Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Подростки на охоте

Отцам нашим посвящается

 

Иметь одно увлечение на двоих с сыном – самая большая мечта любого отца, ну а если этим увлечением является охота – это огромное счастье. Сознайтесь, сколько мы – охотники, порой, еще до рождения сына, мечтали, как будем вместе с ним охотиться…

Когда появляется на свет долгожданный наследник, мечты обретают очертания планов на предстоящие с сыном охоты. Уже и ружьишко ему подбирается, кто из собственного арсенала, кто уговаривает престарелого соседа, оставившего охоту, но не желающего простится со старенькой бельгийкой, кто присматривается к ружьям на полках охотничьих магазинов.

Одна беда, уж очень медленно растет сынишка, сколько лет прошло, а ему еще только восемь, а как хочется поскорее взять его на охоту и с гордостью поднять с воды первую, добытую им утку. Вот и спешат некоторые наши побратимы, берут на охоту морально и психологически, а зачастую и физически, неподготовленных мальчишек. Я никак не оговорился, без всесторонней подготовки подростка к первым охотам, без проб и тестов на его готовность к сему действу, Боже вас упаси брать вашего отпрыска на отстрел животных. В противном случае, первые для него охоты, а возможно – и одна единственная, могут развести ваши интересы к охоте ровно в противоположные стороны на многие годы, если не на всю жизнь, и стать одной из самых больших потерь в вашей и его жизни. Примеров тому и таких судеб – достаточно. Позволю себе наиболее памятный.

В ту пору мне было 21, в охотничьем обществе это, как безусый юнец среди гусар, и скакать и рубиться уже может, порой – не хуже чем бывалые, а все равно – еще ходит в подмастерьях, тем более на коллективных охотах, организованных для уважаемых людей. В силу занимаемого моим отцом положения в охотничьих кругах, мне иногда счастливилось присутствовать на подобных козырных охотах, на которые молодых охотников допускали не часто.

Ту памятную охоту организовывали в лесхозовском охотхозяйстве. В загон собрали лесников, чуть ли не как на каторгу, потому как местность была пересеченная заросшими ярами. Даже мне посчастливилось стоять на номере. Во втором загоне добыли крупного секача, который по снегу сполз в овраг. Все сошлись у зверя. По причине сложной местности и веса кабана, ни тащить его, ни вывезти машиной не представлялось возможным. Приняли решение – разделывать на месте. Большая часть работников лесхоза и несколько охотников, из ранга пониже, ушли за рюкзаками с провизией. Старший дал команду разделывать зверя. На радостях пошли разговоры, поздравления, воспоминания, нашлись и фляжки с коньяком. Минут десять идет процесс «по крови», сносят хворост и готовят место для застолья, а кабана никто так и не разделывает. Старший нашего коллектива заметил ситуацию и настоятельно предложил всей команде приступить к разделке кабана. А кто конкретно это должен делать? Все переглянулись. Как выяснилось, все лесники незаметно удалились, не желая стеснять уважаемых людей из Киева, быть невольными свидетелями их разговоров. А меня лично, в силу моего возраста и положения в обществе, до сей минуты, никто и в упор не замечал. Вот тут и настал мой звездный час.

С каким рвением, я взялся свежевать секача, и руководить выделенными мне в помощники двумя старшими охотниками. Кабана развернуть, эту ногу придержать, ту повернуть, с той стороны шкуру натянуть. Моему охотничьему счастью не было предела, на мою работу с одобрением смотрели намного старшие меня и уважаемые мужи. В этом месте следует отметить, что к своим 21 годам, благодаря отцу и деду, я уже достаточно профессионально свежевал туши животных, как домашних, так и диких. И вот в эту минуту за спиной я услышал слова, которые врезались в мою память на всю мою оставшуюся охотничью судьбу, и в определенной степени стали предостережением во взаимоотношениях с подрастающими охотниками, а в последствии, и с собственным сыном. По понятным причинам, я не перескажу слово в слово, с той поры прошло более 30 лет, но смысл постараюсь передать в точности. К отцу, стоящему у меня за спиной и наблюдающему за разделкой подошел с двумя наполненными рюмками солидного вида охотник, и я услышал такой разговор.

- Давайте выпьем за вашего сына. Завидую вам огромной отцовской завистью. Красиво работает ножом, но выпьем не за работу, а за то, что Вы на охоте вместе с сыном. Что не зависимо от мнения коллектива, взяли пацана на охоту. А у меня трагедия, два сына, оба старше Вашего, оба умницы, уже под тридцать лет, и все у них как бы складывается по жизни нормально, а на охоту со мною не ездят.

- Что, не пробовали. – Спросил отец.

- Пробовал их брать на охоту и продолжаю периодически. Из уважения ко мне - иногда ездят, но моей страсти не разделяют. К охоте и оружию абсолютно равнодушны. А для меня охота, чем я старше, тем все больше обретает единственный смысл в жизни. И все у меня есть, а сыновья все отдаляются в мир своих забот, друзей и увлечений. Пенсия на носу. Тяжко представить, как на вечерних зорьках буду сидеть сам у воды, не тащить же их силком. А как радовался, как мечтал, когда они родились и подрастали, как заранее ружья им подбирал…

Берегите ваши отношения с сыном, не оставляйте дома, если он хочет ехать с вами. Если кому-то не нравиться, что вы берете юнца на серьезные охоты в серьезные коллективы, посылайте нафиг таких охотников и такие коллективы. А я что-то во взаимоотношениях с сыновьями, нет, не в семейных, а в охотничьих – проморгал, и теперь душа разрывается, глядя на вашего. Отдал бы многое, только что бы вот так, вместе с сыновьями…

Собеседник отца запнулся, вместе они выпили, и он отошел. Я в разговоре участия не принимал и даже не подал виду, что слышу.

Прочитал я выше написанное, и скажу, нет, не приукрасил я то откровение, наоборот, не смог я в написанных мною строках дотянуть до той трагической нотки, которая звучала в голосе пожилого охотника.

Прошли годы, разговор тот вспоминался мне не единожды, не единожды возвращался я к теме «отцы и сыновья на охоте», не единожды доводилось мне сталкиваться или слышать о подобной трагедии – отец заядлый и опытный охотник, а сын к охоте «никакой».

Не найдете вы нигде такой статистики, и я не собираюсь претендовать на истину в последней инстанции, но некоторыми наблюдениями поделюсь. У каждого четвертого нашего охотника (из тех, у кого есть взрослые наследники) сын или сыновья не разделяют увлечение отца, не являются охотниками вообще. Еще у одной четверти охотников – сыновья изредка ездят на охоту, больше из уважения к отцу и просто желания с ним повидаться в непринужденной обстановке. Даже у самых заядлых и опытных, самых «безбашенных» охотников сыновья не всегда становятся охотниками. Как по мне, так это – трагедия для отца-охотника сравни отсутствию наследника. И вроде вовремя начал брать подростка на охоту, и внимание уделял, и ружье доверял пострелять, и нравилось сынишке, и надежды подавал, а стукнуло ему 20 лет, пора уже всерьез с отцом на охоту, а он никакой тяги к тому не имеет. Уверен, не один отец, переживший и переживающий подобную трагедию, задавался вопросами и искал причины.

По вопросам воспитания детей написана гора книг. По проблеме воспитания начинающего охотника, а точнее пробуждения в подростке охотничьих инстинктов, привития любви к охоте в сочетании с любовью к природе и диким животным, не сомневаюсь, можно написать ни одно педагогическое наставление. Я же, без всякой претензии на истину и единое верное педагогическое пособие, поделюсь своими воспоминаниями, наблюдениями, некоторыми выводами, в том числе о том, как из меня, события и люди, а прежде всего – мой отец, лепили настоящего охотника.

С чего и с какого возраста начинать? Помните, охота – это целое мировоззрение, это философия отношения человека к природе и диким животным. Философия особенная, для большинства людей непонятная, зачастую осуждаемая, почти не пропагандируемая в современном обществе, особенно в городе. Сколько бы не было лет подростку, 10 или 15, когда вы решили поставить его на охотничью тропу, над его мировоззрением уже массировано поработала окружающая среда: воспитательница в садике, училки в школе, одноклассницы и соседские девчонки, различного рода телепрограммы, пропагандирующие абстрактную любовь к бабочкам, лепесточкам и воробышкам. Он еще ни разу не был на охоте, не знает – что такое охота, а антиохотничьи бациллы (типа, все охотники кровожадные убийцы) в его мозг уже инфицированы. В этом плане, сельские ребятишки, воспитываются в среде более прагматичной по отношению к охоте. И это понятно, с малолетства сельская ребятня наблюдает как мама режет курей и уток, а отец – колит кабанов. И поверьте, крестьяне искренне любят своих курочек и хрюшек, искренне переживают, когда те болеют, да и животные отвечают им взаимной привязанностью. Но настает час, некая практическая целесообразность крестьянского уклада жизни, без ахов и вздохов, домашние животные идут под нож.

Кстати, я с детства запомнил, что день, когда колют кабана, является неким маленьким крестьянским торжеством, предлогом, чтобы собрать соседей и родственников на свежину. Так что, можно любить животное, растить его и заботиться о нем, но в некий час «ч», по той или иной необходимости, или целесообразности, лишить его жизни. Но, подобная крестьянская философия, если хотите – мировоззрение, подобное отношение к домашним животным не заложено от рождения в каждом человеке, это прививается в процессе воспитания и роста сельской детворы, большей частью – само собой, а иногда – целенаправленно. И такое бывает.

Мне повезло, как и большей части городских подростков 60-70 годов, у кого дедушки с бабушками жили в деревне. Летние каникулы я проводил, как и полагается – в селе. Только по прошествии лет, я понял, зачем мой дед (опытный охотник, с официальным стажем – 69 лет) брал меня с собою, когда его приглашали зарезать какое-либо домашнее животное. «Колий» (так называют подобных профи в нашей местности) дед был достаточно опытный, умел быстро и ловко заколоть кабана или оглушить быка, освежевать и разделать мясо, и потому, 2-3 раза в месяц мне доводилось быть в подсобниках на подобных процедурах. Теперь я понимаю, не в мясники готовил меня дед, он прививал мне особую, нашу, охотничью философию – можно и любить животное, и беречь его, и помогать ему пережить тяжелые времена, и пожалеть в негоду, но и полевать на него. Многие охотники, прежде всего сельские, я уже не говорю о егерях, себе в убыток и нагрузку, бескорыстно, по собственной воле ведут подкормку дичи, абсолютно без всякого расчета на то, что они же ее и постреляют. У нашей охотничьей философии противников предостаточно, начиная от искоса смотрящих бабушек на лавочке у подъезда, готовых тебя задушить, когда возвращаешься с охоты и несешь за плечами зайчишку, до самоуверенных журналисточек и диванных телеэкологов, которые кроме себя, ничего и ни кого не слышат. Не раз мне доводилось давать интервью, и каждый раз слышу от журналиста: «Так красиво и увлеченно рассказываете об охоте, все доходчиво и понятно, одного понять не могу – как вы их убиваете, они ведь такие милые, вам их что – не жалко?». Да, нас охотников им не понять.

Я более чем уверен, прививать подростку любовь к охоте, следует начинать с отношения к битой дичи – с восхищением, азартом, уважением, маленькой охотничьей завистью и, конечно, бережным отношением, как к продукту питания человека, но ни как к куску мяса определенного веса. Чего греха таить, немало сегодняшних охотников оценивают трофейные качества птиц по их весу, мол, крыжак – да, это объект охоты, а по курочкам та бекасикам мы не стреляем, чего на них патроны зря жечь.

Так, когда начинать? Как можно раньше, но не переусердствуйте, не тычьте ребенку в лицо окровавленной головой зайца, не подкладывайте ему под подушку бекасов с поломанными крыльями и торчащими из под перьев костями. И вообще – не навязывайте ребенку битую дичь, тем более окровавленную, в качестве игрушки. Пусть он для начала понаблюдает, как вы обращаетесь с дичью, как щипаете птицу, разделываете зайца, готовите из них еду, пусть он ее заинтересуется и сам потянется. И не ленитесь, как можно больше рассказывайте о дичи, о методах охоты, обо всем, что спрашивает мальчишка, даже если его вопросы, для вас примитивны или даже глупы.

Своих первых зайцев я разделывал задолго до того, как добыл первого зайца сам. А к 18 годам мне уже доверяли в разделку лисиц и куниц, в те годы это не шуточное доверие, потому как подрезать, испортить ценную шкурку при отсутствии опыта можно запросто. Но я ни в коем случае не убеждаю вас, что начальная подготовка охотника только и состоит в том, чтобы подготовить подростка в шкуродеры и мясники. Конечно, нет, но правильно относится к битой дичи и обращаться с нею, пусть и на примитивном уровне, мальчишка должен уметь.

Отношение к охотничьему оружию и снаряжению. Возможно, я ошибаюсь, но нынешние мальчишки утратили то восторженное, трепетное отношение к отцовскому оружию, которое испытывали мы в детстве. Как поздно не возвращался отец с охоты, сам ли, или с компанией, я старался не пропустить это действо и подглядеть, а если позволят, то и подержать в руках Ружье. Я запросто помогал отцу заряжать патроны, слушал его разъяснения и наставления по зарядке. А вот чистить отцовские ружья я не любил. Однако мой сын был приучен к уходу за оружием задолго до того, как сам начал охотиться. Прием прост – по окончании охоты, когда была возможность взять с собою сынишку, я разрешал ему пару раз выстрелить, с условием, что он после этого чистит ружье. Какой подросток откажется, тем более в компании со взрослыми показать свою меткость. Так и приучил.

Так с какого возраста доверять подростку охотничье оружие? А с какой целью? Не спешите, до того как доверить пацану ружье на охоте, ему следует не раз поучаствовать в охотах без ружья, но чтобы он при этом был не обузой, а участником охоты, знал свою роль и понимал значимость. Многие охотники допускают ошибку и берут мальцов на охоты по перу. Папа охотиться, а сыну оружие доверять еще рановато, а потому он просто сидит рядом, плотно замаскировавшись в камышах (чтобы не мешать и не отпугивать птицу) и кормит комаров. Папа получает удовольствие, а сынишка ждет, чтобы все скорее закончилось, потому что комары глаза выедают. Пару таких воспитательных поездок, и вы потом сына трактором на охоту не затяните.

Если уж взяли подростка на утиную охоту, и не можете доверить ему ружье, лучше оставьте его у лагеря, у костра, доверьте какое-то дело: установить палатку и расстелить спальники, собрать дрова, разжечь и поддерживать костер, прибрать мусор и помыть посуду, а после похвалите и подчеркните значимость проделанной им работы. Мальчишку постарше можно и в лодку с собой взять, доверить весла – тоже участие в охоте. Рецепт один, у подростка должно остаться чувство полезности и своей роли в прошедшей охоте. Но лучше начинать с простых, не ответственных охот, к примеру, по зайчику в небольшом, хорошо знакомом коллективе в 5-6 человек.

Роль загонщика на охоте, для мальчишки куда более привлекательна и почетна, нежели посудомойки или сторожа у палатки. А главное, подросток видит процесс охоты, зачастую первым замечает дичь, предупреждает стрелков. Я своего начал брать на подобные охоты в десять лет (но это не рекомендация для всех), в 15 уже на коллективные по копытному зверю. К 18-ти годам сын, в качестве ведущего, уже хорошо управлял загонами из 8-10 загонщиков. Как то в Николаевской области, уставшие собаки отказались прогнать небольшой, но очень крепкий участок, а егерь настаивал, был уверен в присутствии фазанов. Сын пошел, продрался, прополз, пусть и не полноценно, но прогнал и поднял на крыло двух петухов. Охотник, сбивший петуха, настолько был восхищен работой загонщика (а сыну было тогда 14 лет), что сразу, при всех признал этот трофей заслугой сына и подарил ему фазана. Гордости моей не было предела…

И все же, лучшая и самая серьезная подготовка начинающего охотника – это загонные коллективные охоты по копытному зверю.

…Нет сомнения, лучшая подготовка начинающего охотника, в силу многих факторов это участие в коллективных облавных охотах, еще серьезнее – по копытному зверю, без оружия, в качестве загонщика. И речь идет не только о более быстром усваивании любых наук в компании с несколькими учителями, но и этическом воспитании будущего охотника.

Чувство общей удачи, когда добыл зверя один, а радуются – все, чувство коллективизма и «локтя товарища» – наиважнейшие для любого охотника и человека вообще, они прививаются в коллективе. В узком кругу общения, в особенности, когда папа – браконьер и показывает дурной пример, подросток не всегда может понять, что хорошо, а что не приемлемо, а коллектив этому учит быстро. Чтобы ваш наследник не рос эгоистом и браконьером – добыл зайца и быстренько спрятал в рюкзак, пошел ночью, втихаря застрелил поросенка, притащил домой, нажарил себе печенки и сам собой доволен, его следует приучать к общественным ценностям.

Но и проблем на подобных охотах с участием подростков возникает не меньше, чем положительных моментов. Прежде всего, помните: право на охоту, согласно действующего Закона «Об охотничьем хозяйстве и охоте», имеют граждане Украины, достигшие 18-летнего возраста. Можно или нет, приравнивать к охоте участие в загоне – действующее законодательство четкого ответа не дает. Но, требование: вносить фамилии всех стрелков и загонщиков (в том числе и безоружных) в журнал по технике безопасности никто не отменял. И это совершенно правильно. Если ваш несовершеннолетний сын, присутствующий на берегу, или даже в лодке, на охоте по водоплавающей дичи может рассматриваться как наблюдатель, то, в качестве загонщика на охоте по кабану, он явно тянет на участника охоты, от которого в определенной степени зависит результат. Но, не будем углубляться в тонкости законов и инструкций, они не на стороне отцов, зачастую препоной для участия вашего чада в облавной охоте являются егеря, а большей частью охотничий коллектив. И вопрос этот далеко не простой, к большому сожалению, конфликт интересов в этой ситуации практически всегда присутствует. Понятное дело, что ваш спаянный и притертый коллектив выезжает на охоту отдохнуть от забот, от жен и детей (иногда на «полную катушку»), пообщаться с себе подобными и равными, зачастую не соблюдая литературного языка, побалагурить, потрепать анекдоты, а не как не наблюдать за воспитательным процессом вашего отпрыска. И в этом есть своя правда.

Следует соблюдать такт и уважение по отношению к вашим товарищам, вопрос поездки вашего сына на серьезную охоту, в особенности если ему нет еще и 16-ти, следует согласовывать как минимум со «старшим» вашего коллектива. Мне не единожды приходилось учувствовать на охотах, когда достаточно солидный охотник брал на охоту по копытным сынишку без всякого согласования. Более того 17-летний пацан шел с отцом на номер без разрешения егеря, при этом, на тактичное замечание егеря отец уверял, что сын просто постоит возле него сзади, понаблюдает. А когда цепь номеров расходилась, отец передавал сыну карабин! Охотники замечали, между собой перешептывались, некоторые даже делали замечания. В ответ – никакой реакции, охотничья подготовка сына – важнее мнения товарищей…

Дело не в том, что поведя себя неосторожно, подшумев зверя или заблудившись в загоне, подросток может сорвать или притормозить охоту всему коллективу, что тоже неприятно. По прошествии времени это будет понято товарищами и прощено. Мы, бывалые охотники, сравнительно легко переживаем насмешки и подколки, наверное, потому, что безгрешных и не ошибающихся в нашей среде нет, а «мазил» – так пруд пруди. А мальчишка, сорвав охоту и выслушав в свой адрес нелесные слова или даже просто взгляды, получит такую моральную травму, после которой вы не скоро его затащите в коллектив. Как сейчас помню, как я 14-ти летним подростком расстроился, заблудившись в одном из первых моих загонов, да еще и на облавной охоте на лося, как было стыдно за себя, а еще больше за отца, который гарантировал коллективу мой «профессионализм» и меня допустили в загон.

Второй на моей памяти курьезный случай произошел уже с другим мальчишкой, когда я был уже охотником. На облавной охоте по копытным, подростку лет 16, разрешили идти в загон. Один из охотников, как я то понимаю, в качестве воспитательно-поощрительного момента, вручил пацану великолепный охотничий нож, мол, как можно идти на зверя совсем безоружным, а с палкой как то не солидно. В 80-е годы достать хороший охотничий нож было непросто. В охотничьих магазинах присутствовало всего 2 заводских образца, оба назвать ножами трудно. Хорошие ножи были или привозные или самодельные, изготавливать холодное оружие в совковые времена люди боялись. А потому, хорошими охотничьими ножами больше хвастались и резали колбасу, нежели разделывали зверя. С восхищением взял мальчишка нож в кожаном чехле, почти сразу расчехлил и, любуясь им, ушел с загонщиками. Загон закончился без выстрелов, надо переезжать на следующий загон, а пацана нет. Один из загонщиков, шедший рядом, припомнил, что мальчишка, перед самым окончанием загона как-то закрутился на месте, а потом, как бы и назад пошел без голоса. Блуждания загонщиков событие не редкое на облавных охотах. Быстро организовались, машины пошли на перехват по дорогам, три человека с егерем зашли в прогнанный квартал. За 200 метров находят. Сидит мальчишка на пеньке и всхлипывает – чехол от ножа потерял. Где? Вот где-то в этом кустарнике. Ремня на штанах не было, вот и затолкал чехол за пазуху, чехол из-под полы и выпал. Выходить из загона боится, как смотреть в глаза охотнику, доверившему такую вещь?.. Сколько тот вместе с отцом не уговаривали мальчишку успокоится, мол, ерунда, в конце концов это даже не нож, а чехол, пошьем другой, так пацан до конца дня и не пришел в себя, с машины больше не выходил, даже посмотреть на добытого в конце дня кабана. Утверждать не стану, но кажется, более мне не доводилось видеть его на охотах, хотя с его отцом мы несколько раз охотились. Вот так, радость от участия в охоте и доверия оружия, для мальчишки закончилась позором (как ему то показалось) и разочарованием. Могли взрослые предвидеть такую, или подобные ситуации? Могли и должны были.

Отдельно следует отметить отношение егерей к подросткам на охоте, тем более на коллективной – за редким исключением, от негативного, до полного запрета. Егерей понять можно, случись что, кто бы ни был виноват, их вина всегда будет присутствовать – допустили неопытного мальчишку к ответственному и опасному мероприятию. И не только поэтому. Как высказался мне один егерь, когда был удовлетворен моим сыном-загонщиком, уже после облавной охоты на лисиц: ваш – боец, а в основном, понабирают детворы, и маются с ними. В первый загон, ничего не подозревающий пацан, еще так сяк заходит, потом, полазив по колючкам, начинает ныть, и оставшийся день ходит за отцом, а то и сидит возле него на номере, мешает охоте и канючит, когда эта охота уже закончится. Вот и не приветствуют егеря мальчишек в коллективах, охотники все замечают, отец психует, воспитательный эффект от подобной охоты обратный.

Хотя известны исключения. У одного из егерей Вышедубечанского хозяйства дочка начала ходить в загон с 12 лет, сыновей у него нет, а помощник, знающий лес, нужен был, вот она к 15 годам уже водила загоны. Один охотничий коллектив даже специально заказывал ее участие на охоте, как это не удивительно, но она приносила им удачу. Вот только, тяги к стрельбе девчонка не имела, а потому, полноценным охотником так и не стала.

Ну а об интересах самого коллектива и говорить не приходится, большей частью отношение к подросткам на коллективной охоте отрицательное. Так что же предпринять, чтобы вашему сыну были рады ваши товарищи, терпимо относились егеря, а вы спокойно охотились, не переживая, что мальчишка не заблудится или чего-нибудь начудит? Поработать с сыном. Разъяснить смысл и тонкости загонной охоты, кто и какие задачи на ней выполняет, движение цепи, подача голосов, техника безопасности, непредвиденные ситуации в загоне, и прочее. Не стесняйтесь просить егеря перед каждым конкретным загоном объяснять его специфику, кстати, это не помешает всем участникам загона. И, если есть такая возможность, первый сезон походите в загон вместе с сыном, на худой конец – пусть он для начала ходит возле ведущего, который постоянно контролировал бы его голос. В этом месте позволю себе несколько советов.

Загоны проводятся как правило в крепях, влажных или суходольных заросших кустарником болотах, завалах, заросших оврагах, густых ельниках и тому подобное. Одежда и обувь у загонщиков должны быть соответствующими. А мальчишки зачастую приезжают на охоту в чем не попадя. Логика отцов понятна, сын растет и нога у него растет, куда ему покупать дорогую охотничью одежду и сапоги, если на следующий год они ему уже будут малы. И посылают в загон детвору в непригодной обуви и неподходящей одежде. Кроме того, на фоне одетых в камуфляж охотников, пацан в городской одежде смотрится как «попугай с Африки». Мы, взрослые, на это не обращаем внимания, а подросткам обидно.

Во времена нашей молодости специальной охотничьей амуниции не было, охотники в армейской форме выглядели достойно, а потому я не сильно комплексовал в обычной гражданской одежде. Но то было раньше, нынешние подростки обращают особое внимание на то, в чем они одеты, как они выглядят и смотрятся в коллективе. Первый фирменный камуфлированный костюм я купил на охотничьей выставке в для сынишки, когда ему было 13 и, не смотря на приличную цену, не пожалел о том. Одна только примерка его, кроме самой выставки, продолжалась еще неделю дома, перед мамой, перед бабушкой, перед одноклассниками, и даже в одиночестве перед зеркалом. Ну а когда сын выехал в нем на первую коллективную охоту, мне даже показалось, что он повзрослел.

Если вы хотите, что бы ваш сынишка чувствовал себя на природе и в коллективе охотников комфортно и на равных, так и экипируйте его соответственно, а не в что попало, что не жалко запачкать и порвать. Но вернемся к проведению загонов. Да, первые облавные охоты вам следует провести в загоне, если вы хотите, что бы ваш сын чему-то научился. Неопытного подростка нельзя ставить крайним в цепи загонщиков, только между двумя опытными ведущими с хорошо различимыми голосами. Во время движения в загоне постоянно окликать его по имени, не стесняться громко корректировать его направление, не дай Бог вы не услышали на оклик его ответа, тормознуть цепь и повторить громче. Если пацан научится держать цепь и дистанцию – полдела сделано, тонкостям поведения в загоне можно обучать словесно. Главное, не стесняйтесь вести обучение при охотниках, к тому же у нас половина охотников со стажем сами не умеют вести себя в загоне, им такая учеба не повредит. 3-5 облавных охот, а это 15-20 загонов, и ваш мальчишка станет опытным загонщиком, ценимым и приемлемым в любом самом опытном коллективе, как хорошая охотничья собака. К тому же, сколько бы ни присутствовало собак, а опытные загонщики на серьезных охотах все равно необходимы. И ваша выгода настанет. Ведь большинство охотников в загон ходить не любят, в особенности если стрельба в загоне запрещена. Как правило, на облавах охотники меняются, первый загон - одни на номера, другие в загон, следующий загон наоборот, при этом все хотят на номер. А вы приезжаете со своим постоянным и опытным загонщиком, а потому целый день можете с чистой совестью перед товарищами стоять на номере… Проведенные охоты в загоне с сыном возвращаются сторицей. И ваш сынишка, из мелкой обузы превратился в полноценного и всеми признаваемого участника охоты, даже без ружья. А если он еще и добытого зверя научится разделывать, то в любом охотничьем коллективе место ему будет забронировано, наравне с вами.

Совет тем, кому доведется быть распорядителями охот, на которых будут присутствовать и работать начинающие, но уже опытные мальчишки. Если вы видите, что пацан хорошо отработал день в загоне, обязательно поощрите его, лучше выделите пайку мяса на равне с другими, даже если он не сдавал денег в общий котел. С вас не убудет, а мальчишка, от такого внимания, в своих глазах на целую голову вырастит, и еще больше будет уважать и работу в загоне, и вас, и охоту.

Так что, уважаемые коллеги отцы, что у вас на первом плане: коллектив и отдых или воспитательный процесс вашего отпрыска, решать вам. Но, в любом случае, перед тем как ваш наследник в положенный срок на облавной охоте станет с ружьем на номер, он должен понять суть и дух облавной охоты, а потому, ему несколько сезонов не помешает отходить в загон.

...С какого возраста можно доверять мальчишке ружье?.. А с какой целью? Ведь одно дело – проверит парень свою меткость или силу выстрела из охотничьего ружья, пару раз выстрелит по мишени или по вороне. Другое дело – станет юноша в подсолнухах на твердой земле, рядом с отцом, и постреляет в небо по пролетающим горлицам? Еще серьезнее - пройдется по полю в цепи охотников и пальнет по своему первому зайцу? И совсем иное дело - вручить неопытному подростку ружье, пару патронов картечи и пуль, и вместе со взрослыми охотниками поставить его на номер, в непролазных крепях, с петляющей стрелковой линией не шире 3 метров, где по юркнувшему через просеку кабану даже опытный охотник второй раз выстрелить не успевает. Нет, все это разные ситуации, и допускать их надобно в разном возрасте.

Начну с азов. «Пап, дай выстрелить…», - как тут устоять, если сын сам потянулся к ружью? Если откажете, почти стопроцентная гарантия, что он свои первые выстрелы сделает без вас, в компании сверстников, втихаря стащив ружье и патроны у вас или у нерадивого соседа, который хранит охотничье ружье на даче под диваном. И если вы думаете, что полностью владеете ситуацией, что у вас все под контролем, все надежно закрыто, что сын не имеет доступа к вашему оружию и патронам, так вспомните свое детство. Ваши отцы точно так же наивно предполагали, а вы таскали патроны и порох для всяких «экспериментов». Так что, если потянулся ваш наследник к оружию и охоте, уж лучше этот процесс взять под контроль. Однако в этой ситуации не все так просто, в доказательство тому два случая.

Первый, сыну моему не было тогда и десяти лет, росточка небольшого, руки коротковаты, да и массы недостаточно, а потому стрелял он из моих ружей запуская приклад под мышку, а я в качестве дополнительного амортизатора, упирался ладонью в приклад. После окончания одной из заячьих охот, сын, как обычно, попросил завершающий выстрел по мишени. Как всегда зарядил одним патроном ружье и занес сыну под руку. В этот момент, кто-то из охотников меня отвлек, я положил руку не на затыльник приклада, а на плечо сына, который как раз и нажал на спуск. Результат – ссадины на пальцах и подбитый глаз, а мне бурные объяснения с тещей: где подбили внуку глаз?

Случай второй. После одной из охот, где мне довелось присутствовать, мальчишка, лет пятнадцати, попросил своего отца дать ему выстрелить. Ну что же, дело, как мы выяснили, обычное. Однако пацан был мелковатым и отец, чтобы он не упал после выстрела от отдачи, прислонил его спиной к дереву… Плечо мальчишки оказалось между молотом и наковальней – между прикладом и деревом. После выстрела он только екнул, не желая подводить отца и казаться слабаком, ничего не сказал, только глаза налились слезами. Только после мы узнали, что у него серьезная травма.

В этом месте будет уместен совет из личного опыта. Даете подростку выстрелить из ружья, кроме соблюдения всех предосторожностей и подстраховки, помните: заряжайте только один патрон, и ни в коем случае не усиленный заряд (полумагнум или магнум). Подросток от неопытности может положить пальцы на оба спуска, и выстрел будет сдвоенным с соответствующей отдачей. Также неуместно для подобной стрельбы давать подросткам пули или картечь.

Ну, а с какого же возраста, доверять подростку ружье непосредственно для охоты? Действующее законодательство разрешает молодому человеку владеть и пользоваться охотничьим гладкоствольным оружием с 21 года, а охотиться с 18. Конечно, многие отцы втихаря доверяют ружья своим отпрыскам уже в 16 лет, и даже раньше, если те проявляют тягу к охоте. Насколько это правильно – однозначно ответить не могу. Но, на всякий случай, помните – это нарушение, за которое вы можете быть сурово наказаны, вплоть до лишения права владения оружием.

Каких только охотничьих баек не приходилось слышать по этому поводу. Один - в 10 лет уже своего первого лося добыл, другой в 12 на медведя ходил, третий чуть ли не в восемь лет семью от голодной смерти спас, добывая уток. О правдивости подобных рассказов рыбаков и охотников, даже далекие от этих увлечений люди, знают предостаточно.

Вопрос доверия подростку охотничьего ружья, для полноценного участия в охоте, тем более в коллективной, зависит от многих факторов. Конечно - возраст подростка, его физические данные, знание азов поведения с оружием, начальный охотничий опыт и знание техники безопасности, калибр доверяемого ружья, вид охоты, отношения к этому вопросу коллектива и егеря, а для вас – степень риска быть наказанным за передачу оружия. Те отцы-охотники, кто хотел поскорее доверить сыну ружье как можно раньше, не раз стояли перед этой дилеммой. Кому-то это предстоит в будущем, а потому, считаю нужным поделиться своим опытом, но только поделиться, а ни как не давать советы и тем более наставления. Это личное решение каждого отца.

Я впервые попал на охоту с отцом в 10 летнем возрасте, для начала – сторожил машину, пока отец охотился на уток, но и такая участь меня устраивала. С каждым годом выезжал все чаще, задачи и роль отводились мне все сложнее. А ружье мне было доверено, и первую свою дичь - камышницу (водяную курочку) я добыл в 18 лет, кстати и на первые свои коллективные охоты по копытному зверю я начал ездить с ружьем также с 18. Это была принципиальная позиция отца. В первый же свой сезон мне повезло добыть свою первую лису, первую косулю, первый десяток зайцев и почти полсотни различной пернатой дичи. Отец много уделил времени мне именно в первый сезон. Мой сын свою первую птицу добыл в 17, но на коллективных охотах по крупному зверю я оружие сыну пока не доверяю и сейчас.

Мой отец начал охотиться с 14 лет – в 1946 году, о чем есть запись в его охотничьем билете, но тогда и времена были иные. Пацаны взрослели, становились помощниками в семье и брали на себя ответственность намного раньше нынешнего поколения. К тому же, в определенном смысле, и моему отцу повезло – было у кого учиться и от кого получить первое охотничье ружье в те нелегкие годы. Официальный охотничий стаж моего деда зафиксирован с 1922 года (и его билет сохранился). Для сибиряков начинать охотиться с 14 лет – не является редкостью и сегодня.

Фактор второй – физические данные мальчишки. Держу в руках фотографию юношеской сборной по гандболу, с которой тренировался и выступал мой сын, ребятам по 16, а почти все выше 185 см, и крепость в руках присутствует. По физической подготовке, такие дадут фору многим взрослым и любые приклады охотничьих ружей им не покажутся большими. С рослыми и тренированными юношами проблемы физподготовки нет. А как быть с теми, у кого по возрасту, пока еще, рост 150, вес пятьдесят кг и пальцы до спусков не дотягиваются? Некоторые нетерпеливые отцы под своих несозревших для стрельбы юнцов начинают приклады укорачивать, заряды в патронах уменьшать, а то и ружья самых малых калибров покупать.

Против отцовской любви приводить аргументы сложно, но один приведу: уважаемые отцы, с самого начала охотничьей биографии ваших наследников, не приучайте их к манерам стрельбы и оружию, которыми они впоследствии не будут пользоваться. Переучиваться всегда сложно. К слову, не единожды доводилось читать в охотничьей литературе такую мысль, что обучать начинающих охотников следует с одностволки, мол, один заряд заставляет стрелка целиться тщательнее, отпускать на правильную дистанцию, одностволка дисциплинирует, заставляет правильно выбирать патрон. Научишься стрелять из одностволки, из всех других ружей будешь стрелять запросто. Я проверил на себе подобную теорию, начинал с ИЖ-17 и охотился с этой моделью 4 года, вечно держал в зубах или в руке (под цевьем) запасной патрон, а то и два, научился стрелять из ИЖ-17, и не более того. Но сколько зверя и птицы не добыл и подранков упустил. Много слышал рассказов, и сам видел таких охотников, кто из ижевской одностволки, лихо перезаряжаясь, делал три выстрела со скоростью, как из полуавтомата. Ну что ж, и на привокзальных площадях мне доводилось встречать ребят, кто так манипулирует шариком и наперстками, что глаз нормального человека не успевает среагировать за движением пальцев. Так чему вы хотите научить своего сына, жонглированию патронами, или стрельбе? Я, ни в коем случае, не собираюсь обидеть тех, кто научился, привык и годами охотиться с одностволками. У вас получается – на здоровье. Но ни в коем разе не следует рекомендовать однозарядные ружья всем подряд начинающим охотникам, именно для обучения стрельбе.

С такой же уверенностью я не посоветую для начинающих охотников многозарядные (магазинные) автоматические и полуавтоматические ружья или спортивные двустволки с одним спусковым крючком. Сколько раз давал себе слово: никаких советов начинающим охотникам по оружию не давать, и все-таки полез. Покупка или даже обмен ружья сегодня благодаря бюрократической машине стала хлопотным делом. При этом, два из трех наших охотника, в той или иной степени, недовольны своим первым ружьем и хотели бы его поменять. Впрочем, приобретение охотничьего ружья – вопрос не первый, еще дорасти до 21-го года надо, а до того еще о-го-го сколько пройти следует, если, конечно, есть желание. А потому, от начинающих, вернемся к подрастающим охотникам, к воспитанию у них правильного отношения к охотничьих правилам, и охотничьим документам.

Если мы сегодня говорим о повальной безграмотности охотников со стажем, то откуда у подростка знания тех же охотничьих законов и инструкций. И в этом месте, уважаемые отцы, позволю себе наставление: не позорьтесь перед тем, как наставлять сына, перечитайте сами, хотя бы азы охотничьей законодательной базы. Отец должен быть непререкаемым авторитетом, стыдно будет, если вы будете говорить одно, а егерь или ваши товарищи – другое. Потом ваш сын, в простых вещах вам верить не будет. Не стесняйтесь и не спешите на вопрос сына давать неуверенный и неправильный ответ, откройте книгу, справочник, инструкцию или журнал. Знаний об охоте и диких животных так много, что даже наши охотоведы владеют ими не более, чем наполовину. Приучайте подростка к охотничьей литературе, выписывайте охотничий журнал или газету, раз в месяц в ваш дом, даже в межсезонье, будет проникать с охотничьей периодикой охотничий дух и охотничий азарт.

Святая святых охотничьей культуры и дисциплины – охотничьи документы. Показывайте на личном примере, вопреки пренебрежительному отношению других охотников, у вас все документы и все записи в них должны присутствовать. И этому приучайте своего мальчишку с первого дня.

Не могу удержаться от примера. Перед самым началом охоты на открытии по пушному зверю большая сборная компания более чем из 30 участников ожидают пока егерь оформит все документы. Кто-то уже знаком, ранее вместе охотились, кто-то знакомится. Присутствуют и трое подростков, старшему – почти восемнадцать, достаточно рослый парень, среднему – не скажу, но младше, моему – пятнадцать, но, по виду дают меньше. Отцы – знакомы, знакомятся и мальчишки. Открытие, возможна проверка, егерь просит записаться всех в дневнике по ТБ, в том числе и загонщиков. Старший парнишка разворачивается и направляется к домику егеря, записаться, и мой сын просит его: чтобы не толпиться у егеря, возьми пожалуйста мой охотничий билет и меня запиши. Старший парнишка оборачивается, и, глядя на своего отца, стоящего в нашей компании, с нескрываемым удивлением, громко, чеканя слова, спрашивает у моего сына:

-А что у тебя охотничий билет есть?

- Да, уже 2 года, пока что только уооровский.

- Папа, а ты мне что говорил, почему я без документов?..

Тут вмешался отец старшего подростка, мол, сынок, такого быть не может, то все фуфло, на современном оборудовании все что хочешь напечатать можно. Подвергли билет моего сына всеобщей экспертизе и все равно не поверили. Пришлось искать номер газеты «ОиР», в которой как раз был репортаж о соревнованиях охотников и рыболовов, на которых в торжественной обстановке и был принят мой сын в члены УООР. Нужно отметить, что настроение у отца старшего мальчишки появилось только после обеда, когда добыли несколько зайцев и за разговорами утренняя сценка забылась.

Следует отметить, что и мне, в качестве работника охотничьего хозяйства, не раз доводилось сталкиваться со случаями передачи оружия юношам, не имеющим разрешения на оружие. Как поступал я в таких ситуациях? По-разному, но никогда не составлял протокол по факту передачи оружия. Но об одном поучительном случае, хочу рассказать.

2001 год, проводим рейд в Ужском охотхозяйстве общества «Динамо». Выезжаем из лесу на открытые, заброшенные поля между лесом и деревней и наблюдаем цепь охотников, человек 8. Заметив нашу машину, один охотник побежал, присел, что-то начал прятать, несколько охотников сошлись в группу. Ясно – наш клиент, то есть – нарушитель. Подъезжаем, охотники собрались для проверки документов, у одного охотника два ружья, а еще один участник юноша и безоружный. Начинаем разбираться, так и есть – отец с сыном. Отец нарушение понимает, но просит войти в положение, мол, все же сыну лучше с отцом на охоте по полям зайчишек погонять, чем с одногодками в подъезде пиво пить. Ну что же, понимаем, у самих сыновья подрастают, у некоторых егерей и на охоту уже ходят. Спрашиваем:

- А сколько вашему лет, выглядит он не мальчишкой?

- 20 уже, третий год ходит на охоту и уток добывал, и зайцев на своем счету имеет.

- А какие документы у него имеются?

- А никаких, оружие ведь с 21 разрешено.

Возражаем: Вот те раз, а почему удостоверение охотника не получил, его ведь с 18-ти лет выдают, почему не оформил клубный «Динамовский» билет, не уплатил членские взносы, почему в хозяйстве отстрелочную карточку не купил? Ружей – 2, охотитесь – вдвоем, почему отстрелка только одна? Что, отстрелочные карточки тоже с 21-го года выдают, где такое написано? Что деньги экономите?

В общем, хотя и по минимуму, не по сути нарушения, но отец был наказан штрафом. И это случай не исключительный.

Но, не смотря ни на что, хочу обратиться ко всем коллегам, работникам охотничьей отрасли и разного рода инспекторам. Несовершенство украинского законодательства не позволяет вовремя подрастающим украинским охотникам полноценно стать в наш строй, а мальчишки – наше будущее растут и тянутся к охоте, потому именно нам, непосредственно в угодьях, зачастую приходится решать дилемму: кто они – вынужденные нарушители закона или браконьеры. Одним, вполне законным, но далеко не справедливым протоколом, мы можем изменить ход становления будущего охотника и доставить огромные проблемы тем, кто выполняет благородную миссию - растит будущее охотничьего хозяйства Украины.

Надежного вам товарища, достойного наследника и верного спутника!

В. Нижник



Украинская Баннерная Сеть