Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Воронье жаркое

Продолжая разговор, начатый в мартовском выпуске газеты о вороньей проблеме и путях ее решения в странах Западной Европы, необходимо остановиться на вопросе практического использования добытых трофеев. Что делают там с отстрелянной дичью? Как «утилизируют» конечный продукт подобных охот? На первый взгляд выбор тут невелик, так как, мягко говоря, ценность трофея мала. И все же… Украинский охотник добытых ворон, как правило, либо бросает на месте проведения охоты, предварительно обрезав лапки для отчетности, либо, в лучшем случае, забирает трофей на корм лисицам, содержащимся при искусственной норе. Если же ружейный охотник еще и любитель ловли раков, то берет он тушки как отличную насадку для раколовок.

А фермеры Италии, Испании, Греции привязывают 2-3 отстрелянные вороны, к концу высокого шеста, выставляя такие орудия устрашения по краям поля для отпугивания других птиц (кстати, наши сельские труженики также давно знакомы с таким способом отпугивания вредителей). Все это серо и буднично. Иное дело в Литве. В прошлые века мясо этих птиц массово употреблялось в пищу в больших количествах. И были тому объективные причины. Во-первых, считалось, что мясо ворон помогает эффективно излечивать желтуху и укрепляет жизненные силы организма. Но, пожалуй, не это главное. С апреля по начало июня в деревнях и на хуторах этого небольшого государства наступала голодная пора. Мясо забитого на Рождество скота было уже съедено. Поросята и телята в эту пору года еще не набирали нужного веса, и их никто не резал… Крестьянский труд тяжелый: от темна до темна, не разгибая спины в поле, на скотном дворе, на току. Все это требует значительных физических усилий. Для полноценного питания необходима высококалорийная пища с преобладанием белка животного происхождения, другими словами мяса. Иначе много не наработаешь. Именно в эту пору литовские крестьяне добывали и употребляли в пищу немалое количество взрослых ворон и их молодого потомства.

Способы добычи вороньего мяса в Литве в те времена не претендовали на оригинальность, впрочем, это не мешало им быть весьма добычливыми. Группой или по двое отправлялись «охотники» в места, где ранее были обнаружены, гнезда птиц. Проворные крестьянские детишки и молодые люди забирались на деревья к самым верхушкам; раскачивая ветки, сбрасывали гнезда с воронятами на землю. Люди внизу ловили их и клали в ведра или корзины. Такой вид добычи мало чем отличался от сбора грецких орехов у нас. Наряду с этим методом охотники-одиночки применяли для сбора воронят и другое орудие добычи – длинные палки с рогулькой или проволочным крючком на конце. Методика работы с таким инструментом была весьма проста и не требовала от добытчика чрезмерных усилий. Еще более простой и уж совсем не требующий ровно никаких усилий был сбор воронят с земли после сильного ветра, который нередко бушуют в тех местах летними месяцами. Люди на такой сбор выходили семьями. Подобное изобилие позволяло добытчикам заготавливать мясо впрок, засаливая его бочками, и даже коптить. Излишки продавались на городских базарах.

Прошли десятилетия и вот, совсем позабытая за годы Советской власти охота на ворон вновь возродилась городскими охотниками в маленькой прибалтийской стране. Не часто известны случаи, когда человек, воскресивший ту или иную традицию, оставляет в истории свое имя. Однако в этом случае известно не только имя, но и вся история возрождения этой традиции, которая продолжается и по сегодняшний день.

Как-то разъезжая по делам службы дорогами района сотрудник отдела Шяуляйской окружной прокуратуры Андрюс Гуджинскас заехал в старое поместье землевладельца, обсаженное высокими деревьями. Тут ему вспомнились рассказы старых охотников, услышанные еще в детстве о том, что они в молодости употребляли в пищу воронье мясо, и вовсе не потому что другую еду достать было нелегко. Просто это была традиция, унаследованная ими от родителей. Тут ему в голову и пришла мысль: «Почему бы не возродить эту, вообще-то, охотничью традицию?». Ведь еще были живы старые люди, ранее занимавшиеся добычей ворон, умеющие их обрабатывать и готовить из них жаркое. От них Андрюс узнал, что разделывать и готовить ворон должны только мужчины, такова традиция. А готовить воронье мясо необходимо со всей тщательностью, подвергая термической обработке не менее часа. Лучше всего перед обжаркой тушки ее проварить, так убиваются все паразиты, которые могут находиться в мясе. Затем слить воду, добавить специи и сметану и тушить до готовности. Отдельно готовится жаренный или отварной картофель. В старину это блюдо в Литве ели со свеклой и луком, запивая пивом.

Стаж охоты на птиц у Андрюса был немалый, стрелять он умел и со своей первой вороньей охоты, принес домой 34 вороны. Однако с немалыми трудностями он столкнулся при приготовлении ворон. Жена и две дочери наотрез отказались принимать участие в ощипывании и приготовлении жаркого, какими дарами не обещал их осыпать Андрюс, ответ был отрицательный. Они демонстративно покинули кухню, взяв с отца честное слово, что тот тщательно вымоет всю кухонную посуду и ножи, которыми разделывал добычу. Не меньшую проблему поначалу представляло собой и проведение самого торжества – «Пира воронят». Как поведут себя гости, узнав, чем их хотят потчевать за праздничным столом? Пришлось пойти на хитрость. Он не сказал в начале «пира», что предстоит отведать, а лишь отвлек их внимание рассказами из охотничьей жизни и расхваливал красующиеся на столе напитки. Сели, выпили, пожелали хозяину здоровья, благополучия его дому, добавили по второй…. В такой жизненной ситуации все мы начинаем вести себя одинаково, что в Литве, что в России или в Украине: под хорошую рюмку чего не съешь, с аппетитом? Расслабленные, умиротворенные хмелем и сытой едой гости, узнав от хозяина из какого природного продукта, приготовлено блюдо, особо и не возмущались. Даже начали робко расхваливать жаркое, но все же просили хозяина никому из общих знакомых о съеденном ими блюде не рассказывать. Но, при возрождении традиции главное повернуть дело с умом, используя как тягловую силу человеческие слабости. Помните, как безрадостную работу – покраску забора, сметливый Том Сойер выкрутил так, что не только лично ее не делал, а за возможность помахать кистью вместо него другие мальчишки стояли в очереди.

Многие из нас в большей или меньшей степени честолюбивы. Любому порядочному человеку, живущему на постсоветском пространстве нравиться быть причастным к возражению национальной традиции. Если, к тому же, дело не требует от него чрезмерных затрат, поднимает настроение и наполняет желудок бесплатной едой и питьем, то оно просто обречено на успех.

Короче, были найдены спонсоры, взявшиеся поставлять пиво различных сортов в немалых количествах для «пиров воронят». Тут уж как говорят в Одессе: «…на дурняка, и мел – брынза», а не то, что вороне жаркое с бесплатным пивом. Не удивительно, что в скором времени традиция, возрожденная в Калнабярже усилиями одного человека, зашагала по просторам Литовской республики, находя все новых приверженцев и почитателей.

Что делают литовские охотники и Андрюс Гуджинскас в настоящее время? Охота на ворон и их молодое потомство организуется в Литве каждую весну и носит массовый характер. Охотой на ворон и воронят в последние годы стали увлекаться предприниматели, врачи, полицейские, бизнесмены и техническая интеллигенция – так что можно говорить о привлечении широких кругов населения к этому виду охоты. А хвастаться перед коллегами по работе и знакомыми тем, что ты попробовал воронье мясо, стало престижно.

В последний год местные охотники в Калнабярже жалуются, что не на кого стало охотиться, так как вороны перестали селиться в их районе. Поэтому создаются мобильные группы, выезжающие в другие районы и села республики. Группы любителей охоты на ворон и устройства «пира воронят» стали организовываться и в других частях страны.

В последнее время охотниками заинтересовались настоятели костелов, которые всячески поощряют отстрел ворон на территории культовых сооружений. Многие из настоятелей даже предлагают деньги на покупку патронов, так как видят прямую выгоду для вверенного им прихода от уменьшения количества птиц, пачкающих церковное здание, постройки вокруг него и двор.

А герой нашего рассказа, Андрюс в свободное от работы время собирает и обобщает исторические материалы, так или иначе, связанные с проведением вороньих охот. Он уверен, что в недалеком бедующем, воронье мясо будет продаваться на рынках и в магазинах республики и как в старые добрые времена его можно будет купить наравне с мясом домашней птицы. В ближайшем будущем он готовится выпустить ряд книг: об охоте на ворон в Литве, истории вороньих охот, а также издать кулинарный справочник с рецептами приготовления различных блюд из мяса этих птиц. Одним из лучших рецептов Андрюс считает воронье мясо, тушенное во фритюрнице с пивом. Готовиться оно так: во фритюрницу закладывается подготовленное и слегка проваренное мясо, добавляются пряности, заливается пивом и тушиться час. Мясо к столу подают горячим, с гарниром из зеленого горшка и картофеля.

Не обошлось, конечно, и без солидной ложки дегтя, которую добавили через местную печать литовские «зеленые». Появились публикации, в которых Андрюса и его товарищей обвиняли в уничтожение птичьих выводков и жестокости таких охот. Что поделать, «зеленые» в подавляющем своем большинстве живут в придуманном, однополярном, мире и упорно не желают признавать, что жизнь многомерная и многозначимая реальность.

Конечно, я далек от мысли соблазнить таким лакомством, как воронье жаркое моих сограждан. Разуметься, у нас иные традиции, чем у латвийских коллег. Однако, хотелось бы привлечь внимание людей, чье жизненное кредо помогать другим людям выжить физически в сложных социально-экономических условиях украинской действительности, к работникам социальной службы и ряду общественных организаций, подкармливающим многочисленных бездомных людей. При весьма скромном бюджете, состоящем, в основном, из пожертвований западных спонсоров, свежее птичье мясо неплохое подспорье в весенне-летний период к скудному столу обездоленных граждан. Почему бы и нет? Чем украинский босяк лучше ответственного работника латвийской прокуратуры или бизнесмена?

А. Лещинский



Украинская Баннерная Сеть