Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Размышления об охоте и охотниках

С развитием уровня жизни человеческого общества охота, как явление, удостаивается все более пристального внимания, которое чаще всего выливается в ее неприятие со стороны большого количества граждан. Блага цивилизации делают людей более сентиментальными, жалостными, излишне чувствительными, что особенно ярко проявляется у городских жителей, причем уровень этих качеств, прямо пропорционален размеру городов.

Когда у меня не было своего электронного почтового адреса, вся переписка с зарубежными клиентами об организации охот велась через нашего, как сейчас говорят, системного администратора, ярого противника охоты.

- Дима, - каждое утро задавал я вопрос, - нет ли вестей из России (Германии, Франции)?

- Зверушки целее будут! – радовался он отсутствию сообщений.

Обычно я пропускал эту радость мимо себя, но однажды поинтересовался:

- Вот скажи, Дмитрий, почему ты против охоты, в чем причина такой неприязни?

- Пушистиков жалко! Вам бы всех их убить!

Я был совершенно обескуражен такой узостью, примитивностью суждений со стороны человека, обремененного высшим образованием и отсутствием какого-либо желания понять, почему сотни миллионов людей на нашей огромной Земле придерживаются совершенно иного мнения.

«Как же вам не жалко стрелять таких красивых, ни в чем не повинных зверей и птиц?» – довольно часто приходится слышать от знакомых и не знакомых, в основном достаточно умных и образованных, узнавших, что я охотник. И ладно, если бы такой вопрос звучал из уст людей, категорически принципиально не употребляющих в пищу мяса. Жалко им всех зверей и птиц, поэтому они вегетарианцы и против охоты. Вернее против любой насильственной смерти животного. Уважаю – есть какое-то подтверждение взглядов действием, хотя и не разделяю подобную позицию. Так ведь нет, едят говоруны мясо, едят с огромным удовольствием. Еще и привередничают: «Я курицу не люблю», «А я – парную свинину!». «Говядина суховата, а в баранине много жилок и жир на языке застывает». Делают при этом вид, что мясо это, суховатое, жирноватое, с жилками и без оных, на прилавки магазинные само, непонятно как и откуда попадает. А точнее – даже вид не делают, просто не думают об этом. Пришел в магазин или на рынок, и купил. Не заморачиваясь на том, что говядина – это прелестные рябоватые бычки и задумчивые коровы, пасшиеся на придорожном лугу в лучах предзакатного солнца, а свинина – веселый игривый поросенок Борька, любивший пареную картошку и поваляться в луже, если имел возможность до нее добраться. Между появлением мяса на прилавках и этими несчастными, приговоренными с момента рождения животными – целая череда действий и механизмов, делающих любителей отбивных и котлет, как бы и ни причем в их смерти. Такая, значит, у этих созданий судьба – умереть ради удовлетворения кулинарных пристрастий человека. А сами они, люди – за животных, чтобы им, животным этим, хорошо было! Чтобы жили они на воле, в тепле, сытости и любви. А что для теплоты, сытости и любви людям нужно приложить усилия, совершать поступки, причем не разовые, которые укрепляют греющее душу мнение о своей природогуманной позиции: «Вчера сухарик не доел, прицепил на ветке для белочки - скакала по деревьям над тротуаром, пусть скушает!», а постоянные, связанные с тратой сил, здоровья, времени и денег, стараются не думать. Ведь это так утомительно! Гораздо проще лежа на диване, или сидя за клавиатурой компьютера выплескивать в пространство праведный гнев в адрес «убийц», «варваров», «душегубов» - охотников.

И, по представлению и высказываниям «гневных праведников», выглядит охота так. Пасутся на полях и в лесах красивые зверушки, нюхают цветочки, кушают травку, играют между собой, радуют своим присутствием милых, добродушных людей, пришедших полюбоваться на братьев меньших. Волки дурачатся с косулями, лисицы хвостами обмахивают разомлевших от жары зайчат. Над ними с веселым щебетом летают беззаботные разноцветные птички. Вечная весна! И тут из-за куста появляется охотник с небритой рожей, с красными от жажды наживы глазами, который поднимает свою двустволку и губит всю эту идиллию. Такая вот, ужасающая своей недалекостью картина! К сожалению, подобные мысли, в той или иной степени, витают в головах довольно большого количества наших сограждан.

Правила ведения охотничьего хозяйства и охоты Республики Беларусь, где я проживаю, гласят: «Охота – поиск, выслеживание, преследование, попытка добычи или добыча охотничьих животных, обитающих в условиях естественной свободы». За этими сухими, словно пережаренная горбушка хлеба, словами, скрывается огромный пласт человеческого бытия. Само существование «Гомо сапиенс» на протяжении десятков тысячелетий, также как и появление на свет нынешних антиохотников, во многом определялось удачными охотами. Мясо для питания, шкуры для одежды и жилищ, перья для украшений, клыки с когтями добытых собственноручно хищников на груди в качестве про-орденов и про-медалей, вот далеко не полный перечень того, что получал наш далекий предок в результате охот.

Удачливый охотник среди соплеменников был настоящим героем, пользовавшимся огромным авторитетом, наравне с доблестным воином. Очень часто это был один и тот же человек. От него зависело общее благосостояние племени людей, существ от природы одаренных в основном лишь большим по сравнению с другими обитателями планеты разумом. Почему-то люди, избравшие нелегкую воинскую стезю, в отличие от охотников и ныне остаются окутанными героическим ореолом, хотя воевать им не приходится и, основной массе, вряд ли когда придется. В то же время издавна народная мудрость гласила: «Хороший охотник – отличный боец!» Между этими занятиями много общего.

Умение хорошо стрелять и ориентироваться на местности, проходить большие расстояния пешком и подкрадываться, терпеть холод и голод, физические и психические нагрузки, проявлять смекалку и выдержку – вот далеко не полный перечень необходимых как на войне, так и на охоте качеств. Я думаю, очень часто именно отсутствие возможности реализовать, порой неосознанную потребность в проявлении воинской доблести в наше мирное время, уводит многих в скитания по лесам и полям с обшарпанной копеешной одностволкой или дорогущим «Перде». Желание доказать себе и своим близким, что «Я могу!»

Дать определение, что такое «Охота» с точки зрения человеческой психики и физиологии, современная наука, конечно же, может, также как объяснить, что такое «Любовь» или «Счастье». Наличие определенных сложных химических соединений в крови человека, вызывающих определенные эмоциональные состояния. Но разве можно посредством химических формул выразить ту эйфорию, которая охватывает как пятнадцатилетнего юношу, так и восьмидесятилетнего старика, метким выстрелом сразившего бегущего зверя или летящую птицу.

И не нужно, глупо, сводить Охоту к примитивному «убийству животных», как это делают ее противники. Также как абсурдно сводить Любовь между мужчиной и женщиной к половому акту. В обеих этих человеческих страстях существует бесконечное множество положительных эмоциональных оттенков и разнообразных мелких и значительных радостей, делающих их неповторимыми и такими необходимыми для человека. Затруднюсь сказать, которое из увлечений сильнее. Знал человека, который прямо из-за свадебного стола сбежал на вечернюю утиную зорьку. В то же время, некоторые мои знакомые сменили занятие охотой на прелести семейной жизни. Другие именно на охотничьих тропах лечили душевные раны. Каждый находит в охоте то, в чем нуждается.

Добыча животных – вот главный аргумент обвинения охоты и охотников в аморальности и безнравственности. Я уже упоминал пассивное одобрение «гуманистами» убийства домашних животных ради удовлетворения своих кулинарных изысков, эдакую форму близорукости мышления, которую можно выразить так: «В чужом глазу и соринку вижу, а в своем и бревна не замечаю».

Теперь коснемся добычи диких животных охотниками. Во-первых, у них, диких животных, всегда есть шанс на выживание в противоборстве с охотником. Природа щедро одарила их необходимыми для этого качествами: сильными мускулами и мгновенной реакцией, крепкой, не отягощенной комплексами, психикой и защитной окраской, прекрасными обонянием и слухом, зрением и умом. Да-да, умом! Пусть они не обладают абстрактным мышлением и математическим счетом, но необходимый для выживания ум у них есть. И довольно часто он превосходит умственные способности преследующего его человека. Примеров этому не счесть. Те, кто думает, что охотники при каждом выезде на охоту что-то добывают, глубоко ошибаются. Если бы это было так, количество животных в охотугодьях уже давно бы свелось к нулю. К счастью для четвероногих и к сожалению для двуногих, добыча эта происходит весьма не часто. Не так-то просто перехитрить зверя, выследить, подкрасться к нему на расстояние верного выстрела, и произвести его, верный выстрел. Причем не по любому животному, а по тому, которое разрешено к добыче.

Здесь хотелось бы коснуться еще одной проблемы, которая во многом является причиной неприязни к охотникам и охоте в целом. Я имею в виду браконьерство. Обыватель по своей неразвитости смешивает преступников, каковыми являются браконьеры, и законопослушных охотников в единое целое. Результаты именно браконьерской охоты: добыча беременных самок, применение автотранспорта для погони и убийства животных, петли, в которых звери погибают мучительной смертью. Ненасытный аппетит преступников, готовых убивать в любое время года любое попавшееся на глаза животное, будоражат общественное мнение, простых граждан, которые переносят свое негодование на всех охотников.

Но помилуйте, дорогие господа-товарищи! Как нельзя по Чикатилло и ему подобным судить обо всех мужчинах, считать их насильниками, так нельзя и за преступления браконьеров огульно осуждать охоту и охотников! Настоящий охотник соблюдает сроки, орудия и способы охоты, никогда не выстрелит по запрещенному к добыче животному, пропустит матку, «старку». Существует охотничья этика, свод охотничьих законов, писанный столетиями, нарушить который позорно для настоящего охотника. Нужно это четко понимать и разделять честную охоту и преступное браконьерство, с которым охотники ведут непримиримую борьбу.

К тому же, сама по себе добыча диких животных необходима именно им, животным. Ведь существуют законы развития популяций. На определенной территории без ущерба для природы, человека и для себя может жить лишь определенное количество животных одного вида. В противном случае, при чрезмерно увеличившейся численности ими будет подорвана кормовая база, и они будут обречены на гибель как от бескормицы, следствием которой является ослабление физического состояния, так и возникновения эпидемий смертельных заболеваний. Пример – вспышки бешенства среди размножившихся лисиц, чума диких кабанов, туляремия ондатр... Поэтому вмешательство человека необходимо.

Кстати, на огромных просторах сибирской тайги, где количество охотников на единицу площади в десятки и сотни раз меньше, чем в европейской части, количество крупного зверя, за исключением медведя, в десятки раз меньше.

Хотелось бы развеять еще одно заблуждение, живущее в головах противников охоты, о том, что охотники стреляют зверей сколько хотят, безо всякого разбора. Поверьте мне, специалисту с почти тридцатилетним охотоведческим стажем, это не так. Количество животных, подлежащее добыче, строго регламентировано, как по количеству, так и по половозрастным категориям. Оно устанавливается в зависимости от плотности животного данного вида, то есть от того, сколько особей проживает на одной тысяче гектар, подходящих для них охотугодий. И не дай Бог добыть животное сверх разрешенного лимита. Возбуждается уголовное дело, предъявляются и взыскиваются огромные суммы исков, изымается и конфискуется орудия охоты, транспорт.

В нынешних условиях, когда человеческая цивилизация оказывает влияние на все многообразие дикой природы, животные не могут жить сами по себе. Мы, люди, распахиваем и засеваем поля, рубим и выращиваем лес, строим дороги и города, проводим осушение болот и перегораживаем реки плотинами. Все эти территории являются местом жительства диких животных, и мы коренным образом меняем облик этих территорий, чаще всего даже не задумываясь о том, что они заселены не только людьми. Как это ни прискорбно, мы не можем позволить жить диким животным так, как им хочется. С этим просто надо смириться.

Создана новая экосистема, с соответствующими реалиям времени условиями, к которым дикие животные приспосабливаются, причем многие весьма успешно. Численность некоторых приходится регулировать, так как в процессе их жизнедеятельности наносится ущерб сельскому, лесному, другим отраслям хозяйства, что человек не может допустить. Часть этих животных относится к охотничьим видам. Кабаны травят посевы, как сельхозпредприятий, так и простых граждан, лоси не дают расти сосновым молоднякам, бобры делают норы в дорожных насыпях, из-за чего проседает покрытие, даже железнодорожные рельсы, волки режут скот и снимают урожай с диких копытных животных, который может быть использован людьми. Охота выступает одним из механизмов этой регуляции, фактором естественного отбора, причем, по моему мнению, одним из самых гуманных. Много зверя и птицы гибнет при различных химпрополках, порой с применением авиации, во время внесения удобрений, под ножами комбайнов при сенокошении и жатве, в огне пожаров. Если бы передо мной стоял выбор между мгновенной смертью от точного выстрела и мучительной гибелью от ядохимикатов или огня, я бы выбрал первое.

Нельзя не упомянуть ту деятельность по сохранению и увеличению количества дичи, которую ведут только охотники. Ежегодно засеваются тысячи гектар кормовых полей для диких животных, заготавливаются десятки тысяч тонн кормов для зимней подкормки, устраиваются новые и пополняются действующие солонцы, создаются подкормочные площадки для зайцев и серых куропаток. В свое свободное время, в выходные дни и лунные ночи охотники, совместно с работниками природоохранных ведомств, встают на пути браконьеров, порой рискуя здоровьем и жизнью. Именно охотники не дают вырубать глухариные тока и разрушать бобровые плотины. Я уж не говорю об их финансовых вкладах в экономику, как в виде прямой уплаты государственной пошлины на право охоты, так и опосредованные расходы на оружие и боеприпасы, снаряжение и топливо, охотпутевки и разовые разрешения. Добытое во время охоты мясо, не будем ханжами, является существенным подспорьем в рационе их семей.

Закончить мне бы хотелось пронзительными словами А. Ливеровского, писателя и ученого, которые в моей, уже, к сожалению далекой юности, запали в душу, и правоту которых подтверждают жизни многих и многих знакомых охотников: «Славлю охоту! Она сделала меня мужчиной, борцом, здоровым и выносливым, уверенным в своих силах. В детские годы была любимой игрой и отучила бояться неведомого: леса, темноты, мистики неосознанного. В дни молодости уводила от дешевых увлечений – дружеских попоек, картежной игры, дешевых знакомств, показной стороны жизни. Зрелого – натолкнула на радость познания родной природы. Под уклон жизни спасла от многих разочарований и психической усталости.

Улыбнитесь, читатель, людям в потертой одежде, в неуклюжих сапогах, с огромными рюкзаками, из которых неловко торчат зачехленные ружья. Улыбнитесь им, стеснительно пробирающимся по ночному трамваю, полному веселой нарядной публики. Это – охотники, племя бескорыстных мечтателей и верные стражи природы».

А. Шестак



Украинская Баннерная Сеть