Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Незавидная судьба

Пожалуй, не найти охотничьего хозяйства (в особенности среди тех, кто всерьез занимается охраной своих угодий) которое не прошло через скандалы и разбирательства, связанные с отловом или отстрелом браконьерских охотничьих собак.

С другой стороны, в каждом охотничьем коллективе припомнят немало случаев, когда не возвращался с охоты или прогулки охотничий пес – надежный помощник всему коллективу, любимец домашних и игрушка для малых детей, почти что член семьи.

Сразу оговорюсь. Я очень люблю охотничьих собак, приветствую всякую охоту с их применением (где это допустимо), на разных этапах охотничьей биографии содержал собак и планирую в будущем. С другой стороны, как человека, проработавшего достаточно долго в охотничьей отрасли, меня, как и моих коллег, таки допекли браконьерские собаки. Потому, в данной статье я не становлюсь, на чью либо сторону, уж слишком неоднозначна и болезненна затрагиваемая тема, как для охотничьего хозяйства, так и для охотников. Не сомневаюсь, что мнения и позиции читателей по затрагиваемому вопросу разделятся диаметрально противоположно.

На самом деле, проблема эта часто начинается задолго до желания охотника сходить на незаконную охоту со своим четвероногим помощником. Когда охотник осознанно приобретает щенка, а бывает и взрослую охотничью собаку без соответствующих документов, чем уже определяет незавидную, полулегальную, браконьерскую судьбу своего питомца.

Проблема наличия документов на охотничьих собак стоит во всех регионах Украины. Складывается она из многих составляющих: финансовых возможностей охотников, местных традиций, наличия энтузиастов или отсутствия кинологов, способных и желающих в ущерб своему времени заниматься чужими собаками и бумажной волокитой, а главное, принципиальной позицией государственных контролирующих органов и егерской службы охотхозяйств по отношению к собакам, на которых нет документов.

Уверен, что опытные кинологи назовут еще ряд общеотраслевых и местных факторов, в силу которых от 30 до 80 процентов собак, используемых на охотах, не имеют документов. Заметьте, я даже применил термин: «собаки, используемые на охоте», вместо термина: «собаки охотничьих пород». Догадываетесь, каких собак довелось мне повидать в угодьях: и «двортеръеров» всех мастей и размеров, и всевозможные помеси разных охотничьих пород, и чистокровных служебных, в том числе овчарок. Все они порой достаточно прилично работали по зверю и хозяева были ими довольны.

На заре охотничьей биографии и мне, по большому счету было все равно с какой собакой приехал товарищ на охоту, лишь бы она реально помогала коллективу найти и добыть дичь или отыскать подранка. Примерно так, ответят сегодня и большинство сельских охотников. В процессе работы в охотничьей отрасли я изменил свое отношение к беспородным «бобикам» и собакам без документов. И все же, речь в данной статье хочется повести не столько об охотничьих собаках без документов, сколько обо всех собаках, применяемых на браконьерских охотах, а так же потерянных или самовольно отправившихся на прогулку в угодья.

Приведу банальный и достаточно обыденный пример из личного опыта работы. На улице апрель, всякая охота по копытному зверю – варварство. Обычный объезд угодий егерской службой. Остановились. Прислушались. Где-то за километр работает собака, явно по зверю. Оцениваем возможный ход и идем на перехват с запасом расстояния. Перехватили. Первой, потеряв уже всякую осторожность, не обращая внимания на людей, пробегает достаточно измученная преследованием косуля, через 100-150 метров уверенно идет по следу гончак. Пропускаем косулю, пытаемся снять с гона и поймать гончака, хотя бы отпугнуть, чтобы оставил ее в покое. Какой там! Даже после выстрела в воздух обходит егерей по дуге и снова становится на след. Зная звериные хода, снова заезжаем на перехват. Гончака снять с гона, тем более отловить, не представляется ни какой возможности. Какой выход?..

Уверен, многие читатели, в особенности владельцы охотничьих собак, в этом месте заметят: ну подумаешь, потерялась собачка или сорвалась сама с привязи и пошла в лес прогуляться. Ну, какая с того беда? Собака ведь охотничья, усидеть на привязи долго не может, погоняет чуть зверье, развеется и вернется домой. Чего ее обижать, хозяйству ведь никакого вреда? Без охотника зверя ей не добыть. Примерно такие доводы приходилось мне слышать каждый раз, когда очередная браконьерская собака нарывалась на егерей и те… Кстати, а как должна поступать егерская служба в подобной ситуации? По закону, по совести, исходя из любви и жалости к собаке или преследуемому зверю? Кого пожалеть?

Проще всего, да и есть в том необходимость, в этом месте процитировать абзац из статьи 34 Закона «Об охотничьем хозяйстве и охоте»: «Обнаруженные в охотничьих угодьях без присмотра породистые собаки отлавливаются, о чем в письменном виде информируются районные и областные организации, осуществляющие регистрацию соответствующих пород собак. Беспородные собаки могут быть отстреляны».

Из личного опыта. Если охотничья собака потеряна, по ее поведению это видно и в четырех случаях из пяти она легко отлавливается, порой сама идет на контакт с егерями. А если и не дается в руки, то зверя уже не преследует, перемещается в основном по дорогам и хозяйству действительно вреда не наносит. Подчеркиваю, потерянных собак легко отличить, их действительно жалко, и на них рука у нормального человека не подымится. Но чаще всего егерская служба имеет дело с другим случаем. Браконьеры заезжают, а нередко и заходят пешком в угодья. Стрелки располагаются на известных им звериных тропах, а загонщик заводит и выпускает собак, зачастую на свежие следы зверя, и сам становится на номер. Как правило, подобная браконьерская охота длиться целый день без перехода на новый загон, стрелки располагаются не на проезжих дорогах, а внутри кварталов, транспортных средств возле них нет. А потому, обнаружить самих браконьеров не представляется возможным, выдают себя только собаки, идущие по следу с голосом. Вот и становятся охотничьи собаки объектом охоты егерской службы.

При этом, зачастую егеря, в силу разных обстоятельств, выдают свое присутствие раньше, чем браконьеры покажут себя. Они прячутся еще крепче, а собак своих бросают на милость егерей. Свежие, азартные, разгоряченные преследованием собаки, естественно, в руки егерям идти не собираются. Что происходит дальше? Догадываетесь? И это большая удача, если собак удается поймать, а если нет…

На следующий день, а порой и в тот же, к вечеру, появляются в конторе хозяйства ходоки. Прикидываются несчастными, потерявшими любимых питомцев, удивленными и незнающими охотничьих законов и правил (и это порой при хорошем охотничьем стаже). Одним словом – пропал любимый четвероногий член семьи. При этом, на удивление, уж очень хорошо осведомлены они о месте и ситуации, при которой егерская служба перехватила собаку. Замечу, чаще всего в 5-10 километрах от какого либо населенного пункта и в десятках километров от жилья хозяина.

Господа браконьеры, это вы предали своего друга! Понимая, что егеря рядом и идут на перехват вашей собаки, вы спасаете свои шкуры, сами прячетесь по кущам, а собаку бросаете на милость егерей. Это не егеря жестокие, это вы предатели! Вы, желая сэкономить деньги на штрафе, рискуете жизнью своего друга, с которым прошагали не одну сотню километров, стараниями которого добыли не один десяток дичи, бросаете его на милость чужих, враждебно настроенных людей! И после этого, запрятавши ружьишко и переодевшись, вы заявляетесь к егерям и начинаете их учить любви к четвероногим и терпению на службе. Вы, кто предал самого преданного вам друга, с пеной у рта и чуть ли не на грани разрыва сердца, потом, на охотничьих сборах, рассказываете о жестокости егерей, застреливших вашу собаку. Так почему выдержало ваше сердце, не разорвалось там, в лесу, когда вы прятались, а егеря гонялись за вашей собакой, а вы при этом все слышали, порой видели, и очень четко представляли себе исход этих погонь. А ведь речь идет всего лишь о протоколе, каких-то 170-ти гривнах штрафа, ну и потере репутации законопослушного охотника.

Справка для мыслящих браконьеров: в подобной ситуации вы можете спрятать ружье, выйти к егерям и предъявить свои права на собаку. Это будет честно по отношению и к вашей собаке и к егерской службе. В результате: составленный протокол за выгул собаки в охотничьих угодьях, собаку вам вернут, независимо есть у нее паспорт или нет, и уплатите вы всего-то 170 гривен (за подобное нарушение больше не назначит ни один государственный инспектор и ни один суд). При этом ваш авторитет, конечно, пострадает, но у вас даже не изымут удостоверение охотника (если оно было до того).

Напрашивается вопрос, так стоит ли ваша охотничья собака, ваш друг 170-ти гривен и временной потери репутации. Скажу больше, если бы вы, господа бракоши, поняв неизбежность выбора, вышли к егерям и тем самым спасли свою собаку, потом те же егеря вас больше уважали. Ведь, в большинстве случаев, все равно становится известно, чью собаку отловили или застрелили егеря, и имидж друга хозяйства уж тут ни как не сохранишь.

Так что, господа браконьеры, любите и цените вы своих собак? Помните, выходя на браконьерку, вы выходите на тропу войны. А на войне, как на войне, по одной линии фронта – вы с вашими собаками и преступными, алчными намерениями, по другой – егерская служба, защищающая государственный охотничий фонд, стоящая на страже интересов всего украинского народа, а не ваших собак. А потому, между беременной косулей и вашей, пусть даже породистой и отличной во всех отношениях собакой, пусть даже ни в чем и не виноватой и неподозревающей, что она на браконьерской охоте, егерь станет на защиту косули.

Вы, уважаемые читатели, заметите, что в оправдание действий егерской службы, я привел уж слишком крайний пример с беременной косулей, зачастую егеря безжалостно расстреливают охотничьих собак в угодьях в ситуациях, которые не требовали крайних мер. Соглашусь, и подобные жалобы мне доводилось разбирать, но это тема для отдельной статьи.

Конечно, лучше браконьерских собак отлавливать, и я выступаю за это. Но ведь и этот вариант не всегда заканчивается благополучно для самой собаки. Приведу примеры из личного опыта.

В пятницу, после нескольких часов преследований и перехватов егерям удалось отловить шикарного ягдтеръера (второго застрелили – не подходил близко). То, что собаки в расцвете сил и высокопрофессионально работают, стало ясно еще в процессе перехвата. Ущерб они нанесли хозяйству неописуемый. Дело было перед новым годом, на последнюю предновогоднюю охоту планировалось принять богатый охотничий клуб, к отстрелу планировалось 2-х оленей, 2-х кабанов и косуль, примерно тысяч на 50 гривен (такой заказ). Две недели егеря проводили разведку, нашли, а потом еще неделю охраняли два урочища с оленями и кабанами. Даже рогачей рассмотрели в бинокли. Так вот, эти два ягда, в пятницу, перед самой праздничной охотой разогнали всех оленей и кабанов. И есть информация, что сделано это было специально, назло егерям.

В итоге в субботу, на охоте было добыто только две косули. При этом, денежные потери для хозяйства в 50 тысяч – ничто (егеря остались без 13-ой зарплаты), по сравнению с моральным ущербом охотников, которые планировали эту охоту полгода, приехали за 600 км и остались на новогодние каникулы без трофеев и впечатлений.

Настроение егерской службы по отношению к браконьерским собакам вам понятно. Но, на этом история не закончилась. Отловленную и переданную на охотничью базу собаку, браконьеры всеми правдами и неправдами пытались вызволить (замечу – не выкупить, и не заплатить штраф). И с третьей попытки, через одного бессовестного сотрудника фирмы, таки выкрали собаку. На что егеря, вполне логично, заметили: и зачем мы его ловили, отстреляли бы на месте, теперь он снова будет наносить ущерб хозяйству похлеще любого волка.

И это еще один аспект проблемы. В некоторых регионах Украины, в частности в Карпатах, где мне довелось работать, без хорошей охотничьей собаки, ни на какой охоте, а в особенности на браконьерской, делать нечего. Собаки решают все! А потому хорошие браконьерские собаки на особом счету. За одну подобную, отловленную егерями собаку, мне даже довелось разбираться чуть ли не с местной мафией с участием чеченцев. Настолько знаменитая была собака и настолько много полегло копытного зверя из под нее. И в этом случае егеря заметили: если бы знали, с какими разборками столкнемся, лучше бы застрелили на месте.

Ну а если не застрелили, удалось отловить и привести в хозяйство, что ждет браконьерскую собаку? Закон гласит: «Отловленные собаки остаются у пользователя охотничьими угодьями, где они были отловлены, или у лица, которое их отловило и содержит. Владельцы собак обязаны возместить расходы по временному содержанию собак. Владельцы собак, которые допустили их в охотничьи угодья без присмотра, несут ответственность как нарушители правил охоты и возмещают пользователю охотничьих угодий причиненные при этом убытки».

Не буду долго останавливаться на разборках с владельцами, явившимися за отловленными собаками. Только несколько советов. Первый, обязательные моменты в мирном решении вопроса, в расчете за возвращаемую собаку это: протокол по факту нарушения правил охоты, штраф в государственную казну и пусть даже незначительное, но возмещение за отлов и временное содержание собаки. Сможете насчитать и возместить ущерб, нанесенный хозяйству – еще лучше. Второй, обязательное вознаграждение егерской службы за отловленную собаку. В таком случае, егеря действительно будут стараться ее отловить.

Хуже обстоит судьба у собак, которых хозяева в силу различных причин не пришли вызволять, а таких почти половина от числа отловленных. Даже если где-либо и выдавались документы на такую собаку, ясное дело, на браконьерскую охоту паспорта собаки с собой не берут. И что прикажете делать с такими отловленными собаками? Хозяйство содержит их неделю, месяц, несет расходы. Применять таких собак на охоте в самом хозяйстве? А если не сезон, а если собака сбежит, она ведь не привыкла еще к новым хозяевам, и вернется к старому, и снова - на браконьерку. И документов на нее нет, вот и получается – ни продать в другое хозяйство, ни применять у себя. И что с ними делать дальше?

В этом месте хочется обратиться к специалистам Государственного агентства лесных ресурсов Украины: уважаемые коллеги, будьте так добры, при разработке очередной инструкции по охотничьему собаководству, внесите в нее положения, позволяющие решать судьбу отловленных браконьерских собак более цивилизованным способом. В конце концов, сами собаки ни сном, ни духом не ведают, что они участвуют в браконьерских охотах, и тем более, какие документы обязана носить при себе охотничья собака. Они просто работают на человека.

Ну а тем моим оппонентам, кто желает нам напомнить о букве Закона, об обязанности егерей отлавливать собак, хочу предложить, внимательно ознакомиться со статьей 18 Кодекса Украины об административных правонарушениях и статьей 39 Криминального Кодекса, которые называются: «Крайняя необходимость».

В общем, как ни крути, а судьба у браконьерских собак – незавидная судьба.

В. Нижник



Украинская Баннерная Сеть