хозяйстве и охоте», цитирую: «Державне регулювання у галузі мисливського господарства та полювання здійснюють Кабінет Міністрів України, Рада міністрів Автономної Республіки Крим, місцеві державні адміністрації, спеціально уповноважений центральний орган виконавчої влади з питань охорони навколишнього природного середовища, спеціально уповноважений центральний орган виконавчої влади з питань лісового і мисливського господарства та полювання, інші центральні органи виконавчої влади відповідно до їх повноважень, а також їх місцеві органи».

Специально уполномоченным органом является Агентство лесных ресурсов Украины и, соответственно, к нему основные претензии.

Охотничье хозяйство Украины сегодня переживает, пожалуй, худшие времена за всю свою историю. И хотя сейчас принято «спускать всех собак» на УООР, мы видим другую главную причину. Исторически так сложилось, что в Украине охотничьим хозяйством руководит лесное ведомство. Раньше, в советские времена в Министерстве лесного хозяйства УССР существовало Главное управление охотничьего хозяйства, которое руководило не только хозяйствами-резерватами непосредственного подчинения, но и всей системой охотпользования. Это управление имело вес и достойную репутацию, поднимало престиж не только охотничьей, но и лесной отрасли и оправдывало термин «Главохота». Но даже тогда возникал вопрос об отделении охотничьего хозяйства в самостоятельную отрасль. К сожалению, недооценка роли охотничьего хозяйства в обществе привела к тому, что оно не только не стало самостоятельной отраслью, но и по многим показателям утратило свои позиции (см. таблицу).

Нынешнее управление охотничьего хозяйства Гослесагентства деградировало (да простят меня коллеги) в управление по сбору денег за удостоверение охотника, и его деятельность никак не ощущается охотничьим сообществом. Управление даже не имеет самостоятельного сайта. Другими словами отрасль без головы (или безголовая, как кому удобно), со всеми вытекающими последствиями. И о чем бы мы сейчас не говорили: несовершенное законодательство, плохая работа УООР, недостаток специалистов и так далее, это все следствие.

Примеров несостоятельности лесного ведомства управлять охотничьим хозяйством предостаточно. Оно не только не отстаивает интересы охотничьего хозяйства на самом высоком государственном уровне, но и принимает вредоносные решения для отрасли (перенос сроков открытия охоты, повышение стоимости лицензий…). Вероятно понимая ответственность, Гослесагентство заняло «позицию страуса»: на этих решениях вы не найдете подписей его руководителей. К примеру, цены на лицензии 16.05.2011 за № 179 подписал директор департамента земледелия О.А.Демидов и утвердил Первый заместитель Министра Аграрной политики и продовольствия М.Д.Безуглый. «ПОЛОЖЕННЯ про правила проведення полювань, поводження із зброєю та порядок видачі ліцензій на добування мисливських тварин» от 17.10.2011 утверждено приказом Министра аграрной политики и продовольствия (Министр Присяжнюк Н.В.) и подписано директором департамента животноводства А.А.Гетя. Кто же руководит отраслью, и кто ответственен за ее состояние?

Методы управления охотничьим хозяйством продолжают удивлять. Вот, к примеру, факсограмма Гослесагентства от 2.11.11 начальникам областных управлений: «Для здійснення оперативного контролю за дотриманням користувачами мисливських угідь вимог чинного законодавства при організації та проведені колективних (облавних) полювань на парнокопитних тварин, просимо до закінчення сезону полювання до кінця кожного четверга надсилати управлінню мисливського господарства Держлісагентства інформацію на електронну адресу та факсограмою, щодо полювань, які планують проводити в наступні суботу та неділю користувачі мисливських угідь регіону за схемою: назва користувача, день полювання, кількість колективів, що будуть проводити полювання в цей день, а також інформацію про дати і маршрути запланованих на тиждень рейдів по боротьбі з браконьєрством. Заступник голови І.О.Шишов».

Вместо того чтобы в четверг или в пятницу быть в угодьях, заниматься реальными делами, руководители охотничьих хозяйств должны рисовать маршруты рейда и составлять списки приезжающих охотников.

Сегодня уже мало ставить вопрос о реформировании охотничьей отрасли, нужны кардинальные изменения. Вопрос построения новой системы управления отраслью вновь становится актуальным. Его нельзя откладывать. Оппоненты, конечно, будут возражать, мотивируя, что это дополнительные бюджетные расходы. Да расходы, но они несоизмеримы с теми доходами, которые мы можем получать, но теряем из-за несовершенства управления отраслью.

Ответ на вопрос: нужен ли нам самостоятельный орган управления охотничьим хозяйством, или оно по-прежнему должно оставаться «безголовым» придатком лесного ведомства – очевиден: НУЖЕН! И состояние дел в отрасли – яркое тому доказательство.

Важно подчеркнуть, что это должен быть не очередной контролирующий орган, а орган управления. Мы понимаем, что основной позитив творится людьми на местах. Но решать стратегические задачи отрасли, создавать законодательное поле и условия деятельности для охотпользователей – задача органа управления. Главной трудностью в решении этой задачи, пожалуй, будет даже не сопротивление лесного ведомства, а отсутствие должного уровня специалистов, способных на самых высоких уровнях доказывать, убеждать, отстаивать интересы охотничьей отрасли.

Впрочем, реально оценивая ситуацию в Украине, мы понимаем, что сегодня ничего такого кардинального в этой сфере произойти не может. Да мы и не настроены революционно, мы говорим о совершенстве, о приближении к идеалу. Но и отступать в достижении цели – помочь охотничьему хозяйству, защитить охоту, отстоять права охотника – не собираемся.

В качестве помощи видим обязательное участие специалистов-охотоведов в разработке нового Закона Украины об охоте и охотничьем хозяйстве. Известно, что такой Закон сегодня готовится. Но неизвестно его содержание и кто участвует в его подготовке. Непонятно также, почему это происходит скрытно от охотничьей общественности и специалистов. Мы не можем критиковать документ, который мы не видели. Но у нас есть большие сомнения, что люди, по вине которых охотничье хозяйство сегодня находится в таком плачевном состоянии, могут создать качественный продукт. К сожалению, такой подход сегодня не только в охотничьей отрасли. Складывается впечатление, что там, где принимаются подобные решения, хотят испытать их реакцией общества: «прокатит, значит хорошо, не прокатит – отменим».

В вопросах охоты эти примеры более показательны. Так, каждый из трех председателей главного лесного ведомства, сменившие друг друга за короткий период, успели поднять цены на лицензии. «Прокатило» в первый раз, «прокатило» во второй и третий разы. А значит, будет и четвертый и пятый.

А вот с переносом открытия сезона охоты не всегда и не везде «прокатывало». Там, где охотники открыто возмутились, выступили перед органами власти, там эти решения были отменены. Причем отменены без особых усилий. Это ли не подтверждение того, что власть проверяет реакцию общества? Но неужели по каждому случаю нужно устраивать митинги? Не лучше ли решить проблему конструктивно: поручить дело специалистам, вынести Закон на обсуждение и принять качественный документ?

Рассмотрим подробнее вопрос открытия охотничьего сезона, пусть это будет первой темой «круглого стола». С 2010 года, с принятием изменений к Закону Украины «Об охотничьем хозяйстве и охоте», право устанавливать конкретные сроки охоты в рамках, установленных Законом, предоставлено охотпользователю. До этого у нас существовал порядок, при котором конкретные сроки устанавливались республиканским, а затем и областными приказами органов лесного хозяйства. Охотничьи хозяйства Украины страдали от задержки приказов и, порой, несвоевременного открытия охоты. Поэтому нововведение приветствовалось охотпользователями, оно должно было положить конец произволу чиновников в этом вопросе. Но на деле получилось обратное, все стало намного хуже, теперь охотничьи хозяйства не могут вовремя открыть охоту и спланировать свою работу, охотники лишаются праздника, а вмешательство чиновников многократно возросло.

Сегодня в Украине дефицит персональной ответственности. Функционеры от охоты свое невежество пытаются прикрыть коллективной ответственностью, в результате же никто ни за что не отвечает. Кроме того, чиновники хотят контролировать любую деятельность, не выходя из своих кабинетов. Именно поэтому Закон от начала до конца «пронизан» всякого рода согласованиями, сводящими на нет все «благие намерения». Вообще в Законе заложено отношение к охотпользователю как к «двоечнику», которого нужно постоянно проверять, контролировать и наказывать. Но зато нигде не сказано, что органам управления и контроля запрещено вмешиваться в хозяйственную деятельность охотничьих предприятий, как это имеет место во всех сферах их деятельности, начиная от проведения учетов численности и заканчивая написанием приказа об открытии охоты.

Не исключение и упомянутое нововведение, которое звучит так (статья 19 Закона): «Строки полювання (конкретна дата відкриття та закриття полювання на певний вид мисливських тварин, дні полювання протягом тижня) та порядок його здійснення, а також норма добування мисливських тварин визначаються користувачем мисливських угідь у межах строків, визначених цим Законом, за погодженням з відповідним територіальним органом спеціально уповноваженого центрального органу виконавчої влади з питань охорони навколишнього природного середовища та доводяться користувачами мисливських угідь до відома громадськості».

Намного логичнее было бы согласовывать этот вопрос с областным управлением лесного и охотничьего хозяйства, хотя бы для координации действий охотпользователей области. На деле руководящее лесное ведомство самоустранилось в этом вопросе, каждая область действует по-своему, в зависимости от настроения губернатора и уровня образованности экологов. К примеру, в Черкасской области вам не разрешат написать единый приказ на все виды охот на весь сезон, только в отдельности. При этом приказ об открытии охоты на пернатую дичь вам могут согласовать в пятницу, за несколько часов до открытия. Но прежде чем вы получите согласование, вам придется попотеть над расчетом так называемой «пропускной способности угодий». Почему «так называемой», да потому, что у нас сегодня нет единой методики расчета пресловутой пропускной способности угодий, и по большому счету никто толком не знает, как правильно ее рассчитывать и применять.

Чтобы автора не обвинили в незнании вопроса, придется немного углубиться в тему. Закон Украины "Об охотничьем хозяйстве и охоте" гласит (статья 27 «Охрана и воспроизводство охотничьих животных»): «Користувачі мисливських угідь встановлюють за погодженням з місцевими органами спеціально уповноваженого центрального органу виконавчої влади у галузі мисливського господарства та полювання і місцевими органами спеціально уповноваженого центрального органу виконавчої влади у галузі охорони навколишнього природного середовища пропускну спроможність мисливських угідь».

Другим важным и, пожалуй, единственным документом, раскрывающим определение пропускной способности угодий, является коллективный труд ряда авторов под руководством и редакцией Н.В.Шадуры и Н.А.Мироненко – «Настанова з упорядкування мисливських угідь».

Понятие «пропускная способность» существует столько же, сколько и сама наука охотоведение. Это лишь один их инструментов в поиске методов рационального и безопасного использования охотничьих ресурсов. Именно поэтому пропускная способность угодий в охотоведении разделяется на фактическую и территориальную. К сожалению и в Законе, и в «Настанове» это разделение почему-то проигнорировано. Тем самым заложено неверное (точнее неполное) определение и трактовка пропускной способности угодий. Вот и рассчитывают охотпользователи вместе с экологами, сколько охотников они могут принять на каждого кулика в отдельности, пытаясь сложить гектары с головами. Доходит до абсурда и подписанию самых нелепых документов. А главное, пользы от этого никому: ни охотничьему хозяйству, ни охотникам, ни куликам.

Безусловно, при проектировании методов эксплуатации запасов охотничьих животных, это важная норма, и она предусмотрена в любом проекте охотустройства охотничьего хозяйства. Но в случае написания приказа достаточно было бы указать территориальную пропускную способность, которая привязана к площади и количеству охотников на ней, и «отвечает» прежде всего, за безопасность охот. К тому же Закон не требует ежегодного перерасчета этой нормы, это домыслы чиновников, которым нужен инструмент для манипуляций в вопросе открытия охоты.

Еще одним таким инструментом манипуляций является ноу-хау лесников – пожароопасный период. Но об этом уже много говорилось, не буду повторяться.

Вопрос своевременности открытия охоты, доведенный в нашей стране до абсурда, важен не только для охотпользователя, создающего продукт – охотничьи услуги, он важен для охотника – главного потребителя этих услуг. Он важен для финансового благополучия как отдельного охотничьего хозяйства, так и охотничьей отрасли в целом. От него зависит и благополучие сопутствующей охотничьей индустрии, а значит и всей экономики страны. Не стоит забывать, что охота – это часть культуры нации, и благополучие в этом вопросе создает нравственную атмосферу в обществе. Неужели это еще кому-то непонятно?

Следует признать, что поднимаемые проблемы охотничьего хозяйства не решаются, прежде всего, из-за пассивности самих охотпользователей, которые даже не пытаются сопротивляться произволу чиновников и отстаивать свои интересы. Начало конца УООРа – яркое тому подтверждение. Прискорбно то, что начав процесс разрушения, авторы проекта не предложили что-либо взамен. Создание частных охотничьих хозяйств не может служить альтернативой, так как даже существующие частные хозяйства, созданные на лучших угодьях, не блещут успехами. Они не готовы обслужить ни малопродуктивные угодья, ни армию охотников. И уж тем более они не готовы вкладывать свои кровные в опустошенные угодья, которые достанутся им в наследство от УООРа.

Господа владельцы охотничьих угодий, нынешние и потенциальные, вам не удастся оградиться от проблем отрасли рамками закрепленных угодий. Эти проблемы касаются всех, их нужно решать незамедлительно. Если сейчас не проявить инициативы, то вскоре вы даже отстрелочной карточки не сможете продать самостоятельно.

Жаль, но среди охотпользователей нет единого понимания насущных проблем, их силы разобщены. Их пассивность для охотничьего хозяйства сегодня страшнее приближающейся чумы свиней, поскольку от нее и от нерешенности проблем мы уже несем ежедневные огромные потери. Так что, главный вопрос – кто поможет охотничьему хозяйству – остается открытым.

А. Исаев



Украинская Баннерная Сеть