Рубрики
 
 

Передплата онлайн

 

Полювання

 

Арсенал

 

Собаки

 

Риболовля

 

Нотатки рибалки

 

Интерв'ю

 

Флора та Фауна

 

Законодавство

 

Газети (номери)

 

2017

 

2016

 

2015

 

2014

 

2013

 

2012

 

2011

 

2010

 

2009

 

2008

 

2007

 

2006

 

2005

 

2004

 

2003

 

2002

 

2001




Асоціація користувачів мисливських та рибальських господарств


Сайт посвященный общению на тему охоты и рыбалки



Головна Про проект Передплата онлайн Об'яви Форуми Контакти

Профессия волчатник

Материальное стимулирование за добычу волка в первую очередь должны получать волчатники, готовящие разнообразные коллективные охоты. И платить им надо не только за предварительный труд, но и за мастерство. Эти вопросы обговариваются заранее… Стремление решить волчью проблему только с помощью материального стимулирования мы считаем неверной. Главное все-таки заключается в том, чтобы охоту на волка ценить как одну из лучших зверовых охот и организовать за ней надежный и постоянный контроль.

В. Бологов

Среди понятий «власть», «деньги», «любовь», «дикие животные», говорят, каждый выбирает занятие себе по душе. С душой и окружающей нас средой, как утверждали древние, человек должен жить в гармонии. Волчатники свой выбор делают с юных лет. Ведь жизнь коротка, а успеть нужно многое. Живут они без денег, но в гармонии. Это своеобразные и непонятные для большинства люди и я до сих пор не перестаю ими удивляться. В нашем обыденном представлении об этих людях очень много вымысла. О них знают по обрывкам слухов, фактов, мнений. И волчатники часто страдают от этих вымыслов, а потому вынуждены подстраиваться в жизни под сложившееся о них мнение. Многие сетуют на отсутствие условий для работы и исчезновение профессии.

Охота на волка требует высококлассных специалистов. Волчьи охоты с высокими конечными результатами мало в чем отличаются от серьезных научных полевых исследований. Ведь в обоих случаях надо в принципе одно и то же: умение тропить зверя, находить логова, отлавливать зверей, и эти навыки в одинаковой мере важны во всех случаях. Это особая категория людей. Эти профессионалы высокого класса появлялись в те времена, когда за добычу волков стали выдавать натуроплату или выплачивать солидные премии. Мы очень часто по глупости утрачиваем преемственность поколений в плане охоты на волка. Такая неприятность произошла и на рубеже 1990 и 2000 годов. А в одиночку на освоение этой «профессии» уходит не менее 20 лет. Я это могу судить как по собственному опыту, так и по отзывам многих моих коллег волчатников. Сейчас охота на волка, как и полевая научная работа, стали малопривлекательной. Кто-то работает на энтузиазме, кто-то делает вид, что работает. А как свидетельствует исторический опыт, в таких условиях ожидать появления чего-то стоящего не приходится. На голом месте, говорят, обильно плодоносит только глупость. Пользователь охотугодий в Украине – понятие нечеткое. Штатные егеря и охотоведы никогда в своей массе не были специалистами по волку. Добыча волков егерской службой с экономической точки зрения в Украине – это просто фантастические дополнительные затраты, если учесть транспортные расходы охотхозяйства, потери рабочего времени егерей и выплаты высоких премий (обычно от 300 грн. и выше!). В среднем на добычу одного волка бригадой егерей уходит 30-50 человеко-дней и более сотни километров пробега автомобиля!

При крепостном праве было много разных специальностей в псовой охоте по волку. С распадом крепостничества пришли другие времена. Появились новые ружейные способы охоты, менее затратные, чем прежние. Вначале волки были просто не готовы к таким новшествам в охоте и гибли во множестве под выстрелами. На Руси начали множиться бригады охотников на волков – знаменитые «Лукаши», наследники деда Лукаша, выходца из Литвы, где ружейные охоты на волка были обычным делом.

В прошлом широкое распространение имели ныне запрещенные общеопасные методы уничтожения волков: отрава, настороженные луки и ружья. Кстати, в Полесье старые ружья на волков настораживались еще в 1980-х годах! Сверху жертвы, добытой волками, натягивалась веревка, которую обводили вокруг ствола дерева и привязывали к спусковому крючку ружья. Такие короткоствольные обрезанные ружья прошивали все пространство в нескольких метрах вокруг падали. Патрон снаряжался мелкой самодельной дробью размером, близким к нынешним 0000 (5 мм), и имел широкую осыпь на близком расстоянии. Наиболее обычными жертвами таких самострелов были вороны – любители усаживаться на насторожку.

Яды длительное время тоже были очень популярным средством при уничтожении этих хищников, в том числе в западноевропейских и североамериканских странах. В Европе волк был уничтожен как раз благодаря облавам и ядам. Министр внутренних дел Франции еще в 1818 г. отдавал распоряжения мэрам городов, чтобы их охотничья и полевая стража приготовляла стрихниновые приманки для волка.

В Украине, как и в России, традиционно к отравлению волков ядами относились очень неодобрительно. По этому поводу даже происходили жаркие дискуссии. Народ в массе не принимал такого отношения к волкам. Сохранились решения земских управ о том, что «грех большой уничтожать так бесчеловечно творение божье». Управы отказывали часто в выплате премий за отравленных волков. И это было в те времена, когда имелись случаи нападения на людей! Позже власти, чтобы стимулировать добычу волков отравой, наоборот стали платить за добытого волка 2-3 рубля, а за отравленного и все 10!

Волчий мех, несмотря на свою красоту, никогда не пользовался особым спросом на российском рынке и цены на него всегда были низкими. Поэтому в Украине, как и во множестве других стран, существовала система вознаграждений за добытого волка. За волчьей шкурой и черепом охотились еще и ради трофея. Интенсивность преследования в некоторых случаях была очень высокой. И диву даешься, как подумаешь: ну как стая может пережить долгую снежную зиму, когда следы на снегу укажут любому охотнику, где залегли звери на дневку. В таких случаях хищников сильно выручали «особенности нашей национальной охоты». Ведь за рубежом охота – это в первую очередь спорт, а уже затем праздник с застольем, а у нас, конечно, в первую очередь, праздник, застолье, отдых, общение с друзьями и природой, а затем уж тропление, стрельба, загонки. И поэтому в короткий зимний день украинским охотникам успеть надо многое и этим увлеченным людям часто просто не хватает времени на волков. Да, умом нашего среднестатистического охотника из истребительной бригады по волку западным охотникам и специалистам никак не понять. Ведь у нас широкая славянская душа. И все это идет во благо волку. Именно таким нашим охотникам нужно давать гранты из западных природоохранных фондов за охрану волков, а не винить в преследовании хищников.

Волков человек уничтожал различными способами и зачастую всеми доступными, включая яды, авиацию, снегоходы. Очень показателен в этом отношении рост способов охоты на этого хищника. В 1870-х было известно 7 видов охоты на волка. Л. П. Сабанеев в 1877 г. приводит уже 11 способов, Энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона (1892 г.) дает 14, в 1950-х различные справочные пособия описывали 15 видов охот. Наконец, в настоящее время считается, что таких способов добычи существует 26! Но, как видим, несмотря на рост различных ухищрений человека в методических приемах и росте вооруженности охотников, волк не только у нас выжил, но стал еще более многочисленным. Современный охотник привык охотиться в комфортных условиях, а волчья охота всегда было трудной. И сейчас все отчетливей становится проблема нехватки тех высокопрофессиональных кадров прошлого. Нынешняя ситуация, увы, не располагает к тому, что волчатники появятся у нас вскоре. Те кадры, которые еще имеются, мы не используем и всячески пытаемся поставить при этом палки в колеса. Пример совсем свежий. Герасимов Вячеслав Валентинович из Харьковской области, охотник-волчатник от Бога, в 2006 г. взял 50 щенков в 8 выводках! И, увы, этот человек не может найти себе работу в охотничьем хозяйстве Украины. Я получил «душераздирающее» письмо от него на 8 стандартных листах, исписанных мелким почерком. Больно и грустно читать эти строки… А ведь он мог бы проводить просто замечательные практики для будущих зоологов, охотоведов или работать в качестве полевого наблюдателя в научных проектах по волку и другим млекопитающим. Ведь даже ученые, специализирующиеся на изучении волков, обращаются за помощью к таким людям. Они самостоятельно не могут найти логова, надеть ошейник, проследить перемещение, несмотря на многочисленные технические средства. Я уверен, что это волчатник № 1 в Украине, а может, и в Европе.

Через множество препятствий прошли практически все волчатники, которые брали за год более десятка волков. Многие впоследствии имели просто невероятное количество неприятностей. Эта беда не обошла стороной и мою судьбу… Поэтому все изложенное в письме Вячеслава мне очень близко. Вот строки из его письма: «Свой первый выводок мне удалось взять в 1982 г. В 1984 г. я нахожу уже два выводка. В это время и начались мои первые проблемы. Разрешение на отстрел хищника мне не давали… исключали из УООР, изымали на дому ружье и продавали… Я добивался восстановления в УООР и мне выдавали разрешение на покупку нового ружья…

После того, как на территории Изюмского района мне снова удается взять выводок, только за это исключают из УООР. На этот раз я уже сам продаю ружье и ставлю крест на законных охотах, но заниматься волками не прекращаю… Я был вынужден через подставных лиц сдавать их в другом районе. Сергей Николаевич, если вы в душе настоящий волчатник, то поймете, что для меня главное не деньги были, а то растворение в природе, тот азарт, то познание, что давали поиски волчьих выводков… Сам волк, как вид, притягивает меня как магнит. Об этом звере я мог бы рассказывать часами, сутками… Работая на заводе, я тратил все свои выходные на поиски волков, всеми правдами и неправдами брал отпуск в конце апреля и выходил на работу в конце июня и так было каждый год. Только в начале 1990-х мне удалось добиться частичного признания меня как специалиста по волкам и устроиться на работу егерем. Моя спокойная жизнь недолго длилась… На должность директора назначили очень подлого и коррумпированного человека, а меня – охотоведом. Всех браконьеров, задержанных мною с егерями, директор отпускал, а задержанные в браконьерстве работники милиции добились от него моего увольнения. После двухлетней безработицы я почти уже год работаю на полставки егерем в УООР. В этом году была возможность и время еще взять несколько выводков, но, к сожалению, мои спонсоры отказались платить за два последние выводки. А поскольку каждый день выезда мне обходиться в 60-70 грн., я вынужден был приостановить поиски, так и не получив деньги за последних 10 волчат.

Четверть века мне удается сдерживать рост волка в нашем районе полностью и частично в соседних. Простые люди, да и сами охотники, даже не ведают, что у нас в Изюмском районе могут быть волки, потому что волки мало себя выдают. В последние годы стало очень заметно то, как волк напирает со стороны, и стоит только прекратить сдерживать рост численности, как будет большая беда не только для животных, но и для людей. Только в прошлом году в Балаклейском районе волки съели девочку по пути домой в родную деревню. Кроме того, порвали двух женщин, которые бросились защищать ребенка, съели мужчину, который возвращался ночью домой с работы в районе села Украинка. Нападают на гусей, домашний скот (колхозного уже нет). Прямо с цепи снимают собак.

Четверть века я терпел унижения в свой адрес. После своего увольнения я обращался в объединение «Харьковлес», в Комитет лесного хозяйства с предложением дополнительно ввести одну штатную единицу егеря-волчатника. От «Харьковлеса» получил ответ… Оказывается, по Бернской Конвенции волков нужно охранять, и это при такой-то плотности волка… У меня просто нет слов».

С. Жила



Украинская Баннерная Сеть