Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Охота в Полесье

Охотничий инстинкт должен быть в крови многих мужчин, поскольку это одно из самых естественных и древних их занятий. Неизвестно, сколько тысяч лет человечество существовало только за счет охотников, которые кормили, поили и охраняли своих соплеменников от диких зверей и прочих опасностей. Так что стыдится охотничьих инстинктов не стоит.

Охота – это еще и мероприятие. Охоту готовили тщательно и загодя. Как правило, все это происходит в спецугодиях, под охраной с прикормленной дичью. Там всего навалом: и штучных ружей, и дичи, и патронов, и промахов, и выпивки, и закуски, и зависти, и интриг, и подлости. Очень многие вопросы решаются прямо на крови, особенно часто кадровые. Власть немереная, а настроение прекрасное, погода отличная, дичь масштабная, выпивка и закуска номенклатурные, чего же походя не решить такие мелочи, как чьи то судьбы.

В. Скляров.

Ты понимаешь, у меня ведь все в жизни есть: шикарная тачка, квартира в Киеве, загородный дом, фирма, счет в банке, жена умница, ну и красавица любовница. Я могу себе позволить поехать поохотиться в Россию, Западную Европу, Африку… Но в Украине, в Полесье, чтобы поохотиться нужно браконьерить. Я не могу понять, почему я не могу официально стрельнуть того же лося в родном Полесье и при этом в Африке могу все себе позволить, при том официально, и без каких то там проблем. Все согласно действующего прейскуранта: от антилопы до носорога. Что за дела, блин, эти засранцы достали... когда на выбивание лицензии на копытных у нас уходит больше времени, чем на поездку на охоту в любую страну мира. У меня ведь проблемы со временем и оно дорого стоит. А там за бугром достаточно позвонить в фирму, узнать все подробности охоты и условия приема, перечислить деньги на счет и утрясти мелкие формальности. А у нас? Скажи, что нашим егерям бабки не нужны?

В России тоже связываться с официальными охотничьими структурами рисковое дело. «Пролететь» можно запросто. В России и Украине я люблю охотиться с браконьерами. Здесь тебе и приключения, и экстрим, и новая информация. В России меня как-то «повязали». Дело передали в прокуратуру… Но худа без добра не бывает. Так я познакомился с прокурором Н-овым. Теперь в среднем через год летаю лично к нему на охоту. Проплатил и проблем не имеешь. А ведь смех, если кому рассказать, что российский прокурор курирует мою браконьерскую охоту. И заметь, охота всегда устраивается по высшему разряду. Вертолет – вещь серьезная. Кругом все видно. Кругом все схвачено. Ты знаешь, я не люблю стрелять лося, волка с борта. Душу воротит от такой охоты. А куда денешься… Мне больше по нутру, куда нибудь в зону (чернобыльскую – ред.), в забытую Богом и людьми хатку. Да пару дней по болотам побегать за стреляным лосем.

Ты спрашиваешь, как я представляю себе идеальное охотхозяйство Украины? Дело то в принципе понятное. Охота, как ни крути, тоже бизнес. Будут платить егерям деньги – будет работа. А сейчас что, конец полный. Я не пойму, зачем столько егерей, если нет денег на их содержание? Вот, скажем, я хочу нанять проводником толкового охотника и заплатить нормальные деньги за его работу. А тот бы действительно смог мне показать высокий уровень профессиональной подготовки… Ребята такие еще у нас где-то остались. Но платить официально я буду хозяйству, а этот профессионал получит с этого как и все остальные – свою ставку. У нас нет прямой заинтересованности у егерей качественно работать. Ну, дам я ему на лапу, но все равно, охоты для души не будет…

Из пьяного разговора с одним «крутым» охотником, готовым платить деньги за качественно организованную охоту

 

 

Сейчас очень много идет разговоров на тему элитарных охот. Плохо это или хорошо? Необходимо развивать элитарные охоты или наоборот вести с ними борьбу? Впрочем, жизнь уже решила этот вопрос и сегодня все задаются вопросом: «Какими должны быть охоты для элиты?» Я пытался знакомиться с этим явлением во многих элитарных охотхозяйствах. Этот вид охот очень динамично развивается и то, что было элитарным 10 лет тому назад, сейчас уже таковым не считается (особенно стремительно развивается экипировка и оружие). Например, нынешняя центральная усадьба – лесной хутор Сализовка, который в 1990-х г. состоял из корчмы, водяной мельницы, постоялого двора и был зачинателем зеленого и охотничьего туризма в Полесье. Находился он в непролазной лесной глуши за 25 верст от ближайшего населенного пункта. В дореволюционные времена сюда наезжали погулять и поохотиться очень почтенные в те времена люди из богатых купцов. Бывали здесь и генералы, и губернаторы. Ехали сюда, как минимум на неделю. Заранее привозилась выпивка, кухня, цыгане, и барышни. В корчме были специальные купеческие номера… В принципе все происходило точно также, как и сейчас. Я долго задавался вопросом почему сюда в Сализовку на край света так стремилась элита на охоты? И у одного старого деда получил ответ. А здесь можно было вволю погулять, не опасаясь за то, что кто-то прознает о том, как поохотились. Все как в охотничьем анекдоте: «Эх, как погуляли на охоте, и что обидно – жене рассказать нечего».

В Полесье к спортивным охотам для элитарного круга охотников можно отнести почти все виды охот: на лосей, тетеревиных, волков… С недавних пор в некоторых регионах Полесья, а особенно белорусского, имеется очень хорошая тенденция к росту поголовья копытных. Если в ближайшие годы удастся сдержать рост смертности лося от волков и браконьеров, то есть все основания рассчитывать на хорошие охоты на лося. Следует сказать, что это трудно осуществимо. А ведь лосиные охоты на периферии были довольно обыденным явлением и некоторые браконьеры-одиночки из Полесья, имеющие сегодня возраст под пятьдесят, уже добыли более сотни лосей. С одним из таких профессионалов, я периодически общаюсь и радуюсь, что этот человек живет далеко от границ с нашим заповедником. Но и в наших краях браконьеры-лосятники уже преимущественно люди «из пришлого».

Полесье – край бесконечных болот и лесов с множеством собственных охотничьих традиций. Необходимо признать, что охотничьи традиции Украинского и Белорусского Полесья, как и возможности охоты в этом регионе мало кому известны. Высокая лесистость территорий и немногочисленное население всегда способствовали сохранению здесь браконьерства и высокой добычливости охот. Здесь охота всегда была подспорьем к небогатому семейному бюджету. Но и сюда постепенно приходят перемены.

Классик беларусской литературы Якуб Колас очень колоритно описывал охоту в Полесье и в особенности ее традиционную охоту на глухаря. На мой взгляд, все это от белорусского Якуба надо читать на языке оригинала, в противном случае пропадает вся прелесть, очарование этих стихов:

… Спявае – плюшчыць вочи,

…Робиць часта перарывы,

Тады ужо чутак ен на дзива,

Тады замры и стой зацяты…

Различные аспекты влияние охоты на лесные угодья в Полесье до сих пор имеют существенное значение (взаимоотношения лесного хозяйства и животных – давнее столкновение интересов, рекреационные требования к ландшафту в конфликтных ситуациях с землепользователями и т. д.). В прошедшем году мне удалось побывать в наиболее элитарных охотничьих хозяйствах Беларуси – в Припятском национальном парке и Березинском биосферном заповеднике. В Беларуси ныне действуют один биосферный заповедник и четыре национальных парка. Все они подчинены Управлению делами президента. Национальные парки Беларуси достаточно хорошо финансируются из бюджета и, кроме того, они имеют огромные возможности зарабатывать деньги от реализации древесины, сельскохозяйственной продукции, охотничьего хозяйства. Все леса Беларуси являются собственностью государства. Проблем с самовольными рубками древесины там нет. В Беларуси многое делается для развития экологического и охотничьего туризма. На сегодня площадь лесов рекреационного значения превышает 1,5 млн. га, что составляет более 17 % от общей площади белорусских лесов. Многое здесь делается для создания необходимой инфраструктуры туризма и благоустройства лесов. Общая площадь охотничьих угодий Беларуси составляет около 17,7 млн. га, которые распределены между более чем 200 субъектами хозяйствования. В республике представлен очень большой спектр различных видов охот: от таких традиционных, как весенняя и летне-осенняя охоты на птицу, до охот на пушных и копытных. В состав охотничьей фауны входят 53 виды диких животных, в т. ч. 22 вида млекопитающих и 31 вид птиц. Белорусское общество охотников и рыболовов в связи с низким уровнем ведения охотничьего хозяйства и неудовлетворительным финансовым состоянием вынуждено было передать свои угодья в аренду лесохозяйственным предприятиям. В Беларуси существует сеть элитных охотхозяйств, на примере которых отрабатываются передовые системы ведения охотничьего хозяйства и охотничьего туризма. Охрану от браконьерства осуществляют преимущественно мобильные бригады инспекции по охране животного и растительного мира, которая была создана в 2003 г. президентом Беларуси. Инспекция имеет трехуровневую систему и подразделяется на республиканскую, областную и межрайонную. Непосредственное подчинение управлению делами при президенте делает работу этой инспекции чрезвычайно эффективной, устраняя тем самым любые попытки влияния на эту структуру со стороны судебной системы, прокуратуры или какой то другой ветви власти.

В настоящее время заканчиваются проектные работы по созданию межгосударственного биосферного резервата «Прадолина Припяти» на базе Полесского природного заповедника (Украина) и Припятского национального парка (Беларусь). Заповедник и национальные парки Беларуси тоже занимаются охотничьим туризмом и имеют в своем составе (рядом с заповедными территориями) ГЛОХи – государственные лесоохотничьи хозяйства, призванные разрабатывать будущую модель развития охотничьего хозяйства и туризма. В состав Припятского национального парка входят мощное лесозаготовительное предприятие. В заповеднике исключительно большое внимание уделяют изучению и обеспечению высокой численности копытных. Проводится подкормка. Копытные считаются важнейшим государственным ресурсом, на котором пытаются развивать охотничий туризм и зарабатывать деньги. Достаточно многочисленная и хорошо оснащенная служба охраны парков и заповедника совместно с экологической инспекцией Управделами президента достаточно эффективно справляются с различными видами браконьерства и проблемы браконьерства в Беларуси нет. Здесь все уверены – браконьерство там доживает последние дни. Многие заверяют, что такого явления у них уже нет. Но это не совсем так. Факты браконьерства продолжают регистрировать, но штрафы даже за мелкие виды браконьерства настолько высокие, что попавшиеся местные жители вынуждены зачастую брать в банке кредиты, чтобы с ними расплатиться. Разовые штрафы достигают $500-800 и выше! Но вместе с тем браконьеры-профи со временем отрабатывают свои методики охот, которые не фиксируются инспекцией. Так, в одно время у браконьеров стали очень популярными ночные охоты. Но потом, как только инспекция начала интенсивно применять приборы ночного видения, популярность таких охот резко сократилась.

Или вот еще одна из новых схем браконьерства: отстрелянное копытное быстро маскируется в лесу мхом, ветками и листьями. После этого охотники быстро уходят с этого места. Через некоторое время кто-то один проходит как бы мимо добычи и выясняет обстановку. А добыча в дальнейшем разделывается и уносится домой в ночное время. Впереди идет «дозор» без мяса. При этом браконьерами активно используется связь по мобильным телефонам. Если обнаруживается инспекция или шум автомобиля, сразу об этом предупреждают друг дружку. Полещуки с глухих деревень меня уверяли, что их и немцы во Вторую мировую не взяли, а инспекция и подавно не возьмет. Однако та же мобильная связь при услышанных егерем выстрелах или встрече браконьеров дает возможность быстро вызывать с районного центра или лесхоза группу захвата. Кстати, такие чрезмерно строгие меры в борьбе с браконьерством часто не одобряются в народе.

Стоимость лицензионной охоты и обслуживания достаточно высокая и охотничьи хозяйства стремятся развивать именно элитарные высокооплачиваемые охоты для иностранцев. Цены здесь среднеевропейские. Особенно красиво и с шиком на охоту в Беларусь приезжают богатые московские охотники. Они приезжают на своих ж/д вагонах, со своими автомобилями, поварами и девочками. Впрочем, последних брать с собой необязательно и такой сервиз неплохо развит и в самой Беларуси. Охотничий сезон для иностранцев растянут на очень длительный период, и он практически не прерывается в течение года. Охоты на любой вкус, в т.ч. на волка, зубра и даже рысь. Два последних вида внесены в Красную Книгу Беларуси. В принципе, лицензионная ограниченная охота на зубра и рысь в условиях жестко контролируемого браконьерства вполне обоснована и не может принести особого вреда популяциям этих видов. Охотничье хозяйство работает по принципу: «Любой каприз за ваши деньги» и способно достаточно эффективно трясти кошельки иностранцев.

Сама Припять и леса здесь впечатляют, и не только своей красотой, но и чистотой. По пятницам все жители выходят на уборку мусора. «Злые языки» поведали мне, что когда сюда приезжал президент Лукашенко, то во время рыбалки ему на крючок водолазы будто бы специально цепляли крупных сомов. В то же время другой компетентный источник отбросил напрочь эту версию и рассказали, что перед приездом Лукашенко недоброжелатели поотрезали пойманных и содержащихся на веревках сомов. А продуктивная рыбалка президента была обеспечена тем, что лесники и егеря целую неделю копали червей и скармливали их сомам. Червей буквально ведрами сыпали в Припять. А потом, враз, все черви исчезли, кроме одной кучки. Догадаться несложно, что предоставленные сомам черви были на президентском крючке.

Два национальных парка Беларуси возглавляют опытные и энергичные директора из династии Бамбиз. В нашей прессе и Интернете об этих руководителях и системе охраняемых территорий Беларуси можно прочитать много различной критики. С директором Припятского нацпарка Бамбизой Степаном Николаевичем я знаком давно. Совсем недавно посетил Припятский национальный парк и их экспериментальное охотничье хозяйство «Лясковичи». Я живу на границе с Белоруссией и много наслышан от белорусов об «особенностях белорусской национальной охоты». (Следует подчеркнуть, что государственная политика в области охотничьего хозяйства в Беларуси и Украине абсолютно несопоставимы. У нас многие превозносят белорусские успехи. Но в них нужно детально разбираться. Белорусская модель охотничьего хозяйства в условиях Украины никогда не будет работать. Она просто невозможна в нашей стране с огромным количеством «местных авторитетов», для которых законы не писаны. Она просто невозможна при нашей коррумпированности судебной системы да, пожалуй, и всей власти в целом.) Структура такого нацпарка трудно управляема да и руководитель не может быть компетентным менеджером во всех вопросах, ведь ему приходиться управлять очень разными объектами: гостиничным бизнесом, торговлей, строительством, лесным, охотничьим, сельским хозяйствами, переработкой древесины и сельскохозяйственной продукции, национальным парком и охраной природы. Но, тем не менее, когда генеральный директор парка Бамбиза Степан Николаевич впервые вышел на работу из отпуска, то пригласил и меня проехаться по хозяйству. Я этому был только рад.

Династия Бамбиз – это целая плеяда директоров. Исключительно напористые и хваткие люди. Поражает, какой ведется здесь большой объем строительных работ: от лесовозных дорог до жилья, охотничьих домиков, админзданий, спортивных площадок… Поражает и общая площадь закрепленных охотугодий, которая вместе с арендованными площадями составляет около 350 тыс. га! Этот человек в охотничье хозяйство действительно вкладывает душу. Степан Николаевич сажает меня в новенький джип и мы отправляемся на экскурсию. Для меня все интересно и я беспрестанно жму на спуск фотоаппарата. Образцово-показательная ферма с компьютером и цветами. Ухоженные телки и коровы. Бескрайние поля кукурузы и силосные ямы. Дальше мы мчимся в лес. Смотрим строительство лесных дорог, домика охотника. Я с удивлением отмечаю, что в местах постепенных рубок имеется просто невероятное количество самосева дуба! А ведь с дубовыми насаждениями в последнее время повсеместно просто катастрофа! Дубняки массово усыхают не только в Украинском, но и в Беларусском Полесье. Дальше заезжаем к недавно построенному вольеру. Его площадь составляет 3,5 тыс. га. Я не верю услышанной цифре и несколько раз переспрашиваю. Нет, не ослышался. Вольер действительно в 3,5 тыс. га. Сюда входят не только леса, проточные канавы, но и поля с посевами клевера, озимыми. По периметру вольера проложена дорога. Въездные ворота надежно закрыты на замки. Сетка из тонкой проволоки натянута на столбы и жерди в три ряда. Деревянные части ограждения обработаны нефтепродуктами. Такая сетка себя хорошо зарекомендовала в Европе для ограждений лесных молодняков от повреждений оленями. В вольере планируется содержать лосей, кабанов, косуль, оленей и выращивать животных с высокими трофейными качествами. В вольере кроме охоты будут практиковать еще и поездки в автомобиле с целью понаблюдать охотничьих зверей. И я уверен – это будет вполне захватывающее зрелище. Даже во время нашей поездки и моего трехдневного пребывания удалось два раза увидеть кабанов и несколько раз краснокнижного орлана-белохвоста.

Общая площадь охотничьих угодий вместе с арендованными землями и нацпарком составляет около 350 тыс. га! Случаев воровства леса и браконьерства нет. «Как это воровать лес!? У нас это тюрьма! Браконьерство попросту стало экономически невыгодным занятием. Если попался, то уже не выкрутишься. Народ боится заниматься такими делами», - просвещает меня мой гид. Посещаем подкормочные площадки и вышки для отстрела копытных. Сами вышки изготавливают в цехах и потом на месте устанавливают автомобильным краном. Это делает их изготовление более дешевым и производительным. Подкормочные площадки для кабана имеют небольшие огороженные площадки, через отверстия в которых туда могут свободно проходить сеголетки. Это дает возможность избегать драк между взрослыми самцами и сеголетками во время поедания корма. Солонцы изготавливают из древесных стволов, которые разрезают бензопилой. Дальше на столбик с одной стороны прибивают короткие доски и скрепляют упаковочным полиэтиленом. Это дает возможность быстро изготавливать долговечные и качественные солонцы.

Поставки древесины за пределы Беларуси в круглом виде для лесозаготовительных предприятий запрещены и поэтому вся древесина перерабатывается на месте. Это дает возможность снижать затраты на перевозку к потребителям и получать дополнительную прибыль и рабочие места. Бамбиза очень много времени проводит на охотах или просто в лесу. Задаю вопрос о медведе и получаю утвердительный ответ: «Да встречается. Сам весной, где-то в апреле месяце, встречал вблизи Припяти». С волками ведется «активная работа». Взяли два выводка. Есть местные волчатники. Особо это не афишируется. Часть зверей доращиваем до взрослого состояния. За добытого волка платят хорошие премиальные и поэтому хищники в угодьях есть, но их немного.

Из копытных наиболее высокая численность кабана. Этот вид имеет хорошие кормовые условия. В Белорусском Полесье очень большие площади засеваются кукурузой. В Лельчицком районе даже был случай смертельного ранения женщины в зарослях кукурузы. Находившийся рядом муж также был ранен, но спасен пришедшими на помощь людьми. Кабана настолько много в национальном парке и окрестностях, что он иногда сам выходит на человеческий голос. Когда наша экскурсия сидела на берегу Припяти, то с обратного берега появились поросята. Они, услышав голоса, явно вышли проверить, кто это их потревожил. Увидев большую и шумную кампанию, свинья увела выводок обратно в лес.

Естественно нельзя идеализировать и полностью оправдывать созданную в Беларуси систему ведения охотничьего хозяйства и заповедного дела. Но при жесткой авторитарной власти она дает в принципе неплохие результаты и там есть чему поучиться. За счет средств от ведения лесного хозяйства в Беларуси есть возможность вкладывать огромные средства в охотничье хозяйство: биотехнию, регулирование численности волков, в создание инфраструктуры охотничьего туризма и, в конечном итоге, в создание новых рабочих мест.

Много необходимой информации можно получить на сайте соответствующих национальных парков Беларуси. Но пообщавшись с местными жителями, практически лишенными права на охоту и рыбалку, я понял, что в охотничьем и рыболовном хозяйстве и разрекламированном экотуризме Беларуси имеются существенные разногласия между официальной и простонародной точкой зрения. Многие люди весьма недовольны всем происходящим в охоте и рыбалке, хотя официально об этом никто не заявляет. Так, численность кабана поднялась настолько высоко, что здесь практически невозможно что-то выращивать на огородах (необходима очень хорошая ограда). Кстати, большинство приграничных с Беларусью территорий Украины отнедавна тоже стали богатыми на этих копытных. Так многие леса в приграничной полосе сплошь перерыты дикими свиньями.

Припятский национальный парк очень сложная для управления структура и в странах с рыночной экономикой такие структуры отсутствуют в связи с тем, что они экономически убыточные. Ведь в состав Припятского национального парка входят сам нацпарк, как научное и просветительское подразделение, два колхоза, рыбхоз, лесхоз с огромным цехом переработки древесины, сеть магазинов, животноводческие фермы и, наконец, огромнейшее охотничье хозяйство. Только с 2006 г. сельское хозяйство нацпарка перестало быть убыточным. В строительство жилья и обустройство усадьбы национального парка вложены просто огромаднейшие средства. Есть в нацпарке и «резиденция» президента Беларуси, но она выглядит более чем скромно, особенно в сравнении с киевскими «пригородными» домами.

Лично у меня от поездки осталось двоякое чувство. В селе строят агрогородок с еврокрышами, центральным отоплением, громадными зданиями школы, спортивного комплекса и еще непонятно там чего. А рядом с этим, в стороне, такие милые сердцу старые замшелые бревенчатые дома. Ну, точно как и у нас в Украине! У нас ведь тоже когда-то, сколько было построено подобных зданий, а нынче все они пустуют и зияют оконными проемами по селам. Мне кажется, что подобная участь ожидает и белорусские агрогородки. Ведь в условиях энергетического кризиса и рыночной экономики обогреть все это жилье и обеспечить жителей агрогородка работой будет невозможно. Таких домиков «под евростиль» очень много и, очутившись в Припятском национальном парке, пропадает ощущение, что ты приехал не на «край света» в Лясковичи, в уголок дикой природы глухого Полесья, а в какой то пригород мегаполиса с обилием асфальта и еврокрыш.

Мы с белорусами очень разные. Например, сразу бросается в глаза бедность украинского Полесского заповедника и чрезмерное показное богатство белорусского Припятского национального парка. Все это одновременно будет очень хорошо контрастировать и дополнять друг дружку на фоне межгосударственного биосферного заповедника. Так, в Полесском заповеднике для гостей очень и очень умеренные цены, имеется неплохая спортивная рыбалка в окрестностях, хорошие возможности для ознакомления с бортничеством (архаичным пчеловодством), а в Припятском национальном парке вы сможете отвести душу на охоте и пожить под еврокрышей. В окрестностях Полесского заповедника начал действовать экологоэтнографический тур «Следами княгини Ольги», где вам представится возможность посетить языческие святилища, Святые Камни и Крыницы, побывать на Лысых горах и вообще узнать многое чего интересного из истории, этнографии, животного и растительного мира Древляни. У нас действительно кладезь различной информации с которой вы можете познакомиться посетив музей-заповедник «Древлянское Село». Мы вместе с белорусами хорошая команда и между нами прекрасная дорога вдоль Уборти с переходом через границу в с. Майдан Копыщанский. Приезжайте не пожалеете!

С. Жила



Украинская Баннерная Сеть