Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Загадки охотничьих фресок Софии Киевской

Поводом для написания этой статьи стал спор об охотничьих собаках. Моим оппонентом был человек высокообразованный, талантливый, знающий об охоте не понаслышке, более того, один из авторитетных специалистов в этой области. Тезисы диспута были такие: охотились ли скифы с борзой собакой и охотились ли с борзой собакой в Киевской Руси?

Аргументы, приведенные оппонентом, были убедительными и основательными. Правда, моему спорщику приходилось ссылаться на труды Л.П. Сабанеева.

Леонид Павлович был, несомненно, личностью неординарной, всесторонне талантливой, энциклопедической. Он был также авторитетным кинологом, ихтиологом, охотоведом. Благо в моей библиотеке есть все труды Сабанеева, которые печатались во времена СССР. Пришлось еще раз их проштудировать, освежить в памяти. Приведу цитаты, чтобы было понятно, с какой площадки стартовал наш диспут:

«…борзая была вовсе неизвестна древним обитателям Южной Руси, начиная со скифов…»; «… В Восточную Европу борзые привезены в ХІІІ столетии татарами – магометанами…»; «К сожалению, сведения об охоте и охотничьих собаках у славян в древности весьма скудны»; «Дело в том, что у славян в древности не было и не могло быть борзых в настоящем смысле слова…»; «Выше было замечено, что борзая в мешаных лесах, занимаемых славянами до времени тюркского нашествия, была совершенно неуместна и совершенно бесполезна».

Также Леонид Павлович высказывает свою точку зрения, что вряд ли прояснится история происхождения борзой в Киевской Руси. При этом он ссылался на достижения науки ХІХ века, в частности: истории, археологии, этнографии, лингвистики, кинологии.

За более чем сто лет были сделаны фундаментальные открытия в выше перечисленных дисциплинах. Немало вышло в свет книг по кинологии и охотоведению. Однако до сих пор нет единого ответа на вопрос: где, когда и как произошло одомашнивание собаки?

Относительно наших тезисов в охотничьей литературе также нет единого мнения. Как пример: в книге Ю.В. Букатевича «Мисливське собаківництво» 1986 г. написано: «Нашей отечественной охоте гончими тысяча лет. Фрески на стенах Софийского собора (ХІ век н.э.), где изображены сцены охот с гончими, тому подтверждение».

Согласен с ним Б.В. Дмитриев. В его книге «Гончие». М.: 1987 читаем: «Так на фресках Софийского собора в Киеве (ХІ в.) три собаки… третья гончая, преследует оленя». Вторит им в своей книге С.Ф. Терехин «Охота в Белоруссии» Минск: 1986. А в книге С. Ветка «Охотничьи собаки. Борзые» Р-на-Д.: 2000 в главе «Русская борзая» написано: «Самые ранние упоминания о предках русской борзой датируется ХІ веком. В Софийском соборе в Киеве… имеются фрески, изображающие сцены псовой охоты с борзой».

Относительно данного вопроса (что конкретно изображено на фресках), считаю, что прав Ю.В. Букатевич. По данному вопросу у меня есть своя доказательная база. По заданию редакции мне довелось посетить национально-исторический музей заповедник «София Киевская» на предмет детального изучения фресок на охотничью тематику (пользуясь случаем, выражаем благодарность сотрудникам «Софии Киевской» за предоставленные материалы и консультации. Особая благодарность старшему научному сотруднику Панченко Михаилу Васильевичу). О моих изысканиях и фактах, добытых там, расскажу в отдельной статье, они того стоят. Раздобытые мной данные только убедили меня в некоторых предположениях относительно охот с борзыми и гончими во времена Киевской Руси.

В начале моего рассказа хочу поделиться фактами и аргументами, которые использовал в выше обозначенном диспуте, а также своим взглядом на решение данной проблемы. В данной статье не будем вести разговор о правильности выводов Ю.В. Букатевича, но обязательно раскроем эту тему в дальнейшем.

Хочу акцентировать внимание на методологии, которую применял при решении данной задачи. Она такова – когда видны картины отчетливо, ясно и целиком, то становится понятен смысл, содержание и предназначение мелких деталей.

Чтобы ответить на первый вопрос диспута, надо в какой-то мере понять, что такое скифский мир и кто такие скифы.

Вот уже как двести лет ведется изучение истории и культуры скифов. Огромное количество научных и научно-популярных работ вышло в свет по этому вопросу, но до сих пор нет единого мнения о происхождении скифов. Известно, что в VII веке до н.э. в степях Северного Причерноморья с востока пришли кочевые племена и заняли территорию от Дона до Дуная. Основное ядро скифов составляли ираноязычные племена. Их соседями и союзниками были на западе фракийские племена, а на севере – протославянские племена. Все они относились к индоевропейской языковой семье.

Чтобы было более понятно широкому кругу читателей, это говорит о том, что эти народы имели общую прародину. Еще один немаловажный момент. В культуре ираноязычных народов собака считалась священным животным. Это закрепилось в священных постулатах таких мировых религий, как зороастризм и буддизм, которые возникли на их землях. Как известно, в иудаизме и исламе собака считается животным нечистым.

Также акцентирую внимание на таком моменте. В VII в. до н.э. скифы вторглись в пределы Южного Кавказа. Их передовые отряды доходили до Палестины и Египта. Потом через Малую Азию вернулись в Северное Причерноморье. На данных территориях проживающие народы охотились с разными породами борзых собак не одно тысячелетие. А Скифы пребывали на данных территориях значительный период.

Охота для скифов имела огромное значение. Производилась она различными способами на разные виды зверей и птиц. Об этом мы можем судить по разнообразным артефактам и орудиям охоты, найденным во время археологических раскопок.

На территории проживания скифов вдоль берегов таких водных артерий, как Днепр, Южный Буг, Днестр и других тянулись сплошной полосой леса шириной в несколько десятков километров. Но пространство между реками занимали степи – местность, идеальная для охоты с борзыми. Исходя из вышесказанного, поставим вопрос так: а могли ли скифы не знать про охоту с борзыми собаками? Забегая вперед, скажу: знали! Более того, активно охотились с борзыми.

А теперь перейдем непосредственно к косвенным доказательствам. В 1971 году в Украине при раскопках кургана Толстая Могила был найден один артефакт, который сразу был назван «находкой века» – знаменитая скифская пектораль. О ней написано немало, пишут до сих пор, да и будут писать. Чем она для нас важна? Во-первых, она изготовлена на высокохудожественном уровне. Автор пекторали знал не понаслышке быт, нравы, обычаи и духовный мир скифов. Более того, могу с уверенностью сказать, что создатель пекторали был охотником. В то время охота у греков и скифов занимала почетное место, была жизненной необходимостью. Если в верхнем ряду пекторали ваятель изобразил домашних животных, бытовые сцены скифов, все то, что можно было увидеть непосредственно в каком-либо поселении кочевников, то в нижнем ряду мы видим саранчу, сокола, львов, зайцев, борзых собак, оленя, вепря, диких коней. Звери изображены реалистично, с мельчайшими подробностями, в динамике. Где мог автор еще увидеть предсмертную маску коней или безапелляционную решающую хватку льва оленя за шею? Только и только в дикой природе, непосредственно во время охоты.

Создатель пекторали два раза изобразил сцены охоты борзых собак на зайцев. Тем подчеркнул, что охота с борзыми для скифов была обыденной и необходимой. Если внимательно рассмотреть экстерьер собаки, то это не лайка, не боевая или пастушья собака, а именно борзая скифов. Вышеизложенные сцены – доказательство того, что у скифов были борзые собаки, и они с ними активно охотились.

Чтобы глубже раскрыть доказательную базу второго вопроса не обойтись без своеобразного временного моста между эпохой скифов и Киевской Русью. Это необходимо и для того, чтобы показать, что традиция охот с борзыми не прерывалась на нашей земле. Речь будет идти о великой эпохе Переселения народов – II-VII в. н.э. После развала Великой Скифии (примерно во 2 веке до н.э.) образовались две Малые Скифии. Одна из них находилась в Крыму и просуществовала она до IV в. н.э., таким образом становится понятным, с какого периода начинает формироваться порода крымка, упоминаемая Сабанеевым.

Пару лет назад в одном из охотничьих журналов была статья о борзых собаках, где упоминалось, что во времена раскопок в Белоруссии на археологическом памятнике черняховской культуре были обнаружены останки борзой собаки. Высокоразвитая черняховская культура – это синтез культур готов и гепидов, выходцев из Скандинавии и Северной Германии, а также славянских племен. Расцвет этой культуры приходится на IV век н.э. Простиралась держава готов от Балтийского до Черного моря. Доминирующим населением королевства Готии были славяне. Готы, как и славяне, относились к индоевропейской семье народов. Государство готов вело активную торговлю с Римской империей. Происходил и культурный обмен. В Римской империи того времени была развита охота как с борзыми, с гончими, так и с травильными собаками, а кроме греческой уже была и римская литература об охоте.

Кстати говоря, во времена Сабанеева о черняховской культуре еще не знали, ее открыли в 1901 г. при раскопках в районе сел Черняхи и Ромашки Киевской области.

Рассматривая болгарские книги о собаках, я заметил одну особенность – породы борзых собак они называют «хрътка», что близко к польскому «харт», чешскому «хрт», украинскому «хорт», белорусскому «хорты», российскому «хортая». Это не случайно, одни из предков болгар, славяне, пришли в 5-6 веке на Балканский полуостров из своей прародины, которая находилась на территории сегодняшней Украины. А первые летописные данные о славянах относятся к І-ІІ в. н.э. Они занимали территорию от Одера до Днепра, между Днестром и Днепром. Как видим, на тот момент прародина славян занимала большую часть современной Украины.

О породе русская борзая. В советское время работал археолог П.М. Долуханов. Был он ученым бескомпромиссным и неконъюнктурным, в результате ему пришлось эмигрировать в 1980 г. в Англию. Опираясь на данные раскопок и летописных источников, он пришел к интересным выводам. В V веке н.э. в район бассейна озер Псковского и Ильмень пришла первая волна славянских племен. До прихода славян в этот регион здесь проживали лишь прибалто-финские племена, которые занимались охотой, рыбалкой, собирательством. Из археологических данных известно, что у них было по крайней мере 2 породы собак, которые известны науке под названиями торфяная собака и собака Иностранцева. Использовали этих собак со времен неолита, за несколько тысячелетий до прихода славян. Уже в VII-VIII веках н.э. пришла в этот район вторая волна эмиграции славян, которые назывались словенами. Основными хозяйственными стратегиями выживания славян на северо-западе русской равнины было скотоводство, охота, рыбалка, собирательство. Интенсивно развиваться земледелие здесь начало лишь в 16-17 вв. Из летописных и этнографических данных известно, что в этом регионе был распространен культ древнеславянского бога Волоса – покровителя животноводов.

Главный враг скотовода – волк. Чему находим подтверждение в многочисленных статьях и монографии «Волк» Л.П. Сабанеева. Анализируя, видя сильные и слабые стороны, Сабанеев приходит к выводу: «До сего времени самым лучшим средством для уменьшения волков охотниками является псовая охота, т.е. травля зверя борзыми и гончими». Даже сравнивая по эффективности охоту с борзыми разными способами охоты на него, включая огнестрельное оружие, пальму первенства он отдает охоте с борзыми. Учитывая только этот факт, славянам русской равнины просто необходимо было держать борзых.

Как мы знаем, уже на прародине словен охотились с борзыми. Придя на территории Новгородчины и Псковщины со своей материальной и духовной культурой, словены привели и своих охотничьих собак, среди которых были и борзые. Учитывая такие данные, становится понятным тот факт, который приводит Л.П. Сабанеев в своей книге «Борзые»: «В старинных польских охотничьих книгах говорится, что для травли волков надо употреблять псов словенских, отличавшихся ростом и силой».

Из изложенных фактов цитаты Сабанеева мы можем привязывать и к более древним временам, а не только к 16 веку становлении Московского царства. Но во времена Сабанеева велись исследования эпохи Киевской Руси, который охватывает период от 9 века до начала 14 в., а основные, фундаментальные открытия в этой области были сделаны уже в ХХ в., после смерти Сабанеева. В частности, открытие берестяных грамот и граффити Софии Киевской было сделано в середине ХХ в.

Продолжение следует

В. Федько



Украинская Баннерная Сеть