Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Егерская служба должна быть аттестована

Причин тому, что наша охотничья отрасль в глубокой стагнации – предостаточно, но кадровый вопрос – низкий профессиональный уровень егерской службы, по моему глубокому убеждению, первейшая причина. И это при том, что людей желающих работать в охотничьих хозяйствах в любом регионе, любого интеллектуального и возрастного уровня – предостаточно.

Ни для кого не является секретом, что система подбора кадров в охотничьей отрасли отсутствует как таковая. Кто, каким образом, по каким качествам и критериям, а правильнее говоря – через какие знакомства, попадает на работу в охотничьи хозяйства – одному Богу ведомо. При этом абсолютно не имеет значения, о каких охотхозяйствах идет речь. В так называемых частных хозяйствах, даже с высоким уровнем зарплаты, проходимцев всех мастей, безграмотных, бездарных и просто случайных людей, ничуть не меньше, чем в хозяйствах государственных и общественных организаций. Вы заметите, что и в других отраслях ситуация с кадрами не лучше. Может быть, но в нашей отрасли она просто кричащая.

Ко всем внешним проблемам и негораздам, которые наваливаются и накатываются на нашу охотничью отрасль с разных сторон, добавляется еще и болячка - недопустимо низкий, как ни в какой другой отрасли, уровень знаний подавляющего большинства егерей и даже руководителей хозяйств. Да простят меня коллеги, но, позволю себе, поделится с читателями некоторыми наблюдениями, выводами и историями, характеризующими нынешнее плачевное состояние с кадрами в охотничьем хозяйстве.

Моя первая серьезная должность - я принят на работу заместителем директора в легендарное Вышедубечанское охотхозяйство. Хозяйство республиканского подчинения с особым финансированием и материально-техническим обеспечением. Две базы, жилые домики и склады, трактора и свой комбайн, несколько УАЗов, сеялки, косилки и прочее. А вот егерская служба – просто цирк. Из шести егерей только один не пенсионного возраста, из них 4 егеря – лесники, уволенные на пенсию из лесхоза, не обладающие особым энтузиазмом к егерской работе. 3 егеря не имели охотничьих билетов и законных охотничьих ружей. Охотовед – 70-летний малограмотный, но ушлый сельский мужик, который умел хорошо охотиться, принимать начальство и знал, кому мясо на Киев возить по праздникам. В общем, побегать за браконьерами, было практически некому, а написать протокол – и подавно. Когда я попал на работу в это хозяйство (1997 год), бланки протоколов мне выдали еще советского образца на русском языке. Думаете, это крайность, как бы не так.

В дальнейшем, когда довелось проверять некоторые хозяйства по Украине, насмотрелся на куда более веселенькую егерскую службу. К примеру, из 5 егерей, числящихся в некоем хозяйстве «Р», директор на проверку смог предоставить только двух (остальных спрятал, если они вообще существовали). И это еще одна проблема – «егеря на бумаге», оформленные егерями, но не работающие на самом деле, и такие есть, но это тема отдельной статьи. Из этих двоих один отказался ехать показывать свой обход – боялся заблудиться (так и сказал). И это не единичный случай. Как вы догадываетесь, биотехнию и документацию у таких егерей можно было не смотреть вовсе.

Из личного опыта. Для меня, одним из показателей профессионализма, является отношение к служебным документам. Когда мне заявляют, что главное работа, а не документы, я уже знаю, с кем имею дело. При знакомстве с егерской службой, я в первую очередь прошу предъявить служебные удостоверения. У половины егерей их при себе по разным причинам нет, еще у четверти – просроченные. У девяти из десяти егерей во время рейдов по охране угодий, нет при себе чистых бланков протоколов, и вообще никакой документации, тем более брошюр с Законами и Положениями. Требование статьи 268 КУАП, зачитать правонарушителю его права при составлении Протокола, может выполнить три егеря из ста. Большинство егерей никогда в жизни не составляли протоколы на браконьеров – не умеют это делать и не хотят учиться. А мы тут ищем причины малой эффективности борьбы с браконьерством силами егерской службы охотхозяйств.

Порядка 30% наших егерей вряд ли смогут сдать даже охотминимум, который необходим при получении удостоверения охотника, то есть, не владеют теми минимальными знаниями, которыми должны владеть начинающие охотники. О знаниях охотничьих законов и говорить не приходится. Не то, что егеря, треть охотоведов и директоров охотхозяйств не владеют даже азами охотничьего законодательства. Добавьте к этому частые изменения к действующим законам и положениям.

Анекдотичный случай из личного опыта. В 2010 году приезжаем коллективом в нормальное хозяйство в Киевской области на лисичку и зайчика. С нами должны охотиться директор и один из опытнейших егерей (как нам его представили), со стажем более 30 лет. Начинаем переодеваться и складывать оружие. Вдруг, ко мне подходит, наполовину одетый в белый маскхалат, один из моих товарищей, опытный зайчатник и охотник грамотный в целом. Выражение лица удивленное и обиженное, как у школьника младших классов, которому дал подзатыльник старшеклассник, причем – не совсем понятно, за что. Отводит меня в сторону, и так, чтобы, не слышали другие, с некоторой неуверенностью сообщает, что этот егерь - аксакал, в категоричной форме потребовал белые маскхалаты всем снять, потому как, охота в них запрещена. В начале, и я не понял, подошел к директору, предполагая, что белые маскхалаты запрещены конкретно в этом хозяйстве. Директор так же не понял запрета. На улице – январь, зима была снежная, охота предстояла на полуоткрытых пространствах, без белой маскировки на удачу рассчитывать особо не приходилось, приняли решение - в проблеме разобраться. Не создавая митинга (может, это мы в чем-то не правы и не знаем чего то), отозвали егеря в сторонку, задали вопрос: какими Запретами, то бишь – Правилами он оперирует. Каково же было наше удивление, равно как и директора охотхозяйства, услышать от егеря (по памяти) пункты запретов из Правил охоты в УССР 1967 года, в том числе – и запрет на белые маскхалаты. На нашу просьбу зачитать этот запрет из какого либо ныне действующего положения, егерь обиделся. В маскхалатах он нам охотиться разрешил, но, не потому, что это не запрещено, а потому, что мы для него очень уважаемые люди, для нас он делает исключение, к тому же с нами директор хозяйства. Но (по его убеждению) мы все равно не правы, и перечитывать новые правила ему незачем, он и так все хорошо знает.

Это еще одна проблема – застарелые знания, знания из недостоверных, непроверенных источников, знания по верхам, от так называемых бывалых охотников и старых егерей, поучения от которых, молодежь воспринимает как истину.

В 2011 году в Ивано-Франковске в одном из престижных охотничьих магазинов мне довелось увидеть на витрине (и приобрести) правила охоты, а точнее – Закон «Об охотничьем хозяйстве и охоте» редакции 2004 года! Напомню, что в 2010 году Закон претерпел серьезные изменения. Мне продали брошюрку без всякого упоминания, что данная редакция Закона устарела, введены новые запреты и правила охоты, а потому пользоваться этим документом нельзя. Будьте и Вы бдительны, уважаемые охотники, на сегодня считается действующей редакция Закона «Об охотничьем хозяйстве и охоте» от 16.10.2012, а редакция Кодекса об админнарушениях меняется по нескольку раз на год!

Ладно, если рядовой охотник оперирует устаревшими или недостоверными Правилами, это его личные неприятности, а если лихой егерь с такими знаниями начинает воспитывать, наказывать и писать протоколы на кажущихся ему нарушителей. Тут уж хозяйству неприятностей не избежать. Думаете, у Вас, уважаемые директора и владельцы хозяйств, таких егерей нет?! Не желаете проверить их знания? Пожалуйста. Будете шокированы!

С 2007 года мне доводилось несколько раз разрабатывать вопросы и проводить аттестацию егерей. Во всех хозяйствах ситуация хуже, чем предполагалось, а по отдельным егерям – шок! К примеру, лучшие егеря, с опытом работы, порой со специальным образованием, не могут четко перечислить права егерской службы! Куда их одних можно выпускать на браконьеров?

А почему только охрана угодий и борьба с браконьерством, что, другие направления работы охотничьего хозяйства не требуют профессиональных знаний? Никто не спорит, великое дело для егеря личный опыт, сноровка, умение все замечать и анализировать, работоспособность, любовь к своему делу. Но кому в жизни мешают фундаментальные знания, впитавшие передовой опыт предыдущих поколений? А знания Законов, Положений и Правил – это для егеря вообще первая необходимость!

А собственно, какими знаниями должен обладать настоящий егерь или охотовед, и где черпать те знания? Ответ логичен - чем занимается, в том и должен разбираться. Попытки собрать такую информацию в едином пособии для егерей предпринимались в Украине несколько раз, и не все они удачны. Различного рода «Энциклопедии охотников» с претензией на последний писк, сплошь и рядом состоящие из плагиата или откровенной глупости, заполонили нынче прилавки охотничьих магазинов. Следует быть осторожным в выборе источника знаний. Из нашей литературы можно посоветовать «Советчик егеря» («Порадник єгеря») 2009 года Шейгаса и других авторов. И все же, 50% знаний егеря составляет информация, черпаемая из законодательных актов, инструкций, правил, приказов, которые претерпевают постоянных изменений. А потому, без периодических семинаров для егерей, хотя бы раз в год по законодательной базе, не обойтись ни одному охотхозяйству. А что имеем в действительности? Три четверти егерей, даже в Киевской области никогда, нигде не обучались, семинаров не проходили, знания имеют соответствующие – ниже, чем у большинства охотников.

Мне часто приходится слышать расхожую фразу, что хороший егерь получается только из опытного браконьера. Отвечу оппонентам: из опытного браконьера, если его наделить правами и вручить удостоверение егеря, получается еще более опытный и уже не потопляемый браконьер, прикрытый ксивой, как ангелом хранителем.

Профессия егеря или охотоведа требует от человека многих, в том числе - достаточно специфичных качеств, а в нашей стране - и самопожертвований. Самое удивительное, что людей таких и в Украине предостаточно. Тех, кто любит природу и диких животных, кто может сутками пропадать в угодьях, все примечает, умеет охотиться сам и организовать охоту для других, кто из простой охоты, порой – даже не совсем удачной, может организовать праздник души, кто готов в любую непогоду вывезти, и, даже вынести на плечах мешок зерна для подкормки дичи. Добродушный с товарищами, становится непримиримым с браконьерами, и готов ночи на пролет дежурить в охране у озимых полей. Так почему эти люди, готовые работать за мизерную зарплату, не могут попасть на егерскую должность, почему они не на своем месте, предназначенном им Богом? Этот вопрос больше не к ним, а к тем, кто принимает на работу и формирует кадры в охотничьем хозяйстве.

Не так давно, в связи с очередной скандальной историей с участием егерей-проходимцев, довелось мне, в который раз, слышать легенду от тех, кто терпит под своим крылом эту босоту. Мол, поймите, войдите в положение, отрасль бедствует, интеллигентные и образованные не хотят идти на такую мизерную зарплату, вот и принимаем на работу всякую всячину, вот и чудят они, используя свое егерское положение. Но это – лишь полуправда. К примеру, зарплата директора охотничье-рыболовного хозяйства в Киевской облорганизации УООР составляет более 3 тысяч гривен (данные из официальной справки), и это только зарплата, без учета премий. И что, на такую зарплату невозможно подобрать порядочного специалиста?.. А вы пытались? Что-то не помню я ни единого кастинга или конкурса на вакантную должность директора охотхозяйства в Киевском УООРе. Так, кулуарные междусобойчики. Кум, сват, друг, протеже - люди из своих, проверенные в делах и делишках. Безгранично преданные боссу и отцу всех украинских охотников, люди, которые не подведут и в нужную минуту проголосуют так, как надо боссу. А что, логика уооровских боссов железная: наберешь с улицы умных, честных и принципиальных, а не дай Бог еще и знающих дело, так они тебе такую работу, такую перестройку охотничьей отрасли закрутят, что и сам рад не будешь. А если еще и в авторитете босса засомневаются и начнут вопросы задавать про деньги и угодья – кому это нужно. В общем, с умными и принципиальными егерями – одни проблемы, с людьми преданными, пусть и безграмотными – работать проще.

Заметите, что не во всяком областном УООРе подобная ситуация, многих районных уооровских председателей избирают сами местные охотники, и егеря воспитываются из первичных коллективов. Согласен, но ведь в этих районах и порядок другой.

Но это подход и проблемы УООР, а что можно сказать об остальных пользователях угодьями, у кого кадровая проблема стоит так же остро? Если на Киевскую область, достаточно не бедную на кадры, наберется полтора десятка охотоведов и сотня более-менее опытных егерей, то это хорошо. А все остальные, в лучшем случае, люди посторонние в отрасли, так, «хорошие ребята», которым нравится охота, природа и общение с себе подобными, то есть – просто охотники, но ни как не егеря, и тем более – не охотоведы.

Большинство частных хозяйств чувствуют недостаток специалистов и активно за ними гоняются, даже воруют у других хозяйств, но, зачастую, по неопытности и недосмотру, меняют шило на мыло, вместо самовлюбленного лентяя или бездаря, находят браконьера или вора. Так это те частники, кто беспокоится и контролирует дела в своем охотхозяйстве. А кто отдал хозяйство на доверие, а значит – на растерзание первым встречным, и только потому, что они хорошие ребята и так классно рассказывают охотничьи байки, умеют охотиться и играть на гармошке, тот от своих хозяйств и материальных средств через 2-3 года и костей не собирает.

Уважаемые владельцы охотхозяйств, егерскую службу следует контролировать, проверять и перепроверять, и конечно же обучать. А начинать это следует с приема на работу. Если, такие качества, как порядочность определить сразу не представляется возможным, то, хотя бы профессиональные знания удосужьтесь проверить.

Ну, а что же можно нам предпринять в нынешней ситуации? Нет, я не социалист-утопист, и не тешу себя мыслью, что в короткие сроки возможно сколь ни будь серьезно повысить моральный, культурный и в целом профессиональный уровень егерской службы. Без подобного процесса в нашем обществе в целом, без экономического подъема страны, в отдельно взятой отрасли – это невозможно. А вот поставить заслон безграмотности как масштабному явлению в отрасли и разного рода посторонним личностям – это в наших силах и в относительно короткие сроки. Каким образом? Не претендую на новизну, об этом последние 5-7 лет говорят многие специалисты, и есть уже наработки – аттестация егерской службы.

Цель аттестации не только и не столько, выявить и отсеять безграмотных и посторонних, сколько заставить и заинтересовать егерскую службу поднимать свой уровень знаний. Как это? А вы попробуйте объявить вашим егерям, что кто не пройдет аттестацию, зарплата на 200-500 гривен в месяц будет меньше. А можно и круче – кто не сдает аттестационный минимум, на работу может не рассчитывать. Увидите, как сядут за книжки, законы и пособия и большая часть с 3-4 попытки аттестацию пройдут.

Заметите, что немало егерей от Бога, не шибко грамотных крестьян, пожилых людей, кому уже никакая наука не по зубам, и никакую аттестацию они не одолеют. Согласен, так вы сами таких людей хорошо знаете, это скорее исключения, и не про них эта статья.

По большому счету, такая неразбериха в кадрах охотничьего хозяйства связана с отсутствием государственной позиции в этом вопросе. Давным-давно следовало бы разработать Положение о егерской службе, в котором предусмотреть все то, что невозможно впихнуть в Закон «Об охотничьем хозяйстве». В том числе и раздел об обязательной государственной аттестации лиц, уполномоченных на охрану государственного охотничьего фонда, и раздел об аттестационно-дисциплинарных комиссиях при областных управлениях лесного и охотничьего хозяйства, и порядок выдачи служебных удостоверений и многое другое, что сегодня оставлено без внимания государства. Сегодня доходит до смешного, вчерашний безграмотный колхозник, поступив на работу егерем, в один миг наделяется государством правами, да еще какими: останавливать, проверять, изымать, доставлять, составлять протоколы. И это при практически полном незнании, за что, за какие нарушения он – егерь, имеет право такое делать, и есть ли вообще в действиях нарушителя состав правонарушения. И это чудо, что большинство егерей сегодня, понимая свою безграмотность, боятся в полной мере использовать свои права, и жалоб в прокуратуру и обращений в суд практически нет. Но это не значит, что государственные структуры, призванные направлять и контролировать работу охотничьей отрасли, должны и дальше терпимо относится к такой малограмотности тех, кого наделяют такими значительными правами.

Сегодня введение государственной аттестации егерской службы, а заодно и единого государственного удостоверения егеря – давно назревший шаг в сторону наведения порядка в отрасли, повышению профессионального уровня егерской службы и эффективности борьбы с браконьерством. Лишь бы этот шаг не превратился в очередную профанацию и причину для взяток.

В. Нижник



Украинская Баннерная Сеть