Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

О качестве российских и турецких ружей

От Валентина Ломакина, бывшего ученика знаменитого киевского оружейного мастера Юрия Родионовича, я узнал следующую историю (или басню). В мастерской к концу рабочего дня обычно собиралось несколько знатоков оружия и оружейных мастеров и, пользуясь гостеприимством хозяина территории, беседовали на любимую тему, пока мастер неторопливо что-то там чинил. Однажды в это собрание зашел незнакомый человек и стал с любопытством осматриваться. На вопрос, кто он такой, последовал ответ – Коровяков. Это не вызвало у публики никакой реакции и тогда вошедший уточнил, что он конструктор ТОЗ-34. Это вызвало у собравшихся оживление, а один из «знатоков» даже встал и низко поклонился конструктору со словами: «Мы, мастера-ремонтники, от всей души благодарим уважаемого конструктора за его творение, ведь пока его ружья будут на руках охотников – без работы мы сидеть не будем, и у нас всегда будет кусок хлеба».

Давно уже нет Ломакина, недавно в преклонном возрасте ушел в мир иной Юрий Родионович. Когда я рассказал эту историю моему хорошему знакомому, лично знающему многих конструкторов-оружейников, в том числе и Коровякова, он возмутился и ответил, что Коровяков настолько мягкий человек, что ни за что не стал бы выпячивать свою роль в модели ТОЗ-34, а потому эта история – выдумка. Почти одновременно один из моих старых клиентов, которому я все это поведал, вдруг сообщил, что он присутствовал при этом разговоре и назвал имена других участников той беседы. Так что до сих пор я сомневаюсь в правдивости этих событий. Однако смысл в словах, якобы сказанных мастером, заложен глубокий, что подтверждается и критической статьей о ТОЗ-34 «Обратная сторона Лейпцигской медали» в № 4,09 «Охоты и рыбалки».

Возможно, автор – относительно молодой человек и не помнит момента появления этого ружья в 60-х годах. Я с детства интересовался оружием и охотой, вступил в УООР как только позволил возраст – в 1958 году, охотясь на первых порах с отцовской «бельгийкой». Наконец, пришло время приобрести свое ружье. В то время не надо было разрешение милиции на приобретение оружия, достаточно было предъявить в магазине билет одного из охотничьих обществ: УООР, «Военохоты» или «Динамо». Но выбор был небольшой: из тульских – ТОЗ-Б, а из ижевских – «одностволки». В это время уже были и ижевские безкурковки, но они попадались нечасто и, по сравнению с большим количеством имеющихся на руках охотников заграничных трофейных ружей, были тяжелыми и грубыми. Приценивался я и к продаваемым с рук этим ружьям, но они практически все были сильно изношены (стоящее ружье настоящий охотник и не продал бы, а хорошие были мне не по карману).

При этом, практически все немецкие ружья в широкой массе охотников назывались «зауэрами», а вот пределом всех мечтаний была немецкая «вертикалка» без различия производителя (кроме многих «штучников» выпускались «вертикалки» и крупными фабриками: Грейфельтд, Зимсон и др. Но эти тонкости различали лишь немногочисленные знатоки оружия). Такая «вертикалка» носила собирательное название по имени знаменитой фирмы «Меркель». У нас в коллективе охотников и рыболовов ПО им. Королева было 150 охотников, а вот ружье, похожее на Меркель (это была трофейная «Сюпра»), было только у одного.

В пятидесятые годы в Москве продавалось довольно много венгерских и германских репарационных ружей, но «вертикалок» все равно было очень мало. Большинство стендовиков СССР наряду с ружьями МЦ6, МЦ8 стреляли именно из Меркелей. В Киеве такие ружья появлялись редко (у нас даже ИЖ-54 был дефицитом). Появление первого советского массового ружья с вертикально спаренными стволами ИЖ-59 («Спутник») было встречено стреляющей общественностью с восторгом, правда недолгим, так как ружье было «сырое» и обладало отвратительным качеством: его стволы «крестили» в вертикальной плоскости до полуметра. Выпущено их было немного, но зато с умом доработанное под названием ИЖ-12 оно завоевало огромную популярность и ценится до сих пор. Это был уже почти Меркель, неважно, что он был тяжелее и грубее, не обладал балансом и прикладистостью последнего, зато он был наш, родной, и был относительно «доступный», как и все хорошее в эпоху повального дефицита был труднодоступен. Для приобретения этой желанной вещи приходилось использовать «связи», «пробивать» через райком партии. Некоторые ездили даже в Москву, где дефицит ощущался не так остро. Обладать тогда ружьем ИЖ-12 было престижно, это вызывало зависть у знакомых охотников.

Популяризации советского оружия способствовал единственный массовый журнал «Охота и охотничье хозяйство» (хотя были и другие малотиражные издания, например, практически неизвестный широкой публике орган «Военохоты» – «Охотник»). Тираж «ОиОХ» доходил до 600 тысяч, и статьи на тему зарубежного охотничьего оружия, в виде комментариев к новинкам или обзоры производства по странам, были тонким ручейком информации на эту тему, протекающим сквозь железный занавес. Книги по ружейной тематике издавались в Союзе крайне редко, эта тема считалась опасной. Материал таких книг обычно был устаревшим, вплоть до прямого копирования трудов Бутурлина и Маркевича полувековой давности. Так что, сравнивать нам было не с чем, «наше оружие было лучшее в мире».

Естественно, появление лет через 8 после первых ружей ИЖ-12 ТОЗ-34 было встречено с восторгом. Еще через несколько лет ИЖ-12 был заменен на ИЖ-27, а ИЖ-54 на ИЖ-26. Оба ружья прошли значительную модернизацию, связанную с упрощением технологии, с неизменной потерей качества. Неоправданным оказался и переход в этих ружьях на более узкий канал ствола – 18,2 мм против старого стандарта 18,4-18,5. В результате, кроме незначительной прибавки начальной скорости, возникла заметно увеличенная отдача, особенно в жаркую погоду, усугубленная еще и несколько более легким весом этих ружей. Тульское же ТОЗ-34 оказалось легче ИЖ-27, но отдача в нем была более терпимой (возможно из-за сохранения старого размера канала ствола), да и баланс ружья был лучше.

Внешний вид ТОЗ-34, оскорбляющий изысканный вкус нынешних гурманов, в то время не был необычным, ведь это была эпоха прямых линий и острых углов, что отразилось и в архитектуре зданий, мебели... Помню, как испортили если не идеальный то, во всяком случае, привычный классический вид ружья, выпускающегося с 1902 года – ТОЗ-Б, в его клоне ТОЗ-54. И ведь это уродство кто-то утвердил на художественном или техническом совете…

Конструкция соединения колодки и стволов ТОЗ-34 позволила заметно снизить высоту колодки, что сразу привлекло симпатию пользователей, ведь в то время мы еще не видели вертикалок беретт, блазеров или фабармов, у которых высота оказалась близка к ширине спаренных ствольных трубок. У нас редко встречались французские ружья с низким силуэтом системы Патрик и еще реже английские Босса, а немецкие типа Меркель, как производные от системы Бока, были весьма высоки в колодке (67-68 мм для 12 калибра). Скошенная передняя часть колодки ТОЗа необходима для разборки оружия, а зрительно, в пределах угловатого дизайна, создает впечатление стремительности.

Это я уже о претензиях к модели ТОЗ-34 автора статьи «Обратная сторона…», с мнением которого я во многом согласен, за исключением того, что ружье, даже с его позже выявленными недостатками оказалось все-таки востребованным и своевременным. Что касается прочности данной модели, то при ее относительной легкости (это не Беби Бретон, конечно) и нормальных зарядах она была обеспечена. Я отремонтировал много ружей этой системы, и только в одном были деформированы щеки колодки (правда, неизвестно чем из него стреляли). В мое время охотники сами снаряжали себе патроны, при том, что до того, как купить ружье уже знали, как это правильно делать, потому что интерисовались этим, да и ружье берегли, так как оно было куплено на кровные деньги и с немалыми хлопотами. Теперь же не только патроны уже практически никто не снаряжает, но даже ружье не чистят годами. И не потому, что сильно заняты, а потому, что не знают, как это делать. Ну и что, что пропадет, купим новое...

Кстати, ИЖ-27 по колодке выглядит несколько крепче, но и у него с патронами магнум при стрельбе из верхнего ствола бывают клины, при этом, как правило, разрушается запорная рамка, ослабленная вырезом под пружину. А правильно термообработанная колодка из соответствующего металла в ТОЗ-34 при правильной его эксплуатации сегодня служит уже второму поколению охотников. Тем более что шат, который неизбежен во всех ружьях переломной системы, особенно низкой и средней ценовой категории, у ТОЗ-34 исправляется просто, даже грамотным простым охотником – прокладка из железной консервной банки или из тонкой бронзовой или стальной фольги, проложенная под съемный щиток колодки, (подобный как у МЦ6), решает эту проблему.

Несколько особенностей такого ремонта: при большом зазоре прокладка должна быть слегка конусной по толщине (тоньше снизу), а в качестве материала желательно не употреблять алюминиевую фольгу, которая легко расклепывается, и, так же не перепутать правый и левый крепежный винты щитка. По международной практике правая симетричная деталь ружья отмечается где-то отметкой – штрихом, керном, зазубриной. Кроме этого, эти винты надо после некоторого числа выстрелов (после установки прокладки) подтянуть, возможно неоднократно, так как прокладка уплотняется. И никаких «кувалд для рихтовки щечек колодки после 50-100 выстрелов», как утверждает автор.

Да, при небрежном открывании ружья для разборки и у первой и у второй (с флажком) моделей часто бывает утыкание острых углов колодки в дерево цевья, особенно если это делать после традиционной у нас чарки. Долгое время на цевье ТОЗ-34 ставили две пластинки из нержавеющей стали, прикрепленные снизу цевья в том месте, куда упирается перемычка щечек колодки при разборке. Первые ружья, сделанные еще при активной работе ОТК, имели цевья строгих размеров, так что повреждения дерева хоть и были, но минимальные, теперь же форма цевья, можно сказать, произвольная, а пластинок-упоров нет. Зато уменьшили себестоимость на несколько копеек...

Для ИЖ-27, ТОЗ-34 и особенно ТОЗ-120 характерен «вялый» ключ затвора, в результате чего, при слабых пружинах, запирающая планка-клин, неэнергично вгоняется под запирающую площадку крюка. Для того, чтобы ключ все-таки стал на место, на заводе подгонка запирающих элементов весьма неплотная и были случаи, когда новое, с упаковки ТОЗ-120 уже имело небольшой, но ощутимый люфт. В импортных же ружьях ключи на несколько градусов не доходят до осевой линии ружья – это запас на осадку рабочих поверхностей затвора, хотя некоторые покупатели видят в этом небрежность.

В том разговоре, который с большой долей вероятности произошел между нашими мастерами и Коровяковым, прежде всего, как мне кажется, имелся ввиду ремонт взводителей в первой модели и автоматически при этом выходящего со строя флажка во второй модели. Да, это ахиллесова пята нашего ружья, как и в многострадальной, труднорождаемой модели ТОЗ-120. Но проблема не в том, что эти детали в обоих ружьях не соответствуют по прочности, а в отвратительной их подгонке к сопрягаемым поверхностям (у обоих концов взводителей), а также в небрежных пользователях, которые при малейшем затруднении при открывании переламывают ружье с размаху об колено. Правильно каленое (как пружина) и точно подогнанное коромысло взводителя работает десятилетиями, имея запас хода при взведении курка, который просто выбирается упругой деформацией длинного взводителя. Кстати, точно так же не работали бы взводители хваленых зауэров и меркелей, если бы они не были подогнаны дотошными немецкими оружейниками (особенно взводители с крючками для взаимодействия с эжекторным механизмом). А хорошо отлаженный ТОЗ-34 будет работать никак не хуже Зауэра. Но у нас, к сожалению, другой подход к труду.

Есть в конструкции ТОЗ-34 существенный минус – это большие щели в щитке колодки для взводителей, через которые в механизм может попадать всякий мусор, что мешает функционированию или ведет к поломке. Бывало, я вытаскивал из-под курков дробь заячьего размера, плотно вбитую под бойком. Но есть здесь и изюминка, техническое решение, к сожалению, не рекламируемое, но важное в том случае, когда, почему-то, в основном по небрежности владельца, рычаг взведения все-таки будет погнут (ломается он редко) и ружье не раскроется. Конечно, все равно надо обращаться к мастеру, но в полевых условиях можно выбить неплотно сидящую шпильку, проходящую поперек колодки за осью флажка (если он имеется) и, поставив ружье вертикально стволами вверх, раскрыть его. При этом взводители упадут внутрь коробки к спусковым крючкам и выйдут из зацепления с выступами нижней части ствольного блока. А дальше – дело мастера, тем более, что взводители охотно поставляются заводом как запчасть (однако требуется их подгонка).

Также хорошо, что как ЗиП поставляются боевые пружины. Это не ставит охотников в глубинке в безвыходное положение. И это говорит о том, что проблема пружин была известна Коровякову, а их форма была выбрана только исходя из экономической целесообразности, так как, в принципе, они сконструированы неграмотно.

Еще одна из легенд гласит, что первые ТОЗ-34 имели пружины из лучшей шведской стали, потому они не ломались и не садились. Но я в эту версию не верю, так как в этом случае их форма должна быть другой. Мне неоднократно приходилось изготавливать нестандартные пружины к спортивным вариантам ружья ТОЗ-34 (ТОЗ-57) из стали 60С2А, поскольку для стендовиков очень важна их живучесть и надежность. Для рядовых же охотников лучше все-таки более мягкие пружины, которые если и сядут, то не сломаются, поскольку обломок пружины может привести к отказу второго замка. А применяемый сегодня в патронах еврокапсюль более чувствителен к удару, чем советский Жевело и не требует такой сильной пружины. Вероятно, компенсируя слабый удар при осевших пружинах, на заводе затачиивают бойки до остроты гвоздя, что тоже не красит модель, но ведь затупить их всегда можно. А частота выхода боевых пружин в ТОЗ-34, в принципе, сопоставима с аналогичной поломкой у других ружей с не спиральными боевыми пружинами. Так, нередки поломки ИЖ-54, ИЖ-26 и аналогичных европейских. Но по частоте поломок вероятно все-таки на первом месте стоит Меркель и ему подобные с замком «Блиц». Там пружинка настолько маленькая и сложная по форме, а работает с таким напряжением, что, вероятно, каждая хоть по разу, но ломалась. Кстати, в послевоенные годы это был настоящий бич в наиболее меркеленасыщенном спортивном подразделении – сборной Союза, для чемпионов которой специально в Зуле заказали сотню пружин. Просто ТОЗов у нас много и все знают, что пружины там плохие, а меркелей совсем не видно и никто об этом не говорит.

Что касается эжекторов, то ввиду плохой пайки упорного полукольца на нижнем стволе, которое направляет движение шептал эжекторов, оно частенько отваливается, особенно в ружьях последних годов выпуска (это как дополнение к неисправностям, перечисленным автором).

А то, что предлагал автор в части доработки с целью повышения надежности, ТОЗ вряд ли когда-нибудь примет, ведь фактически он предлагает новую конструкцию – рамочную, с продольным проходящим сквозь весь приклад винтом, да еще с витыми пружинами, (черты которые проглядываются в ТОЗ-120). Кстати, крепление приклада сквозным продольным винтом уже было в английской штатной винтовке Мартини-Генри 1871 года, а может, были и более ранние попытки, а только теперь почти все ружья выпускаются с такой схемой крепления. Но ведь 40 лет назад эти недостатки ТОЗ-34 были еще не так очевидны. Правда поломка приклада при боковом усилии в шейке или его трещина имеет место сплошь и рядом и происходит обычно от небрежности охотника, так как продольное усилие вдоль ружья при отдаче приклад никак не может сломать. Здесь надо бы предусмотреть «защиту от дурака», тем более, что были прототипы – в ружьях типа МЦ6, МЦ8 имеется винт, стягивающий щечки шейки ложи. Обычно, при трещинах прикладов ТОЗ-34 или ИЖ-27 при ремонте так и поступают, но было бы лучше установить его изначально. Тем более что форма врезки дерева в металл колодки в обеих моделях далека от идеала, или хотя бы от тех же турецких ружей. Со всем прочими недоработками, замеченными автором в модели ТОЗ-34, я полностью согласен.

И, наконец, чисто эмоциональный аспект обсуждения модели ТОЗ-34. За последние полтора десятка мы так привыкли (ведь к хорошему привыкают быстро) к импортному разнообразию ружей в наших магазинах, что то, о чем я писал в начале, старые охотники уже забыли, а молодые вообще не представляют, как это могло быть. Однако, к моменту получения Лейпцигской медали ТОЗ-34 действительно было лучшим из серийных ружей советской разработки. Это одно из немногих и наиболее ярко выраженное «русское охотничье ружье». Ведь самые ходовые ружья ТОЗ-Б, ИЖ-5 были созданы по мотивам и даже полностью копировали дореволюционные модели. ИЖ-54, как клон ИЖ-49 – фактически копии Зауэра мод. 8. ИЖ-27 (ИЖ 12) создан, эксплуатируя конструкцию Браунинга Б-25 1925 года (кстати, отличием служит применение в Б-25 другой схемы взведения – одного взводителя на оба курка). Модель ИЖ-58 и ее дальнейшая производная ИЖ-43 несет черты венгерских довоенных ружей Фроммера. Самозарядное МЦ21-12 фактически клон п/а Бреда, а МР-153 является доработкой помповика, похожего, особенно затвором, на Ремингтон 870. Оригинальным российским ружьем была тульская безкурковка ТОЗ-25, так и не развившаяся в большую серию, задавленная более технологичным ИЖ-58. Наверное, оригинальными были замки на боковых досках ИЖ-47, состоящие всего из 4 деталей и без винтов. Оригинальными являются и ругаемые в нашей газете многочисленные «Сайги», «Бекасы» и ТОЗ-87 (особенно последние). Это ружье легкое, простое в разборке, имеющее много оригинальных технических решений. Я уверен, что изготовленное в Италии или хотя бы в Германии, оно ни в чем не уступало бы если не Беретте, то точно Фабрмам или Франчи, не говоря уже о турецких Эскортах. И еще, ТОЗ-34 было первым ружьем, где применялись относительно дешевые технологии производства деталей. Те же злополучные взводители или боевые пружины, детали с большими допусками в УСМ и эжекторном механизме. Это требует высокой культуры производства, чему нас советская власть не научила. А ведь дореволюционные ружья Тульского Императорского оружейного завода были выполнены безукоризненно.

Качество российского оружия, к сожалению, упало после игнорирования ГОСТов и службы ОТК. И теперь, более-менее прилично сделанное оружие, те же МР-153 или ИЖ-43 под маркой «Байкал», идут по бросовой цене за рубеж (в основном в США), где занимают свою нишу рядом с китайским или турецким оружием, а в Украину, как в слаборазвитую страну, идет то, что осталось. Например, у ИЖ-27, которые я видел в наших магазинах, практически у всех дефект пайки стволов. При этом один ствол, как правило, кривой (а то и оба). Естественно, турецкие ружья с их правильным ствольным блоком будут выглядеть предпочтительнее.

Еще несколько конкретных примеров российского качества. ИЖ-18 МЕ с английскими надписями, вероятно предназначавшееся на экспорт. У владельца, который больше года назад купил его и не стрелял (он не охотник), вдруг возникло желание проверить его в работе. После нескольких выстрелов у ружья вырвало чоковую трубку. Поскольку гарантия уже не действовала, и заменить ствол не удалось, мне пришлось укоротить его (на покореженный участок). При замерах оказалось, что диаметр его канала ствола 18,8 мм (в паспорте указано 18,4). При этом край трубки, который должен западать ниже канала ствола, торчал над ее поверхностью. Вероятнее всего, это ружье вообще не испытывали в сборе.

Одно из ружей МР-153 – не собирается. Оказалось, камера поршня (кольцо под стволом) припаяна криво и мастера на заводе кувалдой и точилом раздали стенки камеры так, чтобы поршень все-таки заходил. Гайка регулятора клапана сброса, которой производится регулировка под сильный или слабый заряд, была закручена до отказа, устранив эту регулировку. Вероятно, подобное на этом производстве случай обычный. Из этого ружья на заводе тоже явно не стреляли.

Дальше, ИЖ-27М Магнум на самом деле ничем от обычного ружья не отличается (кроме длины разделки патронника). При случае я специально осматриваю патентованную вставку на дне колодки, в которую должна упираться передняя плоскость заднего подствольного крюка, разгружая тем самым осевой болт и обеспечивая дополнительную прочность. Так вот, в 9 случаях из 10 на этой вороненной поверхности нет следов соприкосновения с прилегающей. То есть, она не работает и не создает эту самую дополнительную прочность.

Естественно, что в борьбе за потребителя в этой нише выигрывают турецкие ружья, которые при внешнем осмотре выглядят очень привлекательно. Снаружи все хорошо: и воронение (покраска) без изъянов, и дерево аккуратненькое, хоть и простенький, но орех все-таки, и гравировка симпатичненькая, хоть и машинная, но волки, собаки, олени различаются, даже птичек можно определить по видам (правда узоры некоторых Хатсанов или Оптим тоже похожи на российские ружья в плане небрежности, но здесь это можно списать на национальный стиль изображения животных, идущий от народного лубка – ружье-то ведь массовое). Однако ведь за Россию обидно.

Не менее обидно и за Украину, где никогда не было национальных центров производства огнестрельного оружия, Россия, кстати, этого не допускала из своих стратегических соображений, да и не очень надо было, как говорит автор «Турецких ружей», запорожские казаки пользовались отличным турецким оружием, в избытке добывающемся в качестве трофеев. Харьковская фирма «Латэк» производит опять же турецкое оружие из турецких же заготовок (турки, правда, тоже не сами это придумали, а брали старые, уже отработанные модели итальянских фирм, получив дешевую лицензию на их производство). И это украинское оружие, как мне кажется, незаконно, потому что в Украине нет закона об испытаниях стрелкового оружия, и оно на государственных испытательных станциях не испытывается и неизвестно, по каким нормам оно сделано, но, наверняка, не по нормам Брюссельской комиссии.

Хотя, с другой стороны, берем ружья известных фирм, входящих в систему ПМК. Например, один из п/а Германика (фактически Фабарм) оказался без отверстий для прохода газов из канала ствола в камеру поршня. Стреляли ли из этого ружья при приемке на фирме? Вряд ли! Но этот случай – единичный. А вот Фабармы последней модификации Lion, Titan, у которых для уменьшения резкого удара поршня в тягу и дальше по затвору введена муфта из специальной, патентованной, расхваливаемой пластмассы, только при нечастых выстрелах работает хорошо. А вот во время тренировок или соревнований по практической стрельбе, где приходится в возможно быстром темпе выпустить 10-15 патронов, нагреваясь, теряет эластичность, жесткость и тормозит тягу и затвор при накате. При этом затвор не доходит до места.

На самом деле в каждом ружье есть свои особенности, которые могут в определенных условиях привести к задержке, и каждое ружье ломается. Только сейчас действует известный бытовой закон: «Базар цену знает», что научно звучит так: «Цена соответствует качеству». И действительно, дорогие ружья ломаются намного реже.

Теперь скажу пару слов о расхваленных турецких ружьях. Вальтер Вольф уверяет нас в высоком качестве (за низкую цену) этих ружей и тут же приводит целый список встречающихся поломок. Я не вел статистики поломок турецких ружей и не запомнил их восточные названия. Но одни из первых, которые попали к нам в продажу (то ли Хатсаны, то ли Чифсаны, то ли Оптимы) имели литые спусковые крючки из отвратительной латуни, которые ломались, как спички. Детали у них были совершенно сырые. Правда, и деталей было немного. Как известно, простое изделие не может быть сложным. Автор с восторгом сравнивает количество деталей у «турка» и у ИЖа и тут же пишет, что пытался улучшить конструкцию первого (видно, деталей все-таки маловато для нормального функционирования механизма). Но такое сравнение некорректно, потому что и ИЖ-27 и ТОЗ-34 имеют более сложные замки с перехватывателями, гарантирующие безопасность при нештатном срыве курка с боевого взвода, да и отбой и отвод бойков при открывании имеется.

Односпусковые механизмы турецких ружей также ненадежны, как и у ТОЗ-120, которое тоже имеет мало деталей и сделано явно «по-турецки», но все же имеет отвод курков при открывании ружья. Как заметил автор, бойки турецких ружей ломаются, и большая заслуга в этом пользователей, которые щелкают вхолостую с пустым патронником. Тогда кончик бойка, уходя в пустоту, просто после энного щелканья улетает вперед. Такое же происходит и у других ружей, особенно у тех, у которых длинные бойки и не имеют галтелей (закруглений) в переходах диаметров.

Также хорошие ружья, кроме поперечного шарнирного болта, имеют в ствольной коробке дополнительные разгрузочные поверхности, соприкасающиеся с ответными на ствольных блоках. У МЦ6 (8) или у Беретты это специальные выступы на верхней части ствольного блока и соответствующие вырезы в верхнем обрезе паза для стволов в колодке. У системы Босса, которая широко применяется на элитных «вертикалках», это сложные криволинейные поверхности на боковых поверхностях казны стволов и коробках. У ИЖ-27М, когда его приспосабливали под патрон Магнум, это должна была быть вставка в колодке перед задним крюком, на которую этот крюк должен был налегать. Такая же вставка и у «вертикалки» Блазера, где короткие цапфы служат только для открывания ружья. Нагрузка на модные низкие цапфы при плохой подгонке этих поверхностей в дешевых образцах ведет к быстрому появлению шата стволов, даже при нормальных зарядах. Однако такие ружья, в том числе турецкие (и турецкообразное ТОЗ-120), позиционируются как усиленные под патроны Магнум. Лично я считаю, что ружье малого веса (3-3,2 кг в 12 калибре) вообще не может быть Магнумом, прежде всего из-за комфортности стрельбы. Конечно, они выдержат некоторое количество усиленных зарядов. Но после них вам надо покупать уже новое ружье (и это вписывается в политику современного бизнеса).

Однажды на каком-то семинаре я разговаривал с представителем Харьковского «Латэка» и упрекнул его в том, что известный «Апач» (тоже, в принципе, турецкое ружье), имеющий дюралюминиевый (заметьте) толкатель, передающий удар поршня на затвор для сообщения ему необходимой для перезарядки энергии, считается Магнумом. Я спросил, выдержит ли он хотя бы 300 усиленных зарядов, на что представитель, возмутившись, заявил, что он и 600 выдержит. Так как мы подошли к самозарядным турецким ружьям, то я, не рекламируя российские с присущими им недостатками, должен сказать, что в принципе одинаковые по цене турецкие выглядят более привлекательно. К внешнему виду, например, самого раскупаемого – Хатсан-Эскорт Магнум претензий вообще нет. Если бы такой вид был, например, у «Бекаса» или у ТОЗ-87, то доверия к ним у покупателя было бы намного больше. Однако механизм их ломается не меньше росийских. Их «узкие» места: 1) запирающий клин; 2) рычаг защелки подающего лотка; 3) лоток (эти три детали, абсолютно заменяемые с Фабармом, с которого и «драли» модель Эскорт. Однако у Фабарма они выходят из строя гораздо реже.); 4) запорное пружинное кольцо тяги затвора (О котором упомянул автор. У меня уже скопилась целая горсть таких поломанных колец. Хорошо, что фирма снабжает нас запчастями); 5) в месте установки упомянутого кольца разбивается сама тяга, что говорит об излишней мощности газового двигателя или же о нерациональной конструкции; 6) поршень с компрессионным кольцом (особенно деформируется кольцо, и поршень со временем начинает заедать); 7) дюралевая трубка магазина склонна к прогару (были случаи отлома ее в месте ввинчивания в колодку); 8) резиновое колечко, которое при обслуживании потребители вообще ставят где угодно, даже натягивают на поршень; 9) пружинка стопора патрона под кнопкой перезарядки просто деформируется и патроны не подаются из магазина.

И это не считая «мелких брызг». Ну и что, чем оно лучше МЦ21-12, которые, аккуратно сработанные до 1980-ых годов, исправно работают до сих пор, а некоторые охотники даже используют в них патроны Магнум (правда о современных экземплярах мне сказать нечего).

П/а фирмы Чифсан сделан очень грубо. Другой полуавтомат этой фирмы, не менее грубый в исполнении, выполнен как копия инерционного Бенелли, но не идет с ним ни в какое сравнение. Затвор в нем не каленый даже в области боевых упоров и я не представляю, как такое ружье может стрелять. Но оно все же стреляет (как говорят, сам не пробовал).

Надо отметить, что не все так уж плохо у турков. Некоторые ружья, например, Хуглу, сделаны очень даже неплохо. И снаружи и внутри очень чисто, да и в Хатсанах и Атмаках некоторые детали в последнее время стали закаливать. По качеству же боя турецкие и советские (российские) ружья ничем не отличаются и, в основном, все зависит от боеприпасов.

Максим Наганенко



Украинская Баннерная Сеть