Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Сказочки и о лосе, и о лесе. А теперь откровенно и без научной пыли

Из невеселых бесед с не бедным и не обиженным в охоте по лосю охотником: «С охотой дела х… Дальше некуда. Бедная охота в Украине курируется всеми: от лесников, экоинспекции до минприроды. Законы о нем строчат дамы, ни разу на охоте не бывшие, а лимиты устанавливают непонятно кто – клерки, которые лет 20 в лесу не ходили. Все, от ментов, прокуроров до экоинспекции, бизнеса, депутатов хотят от охоты что-то поиметь.

Защитников у него нет. Серега, кому на хрен этот лось в Украине нужен?! Добьют его или в следующем году, или чуть позже. Посмотри, чем живет страна, а ты здесь о лосе. Государство, чиновничество занимаются спекулятивной продажей и перепродажей угодий, лицензий, все идет богатым частникам или власть предержащим. Охотничьи хозяйства, егеря обустраивают досуг киевской знати, власти, прокуроров, депутатов...

А защитники природы, типа Борейко, или иные прикормленные грантоеды, тупо отрабатывают бабло от грантов. Да и они совсем не в теме. Все фальсифицируется. Бумага стерпит. Кто постоит за природу – Мать нашу? Да никто. Нормальные люди давно убежали из лесной глуши. Кто за бугор, кто в политику, кто в бизнес. В лесу хозяин – браконьер. У многих после Майдана зародилась слабая надежда, что, наконец, придут какие-то перемены к лучшему. Надежда умерла. Остался произвол...».

Стараюсь как-то возражать, что и нам самое время заняться охотничьим хозяйством, дескать, Латвия выдает разрешения на 30 тысяч кабанов ежегодно. Германия стреляет 1 млн 40 тысяч косуль в год. В Латвии отстреляли 7000 оленей. Хотя в Латвии в 1990-х были выбиты все дикие животные, ничего не осталось. А сейчас латыши стреляют больше, чем Украина или Россия. У них, у латышей, получилось за счет нормального рабочего отношения к хозяйству, охраны, действующих законов. Они считают дикую природу своим богатством и получают выгоду. Только у нас охота в упадке.

Но убедить в светлом будущем охотничьего хозяйства Украины мне никого так и не удалось.

Ситуация с лосем в Украине действительно сказочная. В статье «Лось или лес? Проблема выбора на заповедных территориях» (№ 12, 2014 г.) под авторством В. Смаголя рассмотрена давняя и до сих пор нерешенная тема. Но на самом деле современные проблемы лося в Украине другие. Для начала несколько принципиальных замечаний по упомянутой статье.

Если говорить о проблеме отношений лося и леса в Украине, то необходимо безусловно вспомнить и наш Полесский заповедник и работы, проведенные здесь по лосю, и прежде всего Игоря Шейгаса. Лось, как и другие виды крупных травоядных, с давних времен присутствовал в наших лесах. Безусловно, они влияли на растительность, но нанести ущерб лесу или экосистеме в целом они не могли. Лось, съедая один побег осины, дуба или вербы, в следующем году получает их уже несколько и таким образом увеличивает для себя кормовую базу. Так было испокон веков и еще охотники каменного века старались создать для лося благоприятную кормовую (по-научному – раннесукцесионную) лесную растительность, или «обмолодь» по-народному. Лось массово появлялся на посляпожарных участках леса. Об этом хорошо знали наши предки. Никто и никогда в прошлом не был встревожен тем, что лоси, олени уничтожают наши леса. Все было хорошо до того поры, когда у человека появилась острая необходимость в дереве. Сначала начали охранять отдельные участки леса с имеющимся в них деловым деревом. В старые времена качественное дерево требовалось для строительства флота. Такие леса картировались, описывались. У нас их называли корабельными. Как только в Европе появилась необходимость в деловом дереве, на территории современной Украины сразу начались браконьерские рубки леса. Предприимчивые торговые люди заготовляли у нас ценные сортименты и прежде всего дуба для строительства европейского флота, сушили и вывозили на лодках по рекам в Европу. На некоторых участках такие лодки приходилось тянуть волоком по суше. Позднее российский царь Петр тоже начал строить флот. Безусловно, он был встревожен тем, что высококачественный лес плывет за границу и отдал приказ об описании и охране имеющейся лесосырьевой базы для строительства флота. Голландцы строили флот в т.ч. и из краденного украинского леса, а россияне из дерева официальной заготовки. Кстати, флот голландский эксплуатировался значительно дольше, чем российский. Почему? Потому что краденный лес всегда более качественный официально заготовленного.

Но вернемся к теме отношений лося и леса. На эту тему заговорили после Второй мировой, когда реальный дефицит древесины в Европе возрос до невиданных размеров. Но даже в те времена аппетиты лесозаготовителей были скромные. Сегодня же большинство стран мира используют от 70 % годового прироста деревьев в лесу до почти полного изъятию биомассы прироста. Проще говоря, все, что вырастает, то и вырубается. Украина среди ряда европейских стран использует не такой уж и большой процент годового прироста, но у нас большинство древесины изымается сплошными срубами. Такой способ рубок более заметен, чем выборочный. Вот с тих пор, когда в цене и на учете стал каждый метр кубический древесины, лесники и начали разговор о вреде леса от лося и оленя, которые вредят и не дают прокляте выращивать качественный хвойный материал. Стоит лосю съесть самый вкусный верхушечный побег у сосны, как вместо ровненького ствола мы получаем кустик. Верхушка побега сама по себе ничего не стоит, но из сосны в дальнейшем вырастает несколько кривых стволов. Иногда лось так обгрызет кору у уже высокой сосны, что она погибает или получает с одной стороны повреждение, которое снижает товарные качества древесины. Но так было всегда и сосны, как и другие кормовые растения лося, никуда не девались и не попали из-за него в Красные книги. Поэтому все, что делают в лесу лось или олень, должно называться естественным влиянием крупных травоядных, а массовые вырубки и изъятия древесины из лесной экосистемы явление новое и неестественное.

В Европе лесники тему отношений копытных и лесных молодняков решают кардинально. Они огораживают сеткой такие участки. В Украине такой необходимости нет из-за отсутствия высокой плотности популяции лося и оленя. В Украине, как и в Европе, лесники должны вести продуктивное лесное хозяйство и иметь высокую плотность лося или оленя. На проблеме лось-лесное хозяйство часто просто спекулируют. Тема актуальная. Полевой материал собрать быстро и просто. Методики по определению размера убытков и закладыванию пробных участков известны. Здесь нет необходимости бегать за лосем по болотам и лесам. И найти кардинальное и простое решение, как уберечь деревья, невозможно, потому что его не существует. В рекомендациях чаще всего указывают на ограждение лесных культур или на обработку верхушечных побегов репеллентами. Такие меры слишком дорогие. Еще некоторые хозяйственники экспериментируют с «намазыванием» молодых сосен раствором нефти с ядохимикатами. При этом часто об этом рассказывают, как о неких новых достижениях. В Украине можно довольно легко повысить кормовую емкость угодий для лося простым мероприятием. Для этого необходимо в октябре при переходе животных на зимнее питание сделать сваливание деревьев сосны, осины на рубках ухода и оставить их до апреля следующего года. Каких-то проблем в выполнении этих биотехнических мероприятий не будет, за исключением получения разрешений и оформления лесорубных билетов с окончанием таких рубок не в конце года, а в конце зимы. Качество деревья при этом конечно несколько снизится, но тонкомерное дерево у нас не особенно дорогое и это мероприятие будет не слишком затратным. Но дело в том, что, согласно нашему законодательству, рубки могут начинаться в начале года и завершаться в конце года. При этом лесосеки должны быть полностью очищены. Поэтому здесь нужно внести изменения в законодательство.

Правда, есть еще одно мероприятие – снижение численности копытных. Многими охотничьими хозяйствами этот совет будет принят с радостью и сразу будет предоставлена соответствующая браконьерская помощь. Лозунг, что каждый добытый лось – это десятки гектаров спасенных лесных молодняков, многие помнят и с радостью воплотили бы в жизнь.

Полесский заповедник с его окраинами до недавнего времени играл ключевую роль в сохранении местной популяции лося. В центральной части заповедника на территории охранной зоны, которая принадлежит коммунальному предприятию Житомирского облсовета Олевского лесхоза, после пожара 2002 г. были замечательные кормовые условия и очень высокие концентрации лося. Длительное время с браконьерством здесь боролись, и ситуация была контролируемая. Но с созданием нескольких новых охотничьих хозяйств на севере Житомирщины численность лося снова начала сокращаться. Лосиный зоопарк, который был в охранной зоне заповедника еще пару лет назад, исчезнет. Юридически есть соответствующее решение Житомирского облсовета относительно передачи охранной зоны заповедника, как и всех без исключения заказников, под охотничьи угодья, несмотря на соответствующий указ Президента о запрете охоты в охранных зонах заповедников.

В прошлом ежегодно только из Полесского заповедника и его окраин выселялось до двух десятков молодняка лося. Безусловно, это хорошо и соседствующие с заповедником охотничьи хозяйства по логике должны были бы поддерживать наши усилия по сохранению материнского поголовья. Но все наоборот. Значительный поток копытных и прежде всего лося приходит в близлежащие к границе территории Украины из соседней Беларуси. В лучшем случае находятся незаселенные человеком территории, которые вклиниваются в охотничьи угодья Беларуси. Например, окраины отселенных сел Борутино, Далета, Жолудевка и других стали по этой причине очень популярными. Здесь из-за низкого фактора беспокойства зверь остается до следующей охоты. Здесь действительно находятся высокие локальные концентрации лося.

Проблем с перенаселением копытных в большинстве лесных заповедников бывшего СССР не существовало, потому что они не могли пожаловаться на отсутствие крупных хищников на их территориях, как и на браконьерский отстрел на близлежащих землях. В украинских заповедниках на сегодняшний день, возможно, за редким исключением, проблем с перенаселением копытных тоже нет. Как выходить из таких ситуаций в случае слишком высокой плотности копытных на природоохранных территориях известно. Есть много и конкретных примеров, и научных рекомендаций. В Европе из-за отсутствия крупных хищников копытных действительно много, причем много повсюду: и в нацпарках, и в охотничьих угодьях. Волк в последнее время заселил некоторые новые территории в Центральной и Южной части Европы, но специальные выпуски (заселение) хищников в национальные парки Европы для регулирования численности копытных практически не проводят. Там регулируют численность копытных охотники и делают это неплохо. В нацпарках проводят зонирование и только в заповедном ядре запрещают охоты. В Европе на большинстве территории парков проводят традиционные виды хозяйственной деятельности и в т.ч. охоту.

В Украине благодаря активной позиции Борейко и поддержке Верховной Рады были внесены изменения в Закон о природно-заповедном фонде с запретами экотуризма и охоты в охранных зонах. Такое решение не является оправданным. Заповедники и нацпарки у нас и без того имели множество конфликтов с местными общинами, охотниками, властью, а сейчас ситуация еще больше ухудшилась. Наши заповедники теперь выглядят прежде всего «страшилками» для местного населения, что не способствует дальнейшему развитию природоохранной сети в Украине. Много вреда заповедникам нанес и режим пассивной охраны или абсолютной заповедности. В 1970 гг. было широко распространено мнение о том, что стоит только запретить любые хозяйственные мероприятия, как природа сама восстановит природное равновесие и природные экосистемы. В краткосрочном плане все действительно выглядело хорошо. Но в дальнейшем всем специалистам стало понятно, что это не так, и в мире перешли к написанию планов управления природоохранными экосистемами (менеджмент-планов).

Режим невмешательства в Европе оставили для резерватов, площади которых имеют небольшой размер. Такой режим там действительно обоснован и необходим. В Европе резерваты – это преимущественно высокогорье, водные акватории или северные малозаселенные человеком земли. Такие же продуктивные леса, какие есть в Полесском или Ровенском заповедниках, нигде в мире не относят к категории заповедных и там проводят соответствующие выборочные рубки, противопожарные мероприятия, тушения пожаров и т.п. И неизвестно откуда появилась в Интернете информация о положительном опыте абсолютного заповедования в Полесском заповеднике… Хорошего результата от внедрения абсолютной заповедности в лесах Полесского заповедника нет, и это могут объяснить две фотографии лозняков с участка абсолютной заповедности и восстановленного болота. Лозняки в режиме заповедования усохли и исчезли. Не нужно быть специалистом, чтобы понять – лосю и любому другому травоядному вплоть до зайца и мыши нечего делать в абсолютной заповедности за неимением пищи. Но заповедник хвалят общественные активисты за какие-то хорошие результаты от абсолютного заповедования, а его же на самом деле нет. Один из участков абсолютного заповедования сгорел еще в 2009 г. и хорошо, что пожар не уничтожил еще и село Копище с плотной деревянной застройкой. В Полесье именно болота с густыми лозняками давали пищу лосям зимой. Кампания В. Борейко «заповедникам заповедность» только отвлекает внимание общественности и законодателей от реальных проблем заповедников. Пользуясь возможностью, хотелось бы обратиться к В. Борейко, другим общественным и научным организациям с просьбой взяться за реальные дела. Для примера, помочь восстановить численность лося и наладить эффективное охотничье хозяйство по этому виду.

Однако дальше в нашей сказке речь пойдет о лосе, как предмете обожествления охотников времен каменного века, или как о статусном виде. Это действительно интересный вид копытных, который стоит особняком в категории травоядных. Это гора мяса для сельского жителя и предел мечтаний даже для европейского охотника. Лось для охотничьего хозяйства севера Центрального Полесья – это все равно что мамонт для охотников каменного века. Не станет здесь лося, обанкротится и охота. К лосю, как к ключевому виду охотничьего хозяйства севера Центрального Полесья, должно быть исключительное внимание. Ситуация в этом плане меняется быстро и по состоянию на январь 2015 г. резко ухудшилась. Идет шквал откровенно браконьерских и будто бы официальных охот с незаполненной лицензией в кармане – так, на всякий случай. Лицензия на лося на севере Житомирщины – это как сезонная отстрелочная карточка. Один раз взяли, и ездит с ней егерь на охоту чуть ли не каждый день.

Так, за январь 2015 г. уже в Полесском заповеднике зафиксированы два случая охот на лося, в то время, как в прошлые годы таких случаев не регистрировали никогда. Ключевую роль здесь играет, безусловно, охотничий клуб «Полесье» (далее ОО «КМР» Полесье), на который равняются другие. Так, 10.01.2014 г. группа охотников членов этого охотничьего клуба численностью около 30 лиц еще затемно, несмотря на действия охраны заповедника, применив силу, попала через заповедник в охранную зону в заказник для проведения охоты на лося. Со стороны это было больше похоже на штурм наших поселений монголо-татарами. Дальнейшие действия охраны заповедника помешали проведению охоты. Я уверен, что заполненных лицензий по лосю и кабану у названной группы охотников не было, потому что их так и не предъявили. Накануне я в телефонном разговоре просил директора клуба «Полесье» Александра Николаевича Кутишенко соблюдать предыдущие договоренности, отменить запланированные лосиные охоты и не добивать последних лосей в Олевском районе. Но все напрасно.

А быть или нет в охранных зонах заповедников охоте должен решать Закон. За несколько лет хозяйствования ОО «КМР» Полесье из биотехнических мероприятий не сделало ничего, не выкладывало никакого зерна на подкормку, так о чем здесь может идти речь!

Также хочу отметить, что браконьеры в Украине уже пересаживаются на летательные аппараты. Периодически у нас появляется информация об охоте на волков в степи или на копытных в лесостепи из летательных аппаратов и прежде всего с мотодельтапланов. Прошел такой слух и о случае браконьерства на лося с вертолета в Овручском районе на Житомирщине. Из устного сообщения местного егеря УООР и одного киевлянина следует, что в 2014 г. имела место то ли аренда четырехместного вертолета, то ли использование собственного летательного аппарата. Тогда якобы отстреляли в Овручском районе двух лосей. Однако доказать этот, как и много других фактов браконьерских охот на лося, невозможно.

На севере Житомирщины задержание браконьеров при охоте на лося кто только не проводил. Это были разные учреждения с разными полномочиями и разной доказательной базой. У нас было все вплоть до изъятия ружей и мяса, но ни одного судебного приговора по факту незаконной охоты на лося браконьерам так и не было вынесено. Обычным делом незаконной охоты является незаполненная лицензия. Еще в советские времена все хорошо знали, что Украина не Европа и охоты на копытных нужно проводить в короткие сроки. Сейчас все наоборот. Чем дольше проходит охота, тем больше поляжет лосей.

Охоту людей на джипах или вертолетах скрыть сложно. Но браконьерство местного населения, у которого лес начинается в конце собственного огорода, проконтролировать крайне сложно. Браконьерство во время будто бы официальных охот наблюдают местные охотники. Это побуждает их охотиться в будние дни. О психологии обычного охотника и о том, что толкает его заниматься браконьерством, почему-то не принято говорить. А там есть много полезной информации. Так в Олевском районе Житомирщины для охотников сейчас проблема не в том, есть лицензия или нет, а в том, кто первый найдет свежий лосиный след. Дальше уже дело техники. Следов лося в последнее время нет вообще, поэтому и идут браконьеры в заповедник. Классический случай высокопрофессиональной хорошо подготовленной охоты имел место в Полесском заповеднике 09.01.2015 г. В тот день разгулялась метель. Погода, как говорят в народе, такая, что хороший хозяин не выгонит и собственного пса из конуры. Во второй половине дня были получены сообщения о выстреле вблизи государственной границы на границе двух лесничеств нашего заповедника. Сразу выехала группа, но никого на месте обнаруженных следов не удалось задержать. Эта незаконная охота была продумана еще раньше, выполнена профессионально и рассказ о ней будет полезен для других охотничьих хозяйств или заповедников.

Из браконьерского опыта местных жителей известно, что сильный ветер со снегопадом дает возможность человеку бесшумно подойти на очень близкое расстояние к лосю или другому копытному. Можно отстреляться даже по лежачему зверю. Лучшего времени, чем в ненастье или тогда, когда охрану заповедника собирают на совещание, не придумаешь. В метель шум от ветра полностью заглушает звуки шагов охотника. Но здесь заранее нужно знать точное местонахождение копытных. Подходить нужно неспеша и исключительно против ветра. Кроме того снег потом засыплет следы браконьерства. Во время метели или утром первого января егерская служба, как правило, в лесу не бывает. Поэтому активность браконьеров из категории «профи» в такие дни возрастает. Копытные во время снегопадов ложатся на отдых в защищенном месте – где-то в кустах у болота, и это облегчает поиски. На белом фоне снега крупный лось хорошо заметен.

План охоты был такой. Двое браконьеров едут к месту охоты в заповедник будто бы для осмотра собственных бортей. Двое других обходят границу заповедника по территории Беларуси и заходят в заповедник по кустам и осоковому покрову замерзшего болота. Протектор сапог у обеих групп охотников совпадал полностью. Поэтому сначала охрана заповедника во время преследования помчала за теми, кто официально шел к бортям и дал входные и выходные следы. Понятно, у тех, кто шел официально, ружей не было, но мобильная связь работала. Задержать при таких условиях браконьеров шансов практически нет. Идти вдоль границы в снегопад можно без риска. По словам местных экспертов по вопросам браконьерства: «Йді смєло і нікого нє бойся. Нарватісь на погранцов в такой снєг тоже нє приходіться». Предупредить по мобильной связи о появлении охраны заповедника у тех, кто без ружей, всегда есть возможность.

В охоте принимали участие, очевидно, все четверо. После неудачного выстрела по лосю браконьеры быстро убежали каждый по своему следу. Картинка следов от сапог была сделана так, что выглядело будто в охоте принимали участие двое человек. Те, что пошли через границу в Беларусь, сделали еще один выстрел с белорусской стороны. Это тоже распространенная «отмазка». Тот, кто услышит этот следующий выстрел, должен подумать, будто охота была не в заповеднике. Этот выстрел уже слышала охрана из другого лесничества. При проведении служебного расследования обстоятельств охоты на следующий день все стало на свои места. После обнаружения следов в сторону Беларуси, на первый взгляд, можно было предположить, что в заповеднике охотились белорусы, а те, что шли на осмотр бортей, оказались там случайно и, по словам бортников, хотели будто бы увидеть косулю, лося... Однако на болоте на следах была найдена свежо выброшенная пустая бутылка из-под украинской минеральной воды. Продана эта бутылка была в селе Копище. Таким образом, все четверо были из одного села.

Детали этой браконьерской охоты заслуживают на то, чтобы их изучали в наших университетах при подготовке охотоведов. Данная браконьерская охота приведена на схеме. Учитывая то, что правоохранительные органы в Украине бездействуют, охрану лося от браконьерства необходимо организовывать так, чтобы его упреждать, а не фиксировать охоту за добытыми останками и проводить задержание. Успехов вам, коллеги, на этом поприще и пусть Бог помогает вам в этом деле!

С. Жила, директор Полесского заповедника

С. Жила



Украинская Баннерная Сеть