Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Кагарлык, год спустя или что нас ожидает

История Кагарлыкского ГОХ – очередной пример несостоятельности так называемой реформы охотничьей отрасли. Бездарные решения последних лет в области охоты и охотничьего хозяйства, в том числе и в вопросах перераспределения угодий, наносят непоправимый вред природе и экономике государства.

Обращаясь к читателю, мне бы очень не хотелось, чтобы он воспринял эту публикацию как исповедь «обиженного» бывшего директора охотхозяйства. Ведь поднимаемые проблемы выходят далеко за рамки одного конкретного хозяйства. Они касаются всей охотничьей отрасли. А Кагарлык – это лишь наглядный пример. Думаю, служение охотничьей отрасли на протяжении 30 лет дает мне право на изложение собственной точки зрения по этим вопросам.

Напомню, в публикации «Кагарлыкское ГОХ: итоги сезона, проблемы и перспективы» («ОиР» № 4/2012) речь шла о деятельности государственного охотничьего предприятия и о насущных проблемах охотничьей отрасли Украины. Несмотря на эти проблемы, хозяйство успешно преодолевало трудности, обеспечивало стабильный рост численности и добывания охотничьих животных, было востребовано и принимало более 1500 охотников в год. При этом следует отметить, что 75% средств на свое содержание хозяйство зарабатывало самостоятельно с охотничьих услуг. Но тогда еще ближайшая перспектива вверенного мне предприятия, которому было отдано десять лет жизни, не казалась столь мрачной.

Нужно быть наивным, чтобы до конца не верить, что начавшийся в стране «дерибан» лучших охотничьих угодий не коснется нас. Несмотря на то, что попытки приватизировать ГОХ случались неоднократно, лично у меня была уверенность в том, что ГОХ «Кагарлыкское» выстоит, что оно имеет право на дальнейшее свое существование, что оно вполне могло быть конкурентоспособным на рынке охотничьих услуг. А при определенной коррекции отношения к хозяйству со стороны собственника (Гослесагентства Украины), оно могло бы обойтись и без 25-процентных бюджетных дотаций. Это можно сказать и о двух десятках других ГОХ в разных регионах Украины, которые более полувека являлись образцом ведения охотничьего хозяйства.

Итак, ГОХ «Кагарлыкское» в своем 53-летнем возрасте «приказало долго жить», на его базе создано ООО «Трипільський мисливець». Решение о ликвидации ГОХ принималось руководством Гослесагентства Украины. Ситуацию перезакрепления угодий облегчал тот факт, что 5 августа 2012 г. заканчивался срок аренды угодий для ГОХ. Поэтому новым хозяевам даже не пришлось добиваться «добровольного отказа». К тому же «старый» хозяин наполовину, в смысле на 50%, стал «новым». Остальные 50% разделили бизнесмен и его «старшие товарищи» с Банковой. Я не буду называть имена реальных учредителей, поскольку ни один из них не «засветился» под своим именем. Да это и не важно. Ведь вопрос не в том, что создано очередное частное хозяйство. Не скрою, я и сам бы хотел быть владельцем охотничьего хозяйства, но если бы это произошло, то охотники бы даже не заметили смены вывески. Поскольку то, что делал наш коллектив, было для охотников, во благо природы, охоты и людей. И это не пафос, это то, что, к большому сожалению, отсутствует сегодня у большинства частных хозяйств.

С чего же начали новые хозяева, получившие «на блюдечке» готовое и успешное охотничье хозяйство, с организованной инфраструктурой, подготовленными кадрами, достаточной плотностью дичи в угодьях, наработанной клиентурой? Конечно же, с закрытия охоты! Для других, но только не для себя! «Как же, теперь мы вкладываем свои кровные, а кто-то будет охотиться?! Несправедливо!» - решили новые хозяева. К слову, это главная ошибка большинства частных хозяйств.

«Мы дорвались до «манны небесной»! Не беда, что на дворе февраль или март, не беда, что свиноматки на сносях, не беда, что самцы косули в пантах. Охотимся когда хотим и сколько хотим, это теперь все наше!». Это вторая ошибка частников.

У егерей, воспитанных в духе бережного отношения к природе, знающих цену каждому трофею, во время подобных мероприятий слезы наворачивались на глазах. Естественно, они не могли оставаться соучастниками того, с чем ранее приходилось бороться, и хозяйство оставили наиболее профессиональные кадры. И это третья ошибка новых хозяев, полагающих, что имея деньги, они все могут, даже обойтись без специалистов.

Хотя и с запозданием, но мне хочется отметить лучших работников ГОХ «Кагарлыкское», профессионалов, преданных своему делу, людей порядочных и честных. Это Сергей Борисенко, Василий Волощенко, Виталий Вовкодав. Большая им благодарность, и прежде всего за то, что они не смирились с произволом и бездарностью нового руководства, а их увольнение – своего рода протест.

Нетрудно предсказать дальнейшую судьбу «Трипільського мисливця», как и многих других, подобных ему, частных хозяйств. Что делает самодовольный хозяин, получивший в пользование дорогую «игрушку»? На первых порах он ее лелеет, уделяет ей много внимания, тратится на ее содержание. Причем затраты на содержание такой «игрушки» не малые, около миллиона гривен в год. И вот здесь срабатывает принцип алчности: «раз я трачу такие деньги, значит буду эксплуатировать свою «игрушку» по максимуму». Начинается беспредел в угодьях. По сути, в Кагарлыке он уже начался, причем двойной беспредел, который, с одной стороны, устраивают сами хозяева, а с другой – обиженные охотники. Честно говоря, этих обиженных охотников, вышедших на «тропу войны», даже браконьерами называть не хочется. Но джин выпущен из бутылки, процесс пошел. Напомню, от Кагарлыкского ГОХ новым хозяевам досталось нормальное хозяйство с поголовьем копытных (кабан и косуля) около 1000 голов. Насколько его хватит? И в чем виновата Природа?

Как правило, далее, наигравшись, хозяева снижают финансирование, а затем и вовсе продают хозяйство. Хорошо, если к тому времени не будет уничтожена уникальная Кагарлыкская популяция косули европейской, которой, пожалуй, нет равных в Украине.

Может кому-то покажется, что автор сгущает краски. Тогда приведу другой пример. Государственное охотничье хозяйство «Белоозерское», которым мне пришлось руководить с 1991 по 2001 год, находилось на пике своего подъема, когда в 2000 году было принято «государево» решение передать его в ведение Государственного Управления Делами (ДУС). На базе Белоозерского ГОХ было создано специализированное лесохозяйственное предприятие «Регион», которое в 2005 году перерегистрировано в Государственное предприятие «Лесное хозяйство «Белоозерское». Для сведения. ГОХ «Белозерское» было одним из передовых охотничьих хозяйств Украины. В угодьях площадью всего 7 тыс. га поддерживалась стабильно высокая плотность охотничьих животных, успешно проведена акклиматизация благородного оленя. Ежегодная добыча копытных составляла: 30 кабанов, 70 косуль, начата эксплуатация оленя – 4 головы. Хозяйство не было закрытым от людей и ежегодно обеспечивало охотой до 600 человек. Его посетителями были и рядовые охотники, и бизнесмены, и охотники-интуристы. В последний год своего существования, в 2000 году, доходы хозяйства составили 140,2 тыс. грн., От иностранного охотничьего туризма хозяйство получило почти 73 тыс. грн. – 52% от общих доходов, а доля бюджетного финансирования составляла лишь 10%.

Сегодня «Белоозерское» по-прежнему находится в подчинении ДУС и паразитирует на бюджете страны. О ведении охотничьего хозяйства речь вообще не идет, оно практически прекратило свое существование с момента передачи предприятия. К тому же, в период президентства Ющенко, который всенародно заявил: «Все, що вкрадено ДУСею, буде повернено», на базе «Белоозерского» был организован заказник, где всякая охота запрещена. Спрашивается, куда девается естественный прирост популяций охотничьих животных, если вот уже 13 лет здесь не проводятся охоты? К примеру, если в 2000 году поголовье оленя благородного превышало 100 голов, то на сегодня оно должно превышать как минимум 600, а его ежегодная добыча могла доходить до 100 голов! Ответ прост: браконьерство стало главным способом регулирования здесь численности дичи. На самом деле уникальная популяция благородного оленя практически уничтожена. С трудом здесь можно увидеть кабана и косулю. Зато весь лес усеян полувышками для загонных охот, а прямо среди леса построена вертолетная площадка.

Еще пример – одно из первых частных охотхозяйств «Трахтемировское». Пока известный опальный олигарх давал деньги, успели построить замок, вольер и вышки с извращениями (если кто-то скажет, что джакузи и унитаз на охотничьей вышке – не извращение, пусть первый бросит в меня камень), поднять численность кабана до мора и настроить против себя местное население. Сегодня – ни вольера, ни кабанов, ни охот. Во всяком случае, мне неизвестно, чтобы кто-то мог похвастаться о хорошо проведенной здесь официальной охоте и достойным трофеем.

Каждое из названных хозяйств уникально своими природными условиями и видами охот. Таких уникальных в плане организации эффективного охотничьего хозяйства уголков в Украине – великое множество. И они могут не только выполнять природоохранные функции и обеспечивать в потребностях охоты значительную часть населения, но и играть существенную роль в экономике страны, в нравственном воспитании ее граждан. На деле отношение к ним скорее напоминает вандализм. Так что же сегодня строит наше государство под вывеской «охотничье хозяйство»?

Главным реформатором охотничьего хозяйства является Гослесагентство Украины, во всяком случае, как руководящий орган, агентство, а точнее его председатель Сивец В.Н. несет ответственность и за состояние дел в отрасли, и за каждое охотничье хозяйство Украины. Однако и здесь мы сталкиваемся с ошибкой №3: Виктору Николаевичу не нужны не только профессионалы-егеря, но и специалисты-охотоведы. А поэтому трудно сказать в каких головах рождаются решения о закрытии или переносе сроков охоты, о повышении стоимости лицензий, о ликвидации того или иного охотничьего хозяйства, о перераспределении угодий и тому подобное. В стране нет четкой программы и стратегии развития охотничьего хозяйства. Решения принимаются кулуарно в кабинетах. А охотники лишь тихонько возмущаются в социальных сетях по поводу очередного их одурманивания.

А может Виктор Николаевич и не виноват? Ну, конечно же, не виноват! Ведь над ним есть Кабинет Министров, депутаты и Президент. И опять ошибка №3: проект нового Закона об охотничьем хозяйстве внесен охотоведом, простите, депутатом Шуфричем Н.И. Вот только прочитав проект закона, мне почему-то кажется, что он написан в ведомстве Сивца В.Н. И первое желание, возникшее после его прочтения – то, чтобы он не был принят. Вообще-то, обсуждение этого проекта – тема отдельной статьи. Только вот зачем? Ведь все уже решено без нас. Но вкратце все же хотелось бы прокомментировать, может здесь найдем ответ на вопрос «Что мы строим». Тем более что и напрягаться особо не нужно – все сказано в пояснительной записке к проекту Закона. Вот выдержки из обоснования необходимости принятия акта.

«Действующий Закон Украины «Об охотничьем хозяйстве и охоте» недостаточно обеспечивает государственный контроль за деятельностью охотничьих хозяйств и процессом охоты».

«Охота является разновидностью деятельности, которое может нанести значительный ущерб окружающей среде, однако контроль за ним со стороны государства сейчас является минимальным, подавляющее большинство охотничьих хозяйств находятся в плохом состоянии».

«В действующем Законе содержатся экологически необоснованные сроки охоты».

Единственное с чем можно согласиться, так это с утверждением, что подавляющее большинство охотничьих хозяйств находятся в плохом состоянии. Однако проект Закона не предусматривает радикальных перемен, в чем так нуждается наше охотничье хозяйство. Оказывается, что вся беда в том, что у нас недостаточно государственного контроля. А не задумывались авторы Проекта над тем, что пора научиться правильно и грамотно хозяйствовать на земле и что очередными запретами и ограничениями дела не поправишь, а только усугубишь?

И уж совсем нелогичным звучит утверждение о том, что действующий Закон содержит экологически необоснованные сроки охоты. К примеру, в действующем Законе разрешается охота на уток в августе-декабре, а в проекте – с 10 августа по 31 декабря; на гусей ныне – в августе-январе, в проекте – с 1 августа по 31 января; на перепела ныне – в августе-ноябре, по проекту – с 15 августа по 30 ноября. Чем же предложенные сроки более экологически обоснованы? Видно у Нестора Ивановича в хозяйстве нет охоты на перепела, иначе бы он знал, что этот вид охоты оптимально и эффективно проводить с 1 августа. Во всяком случае, в средней полосе Украины. К тому же, согласно Закону, каждый охотпользователь вправе сам определять дату открытия и закрытия охоты в установленных рамках.

Или вот, ныне установленные сроки охоты на самца косули «с 1 мая по декабрь включительно» – экологически не обоснованы, а предусмотренные проектом «с 1 мая по 31 декабря» - обоснованы. Вообще-то в обоих случаях здесь обоснована только дата открытия – 1 мая. Но, ни один мало-мальски грамотный охотовед не позволит охоту на самца косули в ноябре-декабре, когда уже сброшены рога. А с другой стороны, обоснованы сроки или не обоснованы, разве это волнует чиновников, от которых зависит своевременность открытия сезона? Ведь по вине Гослесагентства ни разу этот сезон не был открыт вовремя.

Ноу-хау проекта: вместо лицензий будут карточки добывания, а отстрелочные карточки на нелимитируемые виды будут выдаваться охотпользователям централизовано, за плату, как ныне лицензии. Вот вам и усиление государственного контроля! Так, глядишь, и станет Гослесагентство самым богатым ведомством. Ведь только бланков лицензий в прошлом сезоне агентством было продано на сумму 8 миллионов гривен. А тут еще и карточки.

Еще одно новшество проекта, которое с нетерпением ожидают частники: вольерная охота, на которую не будут распространяться установленные сроки охоты, да, наверное, и правила. Не потому ли лесхозы усиленно выполняют директиву Гослесагентства о строительстве вольеров и переводе их на самоокупаемость? Только ведь это не будет иметь ничего общего с охотой.

Итак, ждет нас «светлое будущее» без ГОХ и УООР, а на карте охотничьих угодий – только частные охотничьи хозяйства, и «охота» только в вольерах, и только для «избранных». Вопрос что с ОХОТОЙ и с ОХОТНИКАМИ остается открытым.

А. Исаев



Украинская Баннерная Сеть