Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Охота рыбалке - не помеха

Как быстро летит время! Кажется с того случая прошел год, а оказывается пролетело двадцать лет.

...С моим другом Анатолием мы не знали куда поехать не открытие охоты на пернатую дичь. Наши мнения разделялись: он хотел на Киевское водохранилище, а я предлагал не ехать так далеко, а поискать уток где-то в окрестностях родной Белой Церкви. Хотя, по большому счету, я не прочь был поехать в место предлагаемое товарищем, так как прекрасно знал те угодья. С 1972 по 1979 год я там активно и регулярно охотился, практически не пропуская ни одного охотничьего дня. Чудесная охота там была: богатая, красивая, запоминающаяся.

До открытия охоты оставалось немногим более двух недель. Так что время у нас было определиться куда ехать. В первый же выходной после нашего разговора я вырвался на рыбалку и одновременно разведку в окрестности Великополовецка, Сквирского района, где находился учебный центр воинской части. Там, на территории учебного центра, был каскад прудов, которые использовались для обучения танкистов и мотострелков, а также саперов. В этих прудах водилась масса рыбы. Они в определенной степени охранялись. Водились там карась, карп, плотва, ерш, щука, окунь. Четвертый, самый верхний, самый маленький, сильно заросший и отчасти заболоченный пруд считался безрыбным. Я никогда не видел, чтобы кто-то там ловил рыбу, даже мест вытоптанных на берегу не было. Именно он привлекал меня возможным обитанием утки.

Удачно отловив днем рыбу в среднем, "Генеральском" пруду, к вечеру я сидел на бугре и, почти с высоты птичьего полета, наблюдал за окрестностями. Солнце начало садиться. В заходящих его лучах стайка крыжней протянула над прудами и ушла по излучине в сторону горизонта. За ней появилась другая, третья, кучка чирков горохом сыпанула на верхний заросший пруд.

И вдруг, с правой стороны, со стороны верхнего пруда слышится страшной силы шлепок по воде. Такой звук издает крупная рыба, выбросившись из воды. Поворачиваю в том направлении голову и успеваю заметить на небольшой зеркальной поверхности акватории солидную волну, идущую по кругу от эпицентра. Так и есть рыба, и какая! Аж сердце замерло. Не проходит и пяти минут, как картина на пруду повторяется: огромная рыба выныривает из воды и снова по воздуху эхом разносится громкий всплеск воды. Значит в этом пруду есть не только утка, но и рыба. Следовательно, необходимо уламывать Толика ехать сюда.

В конце концов мне удалось уговорить товарища поехать именно на пруды.

И вот, в преддверии долгожданного праздника, ближе к обеду мы отправились в путь. С собой взяли ружья, удочки, а товарищ прихватил с собой спиннинг, хотя, что с ним делать в болоте я недоумевал. На данном пр^дочке он никогда не бнл поэтому ни мыле^ шего представления о не^ не имел.

Приехали на место. Кругом никого, красота… До 18.00 время еще предостаточно. Ставим палатку и очищаем место рыбной ловли от водорослей. Пока поднятая нами муть в воде оседает решаем перекусить.

Заморив червяка забрасываю первую удочку. Пока разматываю вторую поплавок на воде пошел сначала в сторону, а затем на глубину. Подсекаю, на крючке карасик граммов на сто, не больше. Забрасываю повторно и полевка следует почти мгновенно. Между полевками успеваю забросить вторую удочку с мастыркой на крючке, но караси ее почему-то не интересуются. Скорее всего червяк для них привычнее, а мастерку они и не пробовали никогда в своем болоте. Оставляю ее лежать, все равно с одной еле-еле управляюсь.

Иногда попадается карась покрупнее. Но основной – стограммовый. Про удочку снаряженную мастыркой я совсем забыл, увлекшись ловлей карасиков средней величины. Внезапно, совсем неожиданно для меня та удочка, что лежала на камыше стремительно поползла в воду и одновременно с этим затрещала ее маленькая катушка. В первый момент я даже не понял что происходит. А катушка трещит и трещит. Да, после того как я очистил место для ловли от травы, еще в мутную, потревоженную моими действиями воду я забросил парочку пригоршней вареного пшена вместе с макухой и немного пшеницы. Тоже вареной. Так вот, видно прикормка так быстро приманила карасей, а вслед за ними пришла та рыба, что пыталась утащить мою удочку...

Скорее всего автоматически, чем сознательно, я подхватил удилище и намертво застопорил катушку. А зря! Тут я, вероятно, и допустил ошибку, так как леска, натянувшись и звеня, порвалась как паутинка. А была "Клинская" 0,3 мм. Дуурак! - ругаю сам себя. Погнался за мелочевкой, а хорошую рыбу упустил! Что делать!? Положение уже не исправить.

- Что там такое? - спрашивает товарищ.

- Не знаю, может быть короп, а может карасище...

- Поставь леску потолще, - советует товарищ, - и забрасывай.

Ставлю леску 0,5 мм. Тоже "Клинскую" - другой нет. Крючок побольше, шарик мастырки покрупнее и забрасываю в то же место.

Клев на карасевую удочку внезапно прекращается. Наши поплавки стоят не шевелятся. Обычно подобное случается, если в районе лова оказывается хищник или значительно более крупная рыба. Но мы с напарником не замечаем ни следов прибывания хищника, ни "жмурки" от карпа. В чем же дело? Не понятно. Решаю подкинуть немного прикормки. Беру кусочки хлеба оставшиеся от нашего обеда. Хлебушек успел подсохнуть, размачиваю его в воде и делаю кашицу, подбрасывая ее к месту ловли. Кусочек корочки не тонет, а плавает на поверхности. Легкий ветерок медленно отгоняет корочку от берега. Появляются мальки и начинают футболить корку со всех сторон. Атакуют интенсивно, стремительно, аж вода рябит. От нечего делать, я наблюдаю за этой картиной. Постепенно мальки отгоняют корку хлеба к противоположному берегу, где кусты сплошной стеной навесают над самой водой. Наблюдать за мальками уже надоедает и я перевожу взгляд на поплавки. Как раз в этот момент слышится характерный серебристый звон, который издает рыбья мелочь, спасаясь от хищника бегством. Поворачиваю голову в сторону шума и успеваю заметить как разбегается в ужасе малек, а на месте где секунду назад была корочка расходятся по воде круги. А корочки нет, пропала! Не верю своим глазам, ведь она была не маленькая. Карась такую точно не заглотит.

Я специально отламываю от хлеба кусок не меньше спичечного коробка и збрасываю в сторону кустов. История повторяется: снова мальки начинают щипать его со всех сторон, и только кусок подплывает к самим кустам, мальки в ужасе шарахаются в стороны и что-то весьма солидное засасывает корку хлеба, оставляя на поверхности воды круги. Ясно, что это рыба. Но какая? С подобным в своей рыбацкой практики я еще не сталкивался.

Посовещавшись, решаем ту удочку, которая у меня переоборудована на карпа с леской сечением 0,5 мм освободить от грузила и поплавка и испытать счастья у тех загадачных кустов. Тихонечко подхожу к кустам, предварительно нацепив на крючок хлебную корку. Необычная наживка ложится на воду как бабочка без всплеска и шума.

История повторяется как на пленке. Снова вездесущие мальки атакуют мою наживку. Не проходит и пяти минут, как в пяти метрах от меня мелочь в панике разбегается в стороны, а из глубины поднимается как перескоп подводной лодки, огромный глаз неизвестной мне рыбы, а затем появляется огромная голова. Открытая пасть втягивает в себя воду, создавая легкий водоворот, в котором исчезает моя корочка вместе с крючком и леской. Чудовищное, неповторимое зрелище!

Рыба, не подозревая подвоха идет в глубину, тянет за собой леску. Попускаю, даю возможность заглотить как можно глубже крючок и, наконец, когда рыбы уже не видно, подсекаю. Но не тут-то было: я не могу даже остановить рыбу, не говоря ужу о том, чтобы поднять ее или вывести на поверхность. Она прет как танк. Конечно, можно было дать ей погулять на леске, поводить ее, утомить... Однако, куда попускать!? Везде трава и корчи. Мысли роем крутятся в голове с сумасшедшей скоростью, но ничего путного решить я так и не могу. Пытаюсь остановить ее напор, но леска, как и следовало ожидать, не выдерживает и рвется. Играет кончик удилища, руки и ноги становятся ватными, хочется выть волком. Уставший и опустошенный сажусь на берег. Немного успокаиваюсь, но придумать ничего не могу. Толще лески у меня с собой нет. Я же не рассчитывал, что здесь будет такая песня. У товарища тоже нет лески, которая сейчас бы нам пригодилась. Решаем сплести леску вдвое или даже втрое.

Внезапно неподалеку послышался ружейный выстрел. Потом второй, третий. Смотрю на часы – 18.00. Господи, охота открылась! А мы в рыбацкой страсти совсем про нее забыли...

Расчехляю ружье, заряжаю. После нервного шока, полученного от коропа, нет никакой радости ходить за утками. Кладу ружье на землю и продолжаю ловить карася. Клев продолжается. Нет-нет да поглядываю в небо по сторонам, а вдруг налетит утка.

Как ни ждал, а стайка спланировала внезапно из-за деревьев. Схватил ружье и отдуплетившись навскидку, смотрю как два крыжня падают в воду. По утке у нас уже есть.

Когда совсем стемнело и не стало никакой надежды на лет уток, разожгли костер и сварили из карасей уху.

Проснулись мы рано и сразу за удочки. Карась снова клевал превосходно. Товарищ обратил внимание на то, что по водоему какой-то хищник гоняет малька. Надеясь, что это щука, он взял спиннинг и сделал несколько забросов. Колебалка плохо шла по траве, то и дело цеплялась за водоросли. Он решил попробовать ловить на лягушку.

На этот раз поклевка оказалась стремительной, а водоросли сыграли на руку рыбаку: щука буквально запуталась в них. Так он и вытащил ее из воды вместе с водорослями. Когда ее взвесили (уже дома), щука потянула на 7,5 кг.

В тот день мы рыбачили и охотились до 12 часов. В итоге наша добыча составила около 10 килограмм карася, одна щука и два крыжня, плюс масса впечатлений, которые, пожалуй, ничем не измерить.

Всю дорогу от нашего места охоты и рыбалки я думал как выловить того монстра, что затаился в корчах. Какую же подобрать снасть, что придуматъ!? Эта мысль не давала мне покоя. То, что я вскоре вернусь сюда, я знал, я твердо был в этом уверен. Только необходимо было поспешить, ведь аппетит рыбы может поменяться и она уже не будет брать на корку хлеба. А что тогда!?

Перебравши в тот же вечер, не откладывая на завтра, весь свой рыбацкий арсенал снастей, я нашел несколько метров немецкой миллиметровой лески и громадный кованый крючок «энного» номера. Миллиметровая леска, тем более импортная, конечно, хорошо, но есть одно но: она ведь жесткая и, следовательно, если рыба не дура (а она не дура), то заглатывать корочку с такой оснасткой она просто не будет, она насторожится... Следовательно необходим хороший поводок. В конце-концов, я остановился в своих поисках на капроновом шнуре не сильно большого, но и немалого сечения. Для придания ему большей крепости и эластичности тщательно натер его куском смолы, подогрев его перед этим.

Снасть для монстра выглядела следующим образом: крючище, 30 сантиметров шнура, милиметровая леска. Удилища подобрать я не смог. Просто ничего подходящего не было в наличии и в конце-концов я решил вырезать в лесу хорошую длинную палку.

Срочные дела моего товарища не дали вырваться ему со мной на поединок с рыбой. Меня же могла остановить разве что война.

Взяв себе в компанию равнодушного к рыбалке, но любителя природы соседа, я снова отправился на пруды. По дороге вырезал из березы настоящую дубину, которой можно было отбиваться не только от собак, но и от грабителей в случае необходимости.

И вот мы на месте. Наибольшее сердцебиение возникло, когда корка хлеба, пронизанная крупным крючком плавно, без шума легла за кустами на зеркальную гладь воды. В неописуемом напряжении я наблюдал за корочкой на воде. Опять все та же мелочь начала бомбить насадку со всех сторон… С нетерпением наблюдаю знакомую картину, надеясь на предыдущий сценарий.

Мое ожидание прервал уже знакомый "перископ", поднятый, как мне показалось, совсем неторопясь. В какой-то момент находясь на поверхности и оценивая обстановку он замер, а дальше все происходило как в замедленном кино: у монстра открылась пасть с толстыми мясистыми губами и потянула в себя воду.

Легкий водоворот затянул в себя корку, которая уже успела размокнуть в воде. Насадка ушла в утробу хлебожора вместе е крючком и капроновым шнуром. Теперь дело за мной и снастью. Я решил, что подсекать рыбу не было никакой необходимости, она сама своим огромным сильным телом подсечется, когда пойдет в глубину. Мне необходимо только остановить, удержать ее, что я и сделал. Вначале я придержал свое первобытное удилище, а когда ощутил мощный, неудержимый порыв рыбы, стал по возможности плавно гасить его, стараясь вывести рыбу на поверхность воды, чтобы она глотнула воздуха.

Почувствовав сопротивление и слегка остановившись, она рванула в сторону по направлению к кустам. Инстинктивно, сдерживая порыв, я повел «удилище» в противоположном направлении. Оно согнулось, но не поломалось. Миллиметровая немецкая леска также не подвела. Рыба, вероятно, не выдержав боли от крючка пошла в мою сторону. Пришлось зайти в воду, чтобы обвести ближайший куст и направить рыбу к пологому берегу. Маневр удался и рыба, поднявшись к поверхности воды, пошла в нужном мне направлении...

Душа моя ликовала. Я до конца не мог поверить в удачу. Когда я выволок на берег и взял в трясущиеся от перенапряжения руки Карпа (это был он), то понял, что крупнее рыбы к тому моменту я не ловил. Как выяснилось, этот экземпляр весил 8 килограмм 200 грамм. Это был дикий сазан, который, как известно, сильнее карпа.

Через каких-то 15 минут, немного успокоившись, я снова забросил свою первобытную снасть. Не прошло и нескольких минут, как последовала хватка. Следующий сазан был на пару кило меньше и я, набравшись смелости, перетянул его прямо через кусты.

За два с половиной часа я поймал пять сазанов, но первый был самый крупный.

Н. Тараненко



Украинская Баннерная Сеть