Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Охотничье хозяйство Украины. До чего дошли и куда идти дальше

Для того, чтобы сразу поставить все точки над «і», начну свою статью с перефразированного крылатого в свое время выражения: «Мы говорим охотничье хозяйство Украины – подразумеваем УООР, мы говорим УООР – подразумеваем охотничье хозяйство Украины» (УООР пользователь 33,2 млн. га, или 70,9% охотничьих угодий).

Эта статья пишется для широкого круга читателей, поэтому я не буду оперировать научными и цифровыми данными, которые только утомляют читателя. Буду стараться прибегать к помощи простых и понятных всем фактов, которые известны многим читателям, и буду освещать их с точки зрения простого охотника с 45 летним стажем, причем 37 лет которого отдано УООР, ну и, конечно, с точки зрения биолога-охотоведа.

Начну рассматривать роль У00Р в охотничьем хозяйстве Украины с того, что положительного внесла эта организация. А, прежде всего, она объединила почти всех охотников в одну организацию, создав при этом структуру ее управления от республиканского совета до первичных охотколлективов, тем самым внеся определенный порядок в ведения хозяйства, использовании охотничьих угодий и государственного охотничьего фонда диких животных.

Объединив охотников под одним Уставом, организация дисциплинировала их, установила единые дни охоты, порядок открытия и закрытия охоты, первоначально наладила охрану охотничьих угодий, повела борьбу с браконьерством. Важным моментом в ее работе стало закрепление охотугодий за коллективами, в большинстве угодий появились столбики-границы и было проведено охотустсройство, как высшая форма планирования развитая охотхозяйства. Начали проводиться учеты дичи в угодьях, охота начала регулироваться выдачей отстрелочных и лицензий, охотникам был доведен перечень дичи, на которые можно и нельзя было охотиться. Были построены охотничье-рыболовные базы, организована торговля оружием и боеприпасами, рыболовными принадлежностями, культивировалась спортивная стрельба, строились стенды. Первоначально именно УООР стал защитником прав простых охотников. Были созданы воспроизводственные зоны для дичи, создавались заказники различных уровней, развивалось дичеразведение и, главное – стало очевидным, что только выполнение полного комплекса биотехнических мероприятий дает возможность успешно развивать охотхозяйство.

Кто-то может сказать, что я назвал практически весь перечень мероприятий комплекс выполнения которых должен приводить охотхозяйство к процветанию. И если это имело место в УООР, то почему же в их угодьях практически нет дичи, процветает браконьерство? На, это я отвечу, что я перечислил то, чем УООР занимался, но я же не сказал, что это имело постоянный и системный характер, и проводилось во всех угодьям, за исключением некоторых позиций о которых мы поговорим позже.

Наверное, вы уже поняли, что наш разговор переходит к рассмотрению отрицательного влияния УООР на развитие охотхозяйства Украины и, боюсь, что перечень таких факторов по значимости и последствиях для охотхозяйства будет значительно весомее факторов положительного воздействия. Главные пороком в УООРе, на мой взгляд, являлось то, что у его руководства всегда стояли люди несведущие в охотничьем хозяйстве и УООР никогда не занимался и не занимается сейчас вопросом подготовки профессиональных специалистов, и не вводит их в штаты своих структурных подразделений всех уровней, начиная с республиканского совета. Причина такой кадровой политики довольно простая, я это явление называю «мазайщина» т.е. все идёт как в сказке о деде Мазае, который спасал зайцев. А раз так, значит охотничьим хозяйством может руководить любой дед. Другая причина почему в УООРе нет профессиональных специалистов кроется в том, что с давних пор его оккупировали (в основном) отставные военные.

Вторым пороком УООР как следствие первого является его Устав, в котором нет ни слова о привлечении к работе в руководстве отрасли профессионалов-охотоведов, о материальном стимулировании их прихода в отрасль, что и привело ее к столь плачевному состоянию, в котором она сейчас и находится.

С начала своего образования УООР сыграл положительную роль в развитии нашего охотничьего хозяйства, так как стал существенным регулятором пресса охоты на охотничью фауну. Однако на то время отрицательное влияние хозяйственной деятельности человека на окружающую среду, в том числе и браконьерство, было гораздо меньше. С развитием же промышленности, изменением политической ситуации, а также существенным изменением менталитета наших людей вредное воздействие на окружающую среду со стороны человека возросло. Я не стану перечислять все эти факторы, но замечу, что именно охотхозяйства, должны были проводить весь комплекс мероприятий направленных на сглаживание вредного воздействия на охотничью фауну. Но кому в УООР планировать проведение таких работ и контролировать их исполнение, если весь аппарат управления состоит из очень далеких от охотоведения людей. Кстати егерская служба УООР в некоторых хозяйствах заполнена не всегда даже «мазаями», а людьми, которые и ружья то в руках никогда не держали.

К сожалению общество, руководимое непрофессионалами и, в основном, пенсионерами не почувствовало происходящих перемен и не приняло мер для защиты своего охотничьего хозяйства и дичи обитающей в нем от усиливающегося пресса антропогенного воздействия на окружающую среду. Считали по старинке, что как-то там дичь жила, плодилась без наших забот, даст Бог и дальше так будет. Результаты того беспечного непрофессионализма мы и пожинаем сейчас, когда многим охотникам, чтобы увидеть зайца приходиться выезжать на охоту за 200-300 км, а руководство рапортует что «УООР на протяжении 90 лет своей деятельности делает все для сохранения животного мира». Это цитата из интервью председателя общества. Особый интерес в этом интервью у меня вызвала фраза «А вообще, было бы хорошо ели бы нам просто не мешали в ведении охотничьего хозяйства». Свое пожелание глава УООР подкрепил примером, что в Беларуси лимит отстрела доведен до 50% и разрешена весенняя охота на гусей. Что касается 50%, то замечу сразу, что это, скорее всего, численность от приплода. Ведь если отстрелять 50% процентов от всего поголовья копытных то такого пресса не выдержит даже кабан, который является, пожалуй, единственным из копытных, где в норме считается отстрел до 50% приплода. Что же касается остальных видов копытных, то в Украине, насколько мне известно, установлены вполне обоснованные нормы отстрела в пределах 10-20%, в которых учтен и естественный отход животных по разным причинам. Однако с учетом нашего постоянно снижающегося уровня охраны угодий и ростом браконьерства и такие нормы следует снижать.

Поэтому правильными путями повышения экономической эффективности охотхозяйствования будут наращивание численности диких животных до оптимальной и снижение или полное устранение так называемого естественного отхода животных. Я говорю так называемого естественного, потому что процветающее в угодьях УООР браконьерство назвать естественным нельзя. Так что перед УООР непаханое поле для повышения производительности и продуктивности угодий, а это невозможно без наличия точных данных по численности дичи, что также не является характерной чертой для организации.

Из своего личного опыта работы в ГОХ «Гавриловское» скажу, что при существенном устранении причин, вызывающих нерегулируемый отход дичи из угодий 10-15% отстрел действительно очень низкий. Так, популяция оленя в Гавриловском при таком изъятии возросла за 7 лет вдвое.

Теперь о белорусском «феномене». Подобный результат известен в охотоведческих кругах еще из семидесятых годов прошлого столетия. Ученными-охотоведами ему было дано вполне логическое объяснение, заключалось оно в том, что почти для всех животных характерно наличие определенного участка территории, которое оно занимает и чем животное старше и сильнее, тем этот участок больше. Чем старше особи, занимающие определенную территорию, тем ниже плотность этих животных. Молодые особи при достижении определенного возраста изгоняются старшими и вынуждены искать себе новую незаселенную территорию. Найдя такую территорию, они заселяют ее, однако поскольку их иерархический ранг в популяции одинаков, то и претензии на размер участка приблизительно равны, а плотность, естественно, гораздо выше. Изучив такую особенность белорусы и воспользовались ею.

В принципе, такая теория вполне оправдана и поддерживалась когда-то на кафедре охотоведения Кировского СХИ. Но пытаться улучшить экономическое состояние УООР за счет повышения процента отстрела животных из, и без того угнетенных популяций, мягко говоря не оправдано и не дальновидно.

Что же касается проведения весенней охоты на гуся, то за гусей может можно и не переживать, ведь нам неизвестно в каком состоянии находится их численность. Это пролетный вид. Но и стрелять гусей по принципу «после нас хоть потом» по крайней мере неэтично. Тут вопрос – кто и на базе каких данных установит объем добычи, и кто будет считать добытое. И имеет ли возможность и желание УООР и другие контролирующие органы обеспечить надлежащий контроль за весенней охотой и добычей, ведь в райсоветах нет ни техники, ни достаточного количества егерей, способных этим заниматься, а с менталитетом наших охотников под отстрел попадет все, что шевелится.

Уверен, что обо всем сказанном хорошо знает руководство УООР, но верх над здравым смыслом берет желание продать как можно больше отстрелочных карточек. Вместо проведения полного комплекса биотехнии, в том числе и мероприятий по привлечению пролетных видов дичи на гнездовья в наших угодьях, главной задачей для уоровцев, которую они выполняют с завидным рвением и упорством, является продажа отстрелочных, изначальная роль которых – регулятора пресса охоты на диких животных и учета их добычи давно забыта. УООР давно превратился из охотхозяйственной организации в торгующую организацию, при этом самым бесстыдным образом нарушая права покупателя, которым является охотник. Как это происходит, я сейчас расскажу.

Главным условием для продажи отстрелочных карточек должно быть наличие в хозяйстве дичи, на которую продается охота в количестве достигшем промысловой численности в данном виде угодий. При этом количество проданных отстрелочных не может превышать количества запланированных к отстрелу животных. В противном случае продажа этих карточек является провокацией к превышению плана отстрела. Таким образом, количество продаваемых карточек на каждую последующую охоту должно уменьшатся на количество добытых животных. В идеале такое положение обеспечивается двумя обязательными биотехническими мероприятиями: предпромысловым учетом и учетом добытой дичи. Уже ни для кого не секрет, что ни одно из этих мероприятий в угодьях УООР не выполняется. А такая эксплуатация охотничьих животных, как правило, ведет к угнетению популяции дичи вплоть до полного истребления.

Ответ на вопрос «кто мешает УООРу достойно вести хозяйство» на поверхности – мешает «економист», который руководит организацией и переживает только за финансовое состояние. Ведь для того, чтобы выполнять весь комплекс биотехнических мероприятий надо тратить на это деньги, а так не хочется. А присутствовал бы там охотовед, он бы сказал, что путь удержания финансового состояния организации за счет выжимания из охотников и угодий денег любым путем – это путь в никуда. Единственно верным направлением для решения финансовых вопросов охотничьего хозяйства – это повышение его экономического состояния за счет повышения продуктивности и производительности охотничьих угодий, за счет повышения видового состава.

А посылая охотника в пустые угодья, вы можете обмануть его один раз, ну два раза, максимум три. Но ведь после этого он не пойдет к вам на охоту и не понесет вам свои деньги. А в следующем сезоне охотник подумает, а зачем мне такое членство в такой несостоятельной организации… Вот вам и вся экономика.

Ну, и как всегда возникает вопрос, а что же охотникам делать? Скажу сразу, что сваливать всю вину за столь плачевное состояние всего нашего охотхозяйства на один УООР нельзя, ведь как уже говорилось это общественная организация, не имеющая в своей структуре достаточного количества специалистов, но ведущая свое хозяйство под неусыпным контролем государственных учреждений: лесхоза, экологии, экологической прокуратуры, и др. Из этих организаций только лесоводы и экологи обязаны иметь в своих штатах специалистов-охотоведов для правильного научно обоснованного руководства и контроля эксплуатации охотничьих угодий и популяций дичи. Но на протяжении ряда лет эти организации доказали свою полную несостоятельность выполнять поставленные перед ними задачи в области ведения охотничьего хозяйства. Самым весомы доказательством их несостоятельности является акт уничтожения гавриловской популяции благородного оленя и прихода в нынешнее бедственное состояние охотничьего хозяйства Украины в целом, хотя зарплату налогоплательщики выплачивали им своевременно и в полном объеме.

Если УООР несостоятелен вести охотничье хозяйство на должном научно обоснованном уровне, а лесоводы и экологи не могут обеспечить должный контроль за ведением охотничьего хозяйства, то где же выход, кто должен хозяйствовать в угодьях и контролировать это хозяйствование? Передавать все угодья в частные руки, я убежден не выход, а скорей ход в тупик. Частные хозяйства не будут выполнять возложенную на охотничье хозяйство миссию заботы о всех видах дичи, а направят свою деятельность на один-два вида. Как правило, в этом списке превалирует кабан, недаром ведь такие хозяйства в народе назвали «свинарниками». Для частных хозяйств присуща та же беда, что и для большинства нынешних охотхозяйств – ведение охотхозяйства без наличия системных знаний, что и подтверждается повсеместным увлечением разведения кабана. Работы по его разведению ведутся без знания его биологии, без учета его высокой пластичности в угодьях и его влияния, часто отрицательного, на другие виды и угодья, что в конечном счете приведет эти хозяйства к жестокому противостоянию с землепользователями и с самим о охотничьим хозяйством. Я уверен, что проблема обитания кабана в угодьях и регулирования его численности еще неоднократно будет подыматься.

При образовании частных охотхозяйств, как правило, сильно ущемляются права простых охотников, которых у нас довольно много. Не считаться с их интересами государство просто не может, не имеет права. Совершенно не понятен смысл (с государственной точки зрения) создания таких хозяйств. Ведь если бы это делалось с целью повышения эффективности хозяйствования, то тогда понятно, но тогда передаваться в частное пользование должны худшие угодья, как это делалось при передачи земли выходцам из колхозов. Но ведь у нас передаются лучшие угодья! Тогда возникает вопрос, чем охотники, забирающие угодья лучше тех, у кого эти угодья забирают? Если только тем, что тот, кто забирает, является госчиновником или просто богатыми людьми, то это очень слабый аргумент в их пользу. Как потом в таких угодьях обращаются с простыми охотниками и с Законом мы уже неоднократно слышали из тех же СМИ. Да вот это только малая часть правды, в действительности же эти хозяйства входят в жесткое противостояние не только с охотниками но и местными жителями. Для того, чтобы описать все аргументы против образования частных охотхозяйств потребуется не одна статья, но даже с приведенных аргументов понятно, что такой способ хозяйствования не принесет никакого улучшения для общего состояния охотхозяйства Украины.

Таким образом, мы пришли к заключению, что ни старая система охотхозяйствования ни ныне внедряемая новая не обеспечивают достаточного научно обоснованного использования возможностей наших охотничьих угодий, как и вся ныне существующая бюрократическая система в области руководства и контроля охотничьим хозяйством не способна предложить что-то новое и эффективное для радикального улучшения экономического состояния охотничьей отрасли.

Исходя из опыта ведения охотхозяйства в лучших наших госохотхозяйствах, а также зарубежного опыта, следует сделать вывод что, единственным правильным решением этой проблемы должен стать переход нашего охотничьего хозяйства под государственное управление и контроль. Безусловно, противники такого решения наведут массу аргументов против такого хода событий. Предвижу, что одним из них будет аргумент экономического характера, мол, у государства нет денег для образования новой управленческой структуры. Но не следует забывать, что такая структура будет создана не вновь, а взамен нескольких структур совершенно не оправдавших свое назначение и лишь без толку расходовавших народные деньги, выделяемые на их содержание. Важное место в компенсации затрат государства на создание и функционирование государственной охотничьей структуры будут занимать доходы от охотхозяйственной деятельности – продажа отстрелочных и лицензий, от поступлений штрафов за нарушение правил охоты и т.д. Не следует скидывать со счетов и тот факт, что при восстановлении численности диких животных, вполне естественно, что и доход от их использования, возрастет в разы. Особой статьей доходов от грамотного ведения охотничьего хозяйства станет проведение трофейных охот, как для наших охотников, так и для интуристов. Для этого надо восстановить оптимальную численность копытных там где они есть сейчас и завести их в угодья где они были но исчезли, и вести правильную селекционную работу и их эксплуатацию. Доходы от проведения трофейных охот в десятки раз превысят от охот спортивных, хотя и «мясные» охоты нам следует упорядочить по европейским образцам, когда охотнику оплатившему охоту достается только часть добычи, а остальное он может при желании выкупить по льготной цене.

По положительному опыту ведения государственных охотхозяйств вся деятельность нового органа должна финансироваться строго из государственной казны, а все доходы, получаемые от охотхозяйства должны перечисляться в казну, таким образом, устранится ныне существующая практика, всех без исключения охотхозяйств к получению максимальных прибылей любым путем, результатом которой и является нынешнее состояние численности дичи в угодьях и ее разнообразия. Будет устранено и желание максимально сэкономить за счет или невыполнения комплекса биотехнических мероприятий, или фиктивного их выполнения только на бумаге.

В общем, мы рассмотрели только часть вопроса о финансировании государственного органа управления охотничьим хозяйством. Только часть потому, что этот вопрос требует детального и постатейного рассмотрения затрат на его содержание и под силу профессиональным экономистам.

Теперь давайте рассмотрим каким же должен быть такой орган. Сразу скажу, что он должен быть независимым ни от какой другой государственной хозяйственной структуры с хозяйственным уклоном в деятельности которого будут сталкиваться или присутствовать общие интересы антагонистического характера и где, в таком случае, охотхозяйственные интересы будут отодвигаться на второй план. Это может быть «главное управление охотничьим хозяйством Украины» с структурными подразделениями на местах в районах и областных центрах. Но, поскольку, областные подразделения, как правило, большой эффективностью не обладают, то возможно рассматривать вопрос о непосредственном подчинении районных структур центральному аппарату. Это во-первых, снизит затраты на аппарат, а во-вторых защитит районные службы от ненужной и не всегда полезной для дела опеки, тем самым повысив роль районных органов охотнадзора, как непосредственных исполнителей ведения охотничьего хозяйства. Без сомнения, что и Главк охоты и его структурные органы на местах должен обладать всеми законными правами, обеспечивающими им ведение охотничьего хозяйства на требуемом уровне. Я имею ввиду выявление нарушений, первичное расследование нарушения, принятия мер к нарушителям в пределах админответственности, контроля за исполнением вынесенных постановлений по административным нарушениям. Охотинспекторам должно быть предоставление право составлять протоколы на нарушителей как правил охоты, так и других законодательных актов связанных с отрицательным влиянием на охотхозяйственную фауну.

Штат главного управления и его структурных подразделений должен заполняться профессиональными специалистами. Учитывая, что таких у нас очень мало, то, как исключение, районные структуры могут заполнятся специалистами подготовленными самим главком охоты. Такая практика была в Украине при существовании Главного управления охотничьего хозяйства МЛХ УССР и вполне оправдывала себя. Все специалисты главка без исключений и других подразделений должны иметь специальное охотоведческое образование.

Вот, приблизительно таким мне видится эффективное охотничье хозяйство Украины в организационном плане. Предельно простым и не утяжеленным дармоедским бюрократическим аппаратом. Контроль же за его работой осуществляет Кабинет министров и местные органы госуправления.

Теперь давайте рассмотрим проблему размещения служб охотничьего хозяйства. На мой взгляд, эта проблема решается довольно просто. Поскольку УООР – общественная организация, то я так думаю, что все его имущество принадлежит в равных частях всем членам уоора. И если это имущество еще не разворовано путем «прихватизации», то оно должно быть безвозмездно передано государству. Я уверен, что абсолютное большинство членов УООР с этим согласятся. Не согласятся только те члены общества, у которых на это имущество есть свои планы по захвату в личную собственность. Сворованное у общества имущество, если такое имеется, должно быть возвращено обществу и также преданно в государственную собственность, чтобы с полной отдачей послужить развитию охотничьего хозяйства Украины. Возможно, при передаче имущества членам УООР могут быть предоставлены какие-то льготы, в зависимости от стажа пребывания в обществе. Но я уверен, что большинство наших охотников и этого не потребуют, лишь бы в угодьях появилась дичь, и был наведен порядок.

Тема (вернее темы), которую я здесь затронул в этой статье, невозможно обсудить в одной статье. Однако тут возникает главный вопрос – кто должен и будет заниматься возрождением или, вернее, рождением нового охотничьего хозяйства. Решение этой проблемы на мой взгляд самое трудное задание.

Я хорошо знаю наших отечественных бюрократов и думаю, что большинство наших читателей и охотников согласятся, что очень непросто эту «глыбу» сдвинуть к действию. Главные их девизы «не надо спешить» - это по отношению к началу действовать, и «нам это не подходит» - это по отношению к положительному опыту зарубежных охотхозяйств. Какой же у нас выход? А выход один – достучаться до нашего Президента, только такое вмешательство может принести изменения в отношении государственной машины к проблемам охотничьего хозяйства.

В правильности такого мнения меня убедили прошлогодние события. Борьба с палами на полях после уборки с/х культур имеет у нас давнюю и безуспешную историю. Это при том, что и госучреждение в компетенцию которого входило беречь угодья от этой катастрофической беды также существует давно (но без толку). Однако когда в прошлом году Президент обратил внимание на это нарушение закона, как «бабка пошептала» и оказалось, что и без палов можно обрабатывать угодья.

В. Щербак



Украинская Баннерная Сеть