Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Особенности национального охотоведения

Весной этого года, в период массового пролета гусей, заинтересовали меня выстрелы недалеко от села. Вечером решил пойти посмотреть на пролет птицы, заодно и узнать, кто ж охотится. Встречаю в лесополосе, недалеко от большой лужи парнишку лет 17-ти, который настороженно, но без явного испуга подошел ко мне. При нем два ружья. Поздоровались, и вот такой разговор получился. Спрашиваю:

- Зачем тебе два ружья?

- Да, на одно мало патронов.

- А зачем много патронов, что, так много гусей летит?

- Так ще ж качки.

- А знаешь, что весенняя охота закрыта – молчание – А знаешь, что во время весенней охоты на гуся нельзя стрелять уток?

- А що не можна?..

Я просто попросил парня не стрелять уток. Ведь ему и невдомек, что весенний выстрел по утке – это не только подрыв численности, это подрыв устоев нравственности, выработанных десятилетиями, и с такой легкостью утраченных в наши дни. И вот, что мне подумалось. Ведь это наше новое поколение, рожденное в независимой Украине. Кто его учил, как правильно охотиться весной на пролетного гуся, на селезня с подсадной? Да и вообще, его кто-нибудь учил писаным и неписаным правилам охоты?

К сожалению, приведенный пример это не единичный случай. Каждую весну, по всей территории Украины гремят выстрелы. Только одни охотятся, как тот парень, другие – прикрывшись спецразрешениями на диагностический отстрел. А поскольку правилам и этике весенней охоты, ввиду ее запрета, не обучены ни те, ни другие, то падают от выстрелов не только гуси и не только утки, неуправляемо добываются редкие для Украины виды – глухари, тетерева, вальдшнепы. Природе наносится огромный вред, но не охотой, а тем, что порождено ее запретом – браконьерством. Это касается не только весенней охоты. В Украине основным регулятором численности дичи давно стало браконьерство. Только теперь о его масштабах нужно судить не по количеству составленных егерской службой протоколов, этот показатель сегодня не может показать масштабность и истинную картину всего безобразия (другое слово просто трудно подобрать) в области охоты и охотоведения. Об этом говорят, во-первых, плачевное состояние большинства охотничьих угодий, во-вторых, статистические данные о количестве дичи и размерах ее добывания.

Если мы сравним нынешнее состояние охотничьего хозяйства Украины с советским периодом то увидим, что за последние два десятилетия охотничья отрасль утратила многие свои позиции. К примеру, в 1987 году в Украине насчитывалось 460 зубров, а в 2011 году – 255 голов, численность оленей за тот же период сократилось с 22322 до 20328 голов, а их добыча уменьшилась почти вдвое – с 862 до 480 голов. Более чем на половину сократилась численность лося – с 12588 до 5562 головы, а его добыча с 808 голов сократилась до нуля. Не в лучшую сторону изменилась и организация охотничьего дела. Если раньше открытие охоты это был праздник, то сейчас – это «критические дни» в виду так называемых «пожароопасных периодов». Практически сведен на нет иностранный охотничий туризм. Все меньше мест для доступной и нормальной охоты для рядовых охотников.

Все это заставляет задуматься о причинах. Чтобы понять эти причины и найти выход, попробуем рассмотреть глобальный вопрос национального охотоведения, разделив его на три важные составляющие, от каждой из которых, во-первых, напрямую зависит уровень ведения охотничьего хозяйства, а во-вторых, они могут служить направлениями в реформировании отрасли.

Первая составляющая – это государственное управление охотой и охотничьей отраслью. И хотя эта составляющая «не на виду», ее значение трудно переоценить, это все то, что закладывает основу ведения охотничьего хозяйства, задает рамки и правила поведения при обращении со специфическим природным ресурсом. Государственное управление можно сравнить с фундаментом, на котором строится здание под названием «охотничье хозяйство».

Как известно, что на плохом фундаменте хорошего здания не построить. То, что он плохой, сомневаться не приходится. Отсутствие совершенного законодательства и стратегии развития отрасли, слабость собственной школы охотоведения, невежество в понимании и решении насущных проблем охотничьего хозяйства, недоученные охотники и непросвещенное население – это следствие несовершенного государственного управления. Государственное управление охотничьей отраслью нуждается не просто в косметическом ремонте, оно подлежит полной реконструкции. Прежде всего, охотничьему хозяйству Украины нужен самостоятельный республиканский орган управления. Подчеркиваю, республиканский, поскольку на местах создан необходимый кадровый потенциал, который мог бы намного эффективнее работать на благо охотничьего хозяйства при совершенном управлении с центра. Нахождение охотничьего хозяйства в роли «падчерицы» при другом ведомстве не позволило ему на протяжении многих лет реализовать себя в самостоятельную и успешную отрасль. Это лишний раз доказывает, что Гослесагентство Украины не в состоянии исправить положение дел в охотничьем хозяйстве. Решение этого вопроса лежит на самом высоком республиканском уровне, однако наивно полагать, что он будет решен, или даже рассмотрен, в ближайшем времени. Следовательно, перспектива дальнейшего развития охотничьего хозяйства весьма туманна.

Вторая составляющая – это само «здание», то, что мы реально видим. Это все охотничьи хозяйства Украины, независимо от их формы собственности и принадлежности, создающие продукт «охотничьи услуги». В целом это 46,4 млн. га разнообразных угодий, имеющих огромный потенциал как с биологической, так и с экономической точек зрения. Основным пользователем охотничьих угодий по-прежнему является УООР (68%). Другими значимыми охотпользователями являются хозяйства Гослесагентства Украины (11%) и частные хозяйства (19%). Давать обобщенную оценку охотничьим хозяйствам весьма затруднительно, поскольку хозяйств много и все они имеют свои отличия и специфику. Тем не менее, такая оценка необходима, прежде всего, для того, чтобы найти правильные решения для улучшения дела.

Начнем с хозяйств Гослесагентства Украины. Здесь всего пользователей 150. Это главным образом угодья, предоставленные в пользование государственным предприятиям – лесхозам (110 пользователей). По сути это аналог спецлесхоззагов советских времен, или приписных угодий лесхозов. Это не самостоятельные охотничьи предприятия, где основное внимание уделяется ведению лесного хозяйства. Лесоохотничьих хозяйств – 32. В них также, отношение к лесному и охотничьему хозяйствам неравнозначное и далеко не в пользу охотничьего хозяйства. Государственные охотничьи хозяйства, 8 единиц, сохранились лишь в Крыму (3 единицы) и еще в трех областях Украины: Волынской -2, Львовской – 1 и Сумской - 2. Безусловно, государственные охотничьи хозяйства, которые занимаются исключительно ведением охотничьего хозяйства, нужно сохранить, они могут быть вполне конкурентоспособными на зарождающемся рынке охотничьих услуг. Однако подход к реформированию каждого хозяйства нужен индивидуальный. А вот форма совместного ведения лесного и охотничьего хозяйств (лесоохотничьи хозяйства и угодья лесхоззагов) не оправдала себя ни в советский, ни в постсоветский периоды. Эти угодья в первую очередь должны послужить для создания на них самостоятельных и эффективных охотничьих хозяйств.

Создание частных охотничьих хозяйств в Украине не принесло пользы ни охотничьему хозяйству, ни охотнику. И ничего общего с реформой отрасли это не имеет. К сожалению, большинство современных частных охотничьих хозяйств Украины созданы не для ведения охотничьего хозяйства, а для удовлетворения потребностей в охоте узкого круга лиц, то есть «закрытые». Содержать такое хозяйство непросто. И вопрос не столько в объемах финансирования, сколько в целесообразности подобного содержания. Если речь идет о нескольких охотах в году, даже если они очень результативные, то объем вложенных средств несоизмерим с объемом полученных услуг. В переводе на одну добытую голову, стоимость этой головы может оказаться дороже африканского трофея. Мне трудно понять, как богатые люди, знающие цену своим капиталам, могут так расточительно и нелогично ими распоряжаться. Чтобы понять насколько это нелогично, позволю себе сравнить закрытое охотничье хозяйство с дорогим рестораном. Хозяин создал хороший богатый ресторан, добротно его украсил, снабдил продуктами и… никого туда не пускает. Самому съесть нельзя, и другим отдать жалко. Это тупиковый путь, а потому такие хозяйства обречены на провал. И это результат политики в области национального охотоведения. Нет, конечно, есть богатые и, если можно так сказать, успешные закрытые хозяйства на полном содержании своих хозяев. Но это единицы. Большая же часть нынешних частных охотничьих хозяйств будет вынуждена либо искать нового хозяина, либо менять свои взгляды на принципы охотоведения.

Те немногие частные охотничьи хозяйства, которые пытаются жить за счет реализации охотничьих услуг, зачастую также неэффективны и не могут существовать без дотаций. И виной тому – несовершенное государственное управление. Для этого рода бизнеса государством не создано никаких условий. Более того, на пути охотничьего бизнеса строится множество препятствий и прежде всего со стороны главного органа управления, который наоборот, должен способствовать развитию отрасли. Охотничье хозяйство Украины – это огромный неосвоенный пласт экономики. И без изменения государственной политики в области национального охотоведения эта отрасль будет оставаться убыточной.

И, наконец, о главном «кирпичике» охотничьего здания – УООР. Это не просто «кирпичик», это глыба с многолетней историей и заслугами перед обществом. Не умаляя исторических заслуг Общества, нужно отметить, что оно, как охотпользователь, сегодня выглядит не в лучшем свете. И без коренных преобразований, в современных реалиях оно вряд ли долго продержится на плаву. Конечно, вопрос реорганизации УООР требует более широкой площадки для обмена мнениями. Здесь инициатива должна принадлежать руководству Общества. Но складывается впечатление, что руководители УООР либо смирились с плачевным состоянием дел, либо ждут лучших времен, либо не избавились от стереотипов, что угодья УООР – это колхоз, где можно задаром пользоваться тем, что дала природа. По моему мнению, такая мощная общественная организация могла бы стать альтернативой государственному управлению и реально влиять на развитие охотничьей отрасли. На деле же УООР продолжает терять лучшие угодья, а в оставшихся продолжается охота по-уооровски: идет продажа отстрелочных карточек и лицензий на «невиданных» зверей, охотники ведут поиск последнего зайца или случайно забредшего кабана, а поля все «в клеточку» от браконьерских ночных охот.

Прежде чем перейти к своему видению реформирования охотничьей отрасли, вспомним о третьей важной составляющей. Это потребители охотничьих услуг – охотники. Говоря языком аллегории, это – то живое наполнение, которое заселяет здание «охотничье хозяйство» и пользуется его благами. От охотников, их подготовки и культуры поведения, многое зависит в охотничьем хозяйстве. Но они также продукт системы государственного управления, они действуют по нормам и правилам, установленным государственным управлением. Взяв на себя обязанность выдачи удостоверения охотника, государство, в лице Гослесагентства, несет ответственность за качество подготовки охотника и соблюдение им правил поведения. А поскольку эти правила несовершенны, охотники вынуждены выходить за рамки дозволенного. Нарушения на охоте становятся нормой. Смею утверждать, что большинство нарушений на охоте порождено необоснованными запретами и непродуманными решениями.

Теперь о самом главном, что хотелось бы донести читателю, свое видение принципов современного охотоведения и стратегических задач отрасли. Прежде всего, эти принципы и задачи должны быть закреплены в новом Законе об охоте и охотничьем хозяйстве, проект которого должен быть разработан не кулуарно в интересах узкого круга лиц, а открыто рабочей группой из числа специалистов охотничьего дела, в интересах охотничьей отрасли.

Охотничьи хозяйства могут быть разной формы собственности, главное, чтобы они занимались ведением охотничьего хозяйства. Мне представляется два направления ведения охотничьего хозяйства. Первое, ведение охотничьего хозяйства на основе бизнеса. В этом направлении должны развиваться все, без исключения, частные и государственные охотничьи хозяйства, располагающие качественными высокопродуктивными угодьями. В данном случае, охотничье хозяйство стремиться к увеличению объема и улучшению качества создаваемых охотничьих услуг. Создание рынка охотничьих услуг и здоровая конкуренция среди охотпользователей позволит им нормально развиваться, поддерживать нормальную ценовую политику. Это будет выгодно и охотнику, поскольку он будет платить за качественные услуги. Это будет способствовать развитию охотничьего туризма, охотничьей индустрии и сопутствующих услуг. Это будет выгодно государству, которое будет получать больше налогов. В конечном итоге это будет полезно природе, так как деятельность охотпользователя будет направлена в первую очередь на увеличение качественного поголовья охотничьих животных.

Задача государства создать оптимальные условия для охотничьего бизнеса. Никакие надуманные запреты и препятствия, вроде пропускной способности или пожароопасного периода, не должны мешать охотничьему хозяйству и подрывать его экономику. Все вновь организуемые частные охотничьи хозяйства должны быть строго ориентированы на такое ведение охотничьего хозяйства. А существующие ныне никчемные проекты охотустройства должны быть заменены на новые, с учетом бизнес-интереса хозяйства. Понятие «открытие сезона охоты» должно полностью исключить вмешательство в этот процесс чиновников. Новый Закон должен не только гарантировать охотпользователю право на реализацию своих услуг, но и предусматривать строгую ответственность чиновников за чинимые препятствия.

Мы понимаем, что не все угодья продуктивные, а искусственное поднятие их бонитета может быть неоправданно дорого, и они не могут развиваться по первому направлению. Прежде всего, это так называемые «уооровские» полевые угодья. Поэтому второе направление – это создание общественного охотничьего хозяйства. Но не района или области, а конкретного населенного пункта. К примеру, охотничий коллектив села «Калиновка» должен быть хозяином окрестных охотничьих угодий, проводить там необходимый минимум биотехнических мероприятий, обеспечивать их охрану. И, конечно же, сам коллектив должен решать, кому и сколько охотиться в этих угодьях. Усилия сельских охотников могут объединяться с усилиями и возможностями охотничьих коллективов городов. Смогут двигаться по первому направлению – пожалуйста, не смогут – пусть обеспечивают себя охотой. Такие хозяйства должны быть освобождены от обязательного дорогостоящего охотустройства. В этом случае у них есть мотивация и желание вкладывать в хозяйство свои «кровные» или привлекать к этому делу специалистов, стремиться к сохранению и увеличению численности дичи.

При организации любого конкретного охотничьего хозяйства, на него нужно смотреть, как на объект, который может давать максимальную пользу. Его границы должны определяться не по принципу «кто, где ухватил», а с учетом биологической и экономической целесообразности. Охотничье хозяйство должно быть по возможности комплексным и иметь разнообразные угодья (лесные, полевые и водные). При этом оно должно иметь четко выраженные в натуре границы.

Угодья могут закрепляться за юридическими и физическими лицами, а также за сельскими коллективами охотников конкретных населенных пунктов. Последние должны иметь преимущественное право на нынешние угодья УООР.

Должна быть проведена полная инвентаризация охотничьих угодий Украины и охотничьих ресурсов. Нужно обеспечить публичный доступ к этой информации. Благо, на это сейчас есть технические возможности.

Следует сказать, что есть еще одна важная составляющая охотничьего хозяйства – это государственный контроль над деятельностью охотпользователей и надзор за соблюдением охотниками установленных правил и порядка охоты. Но этот аспект предлагаю рассматривать отдельно, поскольку речь здесь мы ведем о построении совершенной системы охотпользования. А эффективность государственного контроля возможна лишь тогда, когда эта система уже построена. Другими словами, прежде чем контролировать, нужно создать совершенные правила «игры», обеспечить нормальные условия как для охотпользователей, так и для потребителей услуг. Если система не совершенна, то усиление контроля будет иметь обратный эффект. Только правильно организованная охота сможет решить проблему охраны дичи и воспитания культурного охотника.

А. Исаев



Украинская Баннерная Сеть